Accessibility links

Абхазские выборы: опять «наступили на грабли», но на новые


Виталий Шария

Вот уже немало месяцев в абхазском интернет-сообществе неистовствуют фанаты (именно фанаты, слово «сторонники» было бы здесь не только маловыразительным, но и неточным) как властной команды, так и оппозиции. Их постоянно видно и слышно. Но по моим многолетним наблюдениям, количественно их значительно превосходит, если воспользоваться модным ныне на постсоветском пространстве выражением, «глубинный народ» – те, которые в данном случае, прежде всего, озабочены тем, чтобы вновь у нас не началась поствыборная турбулентность. Ну, как пятнадцать лет назад, осенью 2004 года, когда пошел спор из-за нескольких десятков голосов избирателей, которые решали, набрал ли Сергей Багапш в первом туре больше половины голосов и стал президентом или не набрал, и нужно проводить второй тур, в котором он встретился бы с Раулем Хаджимба.

Такое «счастье», которое я называю «роковым сближением цифр», может привалить, конечно, не только маленькой Абхазии. Широко известны два подобных случая в Соединенных Штатах Америки. Но у нас в 2004-м ситуацию усугубляли зачаточное состояние нашей демократии и ожесточенное противостояние власти и оппозиции в последние годы перед выборами. Выборам 2019-го в Абхазии также предшествовали несколько лет безуспешных штурмов оппозицией бастионов власти. Поэтому-то многие и молили провидение, повторяя перед вторым туром как заклинание: «Лишь бы был большой отрыв!» (неважно, мол, кого от кого). Большого отрыва не случилось, но и 1027 голосов избирателей, на которые Рауль Хаджимба опередил Алхаса Квициниа, – это не такая уж мизерная в масштабах Абхазии цифра; на такое количество голосов у нас результаты с помощью неких махинаций при их подсчете, как говорится, не «натянешь». Но тут вмешалось другое роковое обстоятельство…

Абхазские выборы: опять «наступили на грабли», но на новые
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:52 0:00
Скачать

Напомню, что это был первый в истории Абхазии опыт проведения второго тура президентских выборов. И вот буквально за три дня до него председатель ЦИК республики Тамаз Гогия сообщил в СМИ, что 19 статья конституционного закона «О выборах президента Республики Абхазия» вызвала в обществе различные толкования. Кроме того, в ЦИК поступили обращения от представителей кандидатов, также связанные с разным пониманием статьи.

Дело в том, что в законе четко не прописано, как следует определять победителя во втором туре, а именно: можно ли считать победителем кандидата, набравшего просто большинство голосов, или же победитель должен набрать больше голосов, чем сумма бюллетеней за другого кандидата и «против всех». После консультаций с представителями избирательных штабов было решено: победитель определяется простым большинством голосов. Для того чтобы решить проблему толкования закона, ЦИК обращался в парламент, Конституционный и Верховные суды республики.

«Народное Собрание находится в отпуске, в ответном письме парламента была ссылка на 15-ю статью Закона о выборах депутатов, согласно которой ЦИК дает инструкции по вопросам применения этого закона. Глава ЦИК объяснил, что, хотя Центризбирком знал о своих полномочиях при принятии решений, но все-таки решил обратиться за подтверждением в Верховный и Конституционный суды.

При этом Гогия подчеркнул, что право на обжалование решения Центральной избирательной комиссии остается.

Уже после того, как грянул гром и разразился скандал в связи с этим решением ЦИК, то есть после второго тура выборов, я решил найти текст закона и вчитаться в его статью 19. Хоть в закон со дня его принятия парламентом много раз вносились изменения, в том числе, в последний раз в апреле 2019 года, эта статья, судя по всему, остается до сих пор в своем первозданном виде. Вот нужный нам фрагмент из нее:

«Избранным считается кандидат, получивший при повторном голосовании наибольшее число голосов избирателей, принявших участие в голосовании, по отношению к другому кандидату, при условии, что число голосов, поданных за кандидата, больше числа голосов, поданных против него, если в выборах приняли участие не менее 25 процентов граждан, внесенных в списки избирателей. Если при повторном голосовании ни один кандидат не был избран Президентом Республики Абхазия, Центральная избирательная комиссия назначает повторные выборы Президента Республики Абхазия».

Если бы после слов «по отношению к другому кандидату» в приведенном тексте была бы поставлена точка, то все было бы предельно ясно – простое большинство. Но коль дальше идет продолжение «при условии…», рассудил я, то значит, законодатель хотел подчеркнуть, что голоса, поданные против кандидата – это голоса, набранные другим кандидатом» плюс голоса «против всех». Иначе зачем тогда было нужно продолжать фразу, в чем логика? Но в таком случае уместно ли говорить о толковании? Это, по сути, внесение изменения в закон, и вносить его надо было на заседании сессии парламента, после чего не было бы и никаких попыток поставить результаты второго тура под сомнение.

Впрочем, когда сегодня утром мы с одним приятелем начали обсуждать по телефону эту коллизию, он со мной заспорил: а что такое «больше числа голосов, поданных против него»? Я ответил, что если бы имелись в виду только голоса, поданные за его соперника, то зачем надо было во второй раз повторять ту же самую мысль в той же самой фразе? Но согласился с ним, что, да, при большом желании можно трактовать это положение и так, и этак. В любом случае – тут мы сразу сошлись – фраза в законе слишком длинная, неуклюжая и нечеткая.

Кстати, а как этот момент изложен в законодательствах других стран? Я ограничился только федеральным законом о выборах президента у нашего северного соседа и стратегического партнера. Так вот в России, если дело доходит до второго тура (в последний раз это было в 1996 году), президентом становится «получивший при голосовании большее число голосов избирателей, принявших участие в голосовании, по отношению к числу голосов избирателей, поданных за другого зарегистрированного кандидата». Все! Там, правда, есть оговорка, что если другой кандидат снялся с выборов, то оставшийся должен набрать 50% + 1 голос участников повторного голосования, но это уже совсем другая ситуация.

Почему в Абхазии, когда второй тур из теоретического стал реальностью, спохватились и решили избежать растягивания избирательного процесса? Прежде всего, потому что к настроениям голосовать «против всех», которые бытовали и прежде, добавились также призывы сделать это сторонников многочисленных кандидатов, выбывших из гонки после первого тура. Трудно сказать, всерьез ли они рассчитывали, что во время повторных выборов через три месяца их кандидаты станут вдруг фаворитами, или призывали к этому просто «из вредности»… Нет, никто из аналитиков не верил, что «кандидат против всех» может вырваться на первое место, а вот помешать кому-то из двоих при соответствующей трактовке закона он мог. Потому предвыборные штабы Хаджимба и Квициниа единодушно выбрали трактовку, озвученную ЦИКом 5 сентября.

В понедельник 9 сентября Алхас Квициниа в интервью одному из местных СМИ сказал: «Мы считаем, что решение ЦИК республики не соответствует закону о выборах, и намерены завтра обратиться в Верховный суд для его обжалования».

Когда корреспондент задал ему вопрос «с подковыркой» – стал бы он опротестовывать объявленные итоги выборов в случае своей победы, Квициниа нашелся: «Я больше чем уверен, что оппонент настаивал бы, потому что того требует закон».

Кстати, в тот же понедельник я рассказывал в своей публикации на «Эхе Кавказа», как оценили и объяснили результаты второго тура эксперты, пытавшиеся в предыдущую пятницу их спрогнозировать. Абхазский общественный деятель Алхас Тхагушев прислал свой ответ уже после того, как я отослал текст публикации в редакцию. Но приведу его сегодня: «Видимо, не сбылись вообще никакие предсказания. Никто не ожидал, что президент не будет избран вообще. Если так ставить вопрос, то причины недобора необходимых 50% плюс один голос у каждого лагеря свои».

Во вторник Алхас Квициниа не успел подготовить и подать соответствующие бумаги в ВС (на это закон дает три дня) и отложил подачу на среду, то есть на сегодня. После шести вечера вчера его сторонники собрались у офиса партии «Амцахара». Организаторы призвали всех собраться в день, когда Верховный суд будет выносить решение об итогах президентских выборов. «Мы должны объединиться, если понадобится – не спать. Наши действия приведут нас к правде. Мы хотим, чтобы суд вынес законное и справедливое решение. Мы никому не угрожаем, а лишь хотим, чтобы закон восторжествовал с помощью нашего независимого Верховного суда, и будем поддерживать его независимость. Мы будем вместе и будем сильны», – сказал Квициниа, обращаясь к своим сторонникам.

Между тем у здания администрации президента Абхазии вчера же вечером собрались сторонники Рауля Хаджимба, которого уже поздравили с переизбранием на пост главы государства российский президент и другие лидеры. Обращаясь к собравшимся, Хаджимба подчеркнул, что, несмотря на недовольство представителей оппозиционных сил, выборы закончились в пользу действующей власти. И продолжил: «В ходе первого и второго тура президентских выборов ни одного замечания со стороны международных наблюдателей и представителей штабов выявлено не было. Сегодня то, что было организовано ими, нацелено на то, чтобы собрать людей и показать, продемонстрировать, что суд должен признать только одно решение. Но выборы прошли, результаты очевидны, и мы должны спокойно делать свою работу».

Сегодня во второй половине дня штаб Алхаса Квициниа обратился в Верховный суд Абхазии с иском о признании незаконности решения Центральной избирательной комиссии по итогам президентских выборов. Верховный суд обязан рассмотреть иск в течение десяти рабочих дней.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG