Accessibility links

Георгий Канделаки: «По моей информации, коллектив имеет репутацию конъюнктурного театра…»


Георгий Канделаки

ПРАГА---В минувшие выходные в Кутаиси прошла акция протеста в связи с гастрольным выступлением московского «Театра у Никитских ворот» под руководством Марка Розовского. Участники акции, организованной гражданским движением «Россия – оккупант», заявили о неприемлемости российского «номенклатурного искусства» и показали на футбольный манер администрации театра красные карточки. Между тем Марк Розовский не был замечен ни в симпатиях к Кремлю, ни в солидарности с его начинаниями, напротив, в 2014 году вместе с рядом других деятелей культуры выражал несогласие с аннексией Крыма. А Людмила Улицкая, по чьей пьесе был поставлен спектакль, ставший поводом для протеста, и вовсе в представлениях не нуждается.

К акции присоединился и депутат «Европейской Грузии» Георгий Канделаки, наш сегодняшний «Гость недели». Он объяснил, чем вызвал недовольство протестующих Марк Розовский и его театр.

Вадим Дубнов: Как планировалась эта акция, как она организовывалась?

Георгий Канделаки: Эта акция была организована гражданскими активистами и обществом города Кутаиси. Я к ней присоединился, когда она уже происходила.

Вадим Дубнов: Вы присоединились в личном качестве – как Георгий Канделаки, не как член «Европейской Грузии»?

Георгий Канделаки: Нет, как член «Европейской Грузии». Я присоединился как член своей партии, там были и мои коллеги из нашей местной организации, и местные лидеры.

Гость недели – Георгий Канделаки
please wait

No media source currently available

0:00 0:10:44 0:00
Скачать

Вадим Дубнов: Я пытаюсь понять, почему (Марк) Розовский? Розовский не первый раз приезжает в Грузию, в 2018 году он тоже был на театральном фестивале. У вас какие-то конкретные претензии к театру Розовского, к самому Марку Розовскому?

Так совпало, что как раз это мероприятие проходило в те дни, когда в Центральной Грузии происходило еще одно передвижение линии оккупации вглубь ее неоккупированной части

Георгий Канделаки: Нет, у нас претензии не к этому театру, а к контексту самого мероприятия. Так совпало, что как раз это мероприятие проходило в те дни, когда в Центральной Грузии происходило еще одно передвижение линии оккупации вглубь Грузии, ее неоккупированной части, и тратят деньги налогоплательщиков на приглашение коллектива, который имеет, по моей информации, репутацию конъюнктурного театра. Так получилось, что сигнал, который исходит из Грузии, из второго по значимости города страны, состоит в том, что все нормально – отношения между Грузией и Россией налаживаются, и все нормально. В то время когда правда состоит в противоположном – все не нормально. Еще раз хочу подчеркнуть, что мы ничего не имеем против русского театра, русской культуры, в том числе, и русского языка. Кстати, я могу отметить такой странный факт в грузинской политике: у прорусских политиков и деятелей знание русского языка весьма плачевное, а у как бы прозападных политиков знание русского языка, литературы, культуры и т.д. несоизмеримо лучше.

Т.е. мы ничего против русского театра не имеем, но, когда приглашается такой театр, контекст мероприятия более конъюнктурный. Никто не приглашал, например, таких деятелей российской культуры, которые имеют репутацию свободного мышления, например, «Гоголь-центр» есть в Москве, руководитель которого неоднократно становился предметом преследования, когда он выступил после 2008 года и критиковал вторжение России в Грузию. Никто не приглашал множество деятелей культуры России – певцов, актеров и т.д., – которые отличаются свободным критическим мышлением и которые пытаются как-то внести вклад в построение свободной России, демократической России, европейской России. Таких деятелей никто не приглашает, но приглашают коллективы, которые как бы являются частью конъюнктуры и той системы, которая существует в России. И как раз такие мероприятия посылают из Грузии в остальной мир сигнал, что как-то вот мы сближаемся, все хорошо и наше общество это принимает, в то время как это просто неправда.

Вадим Дубнов: Батоно Георгий, я правильно понимаю, что все-таки акция готовилась задолго до того, как началась бордеризация в Атоци, – это на самом деле просто совпало?

Георгий Канделаки: У нас эта бордеризация происходит уже годы, такие обострения случаются довольно-таки часто в последнее время, и таким образом, это совпало.

Вадим Дубнов: Да, но это была не стихийная реакция именно на Атоци…

Это была акция против всего контекста, в котором кутаисский муниципалитет решил потратить деньги налогоплательщиков на именно такое мероприятие

Георгий Канделаки: Конечно, нет. Это была акция против всего контекста, в котором кутаисский муниципалитет решил потратить деньги налогоплательщиков на именно такое мероприятие. Если бы они потратили деньги налогоплательщиков на мероприятие, которое бы имело тот контекст, о котором я говорил, то никакой акции не было бы, я и с удовольствием бы посетил такое мероприятие.

Вадим Дубнов: Вы сказали о репутации Розовского. Вы знаете его творчество, его постановки – скажем, ту же постановку Людмилы Улицкой, против которой вы протестовали?

Георгий Канделаки: Информация, которая у нас имелась, о репутации этого коллектива, для меня была достаточной, чтобы присоединиться к этой акции.

Вадим Дубнов: Т.е. сами вы не знаете Розовского и «Театр у Никитских ворот»?

Георгий Канделаки: Я не являюсь экспертом в московских театральных кругах. В последний раз я был в России в 2001-м году. Я являюсь персоной нон-грата в России, как я знаю, уже очень много лет.

Вадим Дубнов: Понятно. Но вы тем не менее назвали искусство Розовского низкокультурным, а сам театр – номенклатурным.

Георгий Канделаки: Нет, вы не переиначивайте.

Вадим Дубнов: А как вы назвали?

Георгий Канделаки: Вы понимаете, оценка театральных достоинств – это не мое дело. Театральные критики это делают лучше меня. Я не вникаю как бы в театральные нюансы. (Георгий Канделаки назвал театр «У Никитских ворот» низкорепутационным, номенклатурным "искусством" – В.Д.)

Вадим Дубнов: А тогда поправьте меня…

Для меня достаточно того, что этот коллектив является частью конъюнктуры в России

Георгий Канделаки: Для меня достаточно того, что этот коллектив является частью конъюнктуры в России, и мероприятия коллективов, которые не являются частью конъюнктуры, которые отличаются свободным мышлением, которые выступают за свободную, демократическую Россию, я бы сам посетил с удовольствием как зритель.

Вадим Дубнов: Кого, например? Батоно Георгий, вы назвали (Кирилла) Серебренникова из «Гоголь-центра». Кого еще в России вы считаете представителем свободного искусства?

Георгий Канделаки: Вы хотите сейчас провести экзамен, насколько хорошо я знаю театральную жизнь Москвы?

Вадим Дубнов: Ни в коем случае.

Георгий Канделаки: Театральную жизнь Москвы я знаю очень плохо, потому что в последний раз я бывал в России в 2001-м году.

Вадим Дубнов: Батоно Георгий, я не собираюсь проводить экзамен. Моя работа – понять. Вот я просто пытаюсь понять вашу позицию.

Георгий Канделаки: Я ничего добавить больше не могу, если у вас нет других вопросов.

Вадим Дубнов: Нет, у меня есть еще довольно много вопросов…

Георгий Канделаки: У меня не так много времени, так что по этому вопросу… Если еще есть вопросы, – пожалуйста.

Вадим Дубнов: Хорошо, тогда я у вас спрошу не про Розовского, а про Людмилу Улицкую. Людмила Улицкая является для вас представителем свободного искусства?

Георгий Канделаки: Я ничего больше добавить не могу по поводу акции. Я в особенности театральной жизни Москвы не буду вникать, потому что это не мое дело, и этим вопросом я не занимаюсь.

Вадим Дубнов: Тогда у меня другой вопрос: насколько, по-вашему, правомерен протест против выступления русских театров в политическом смысле? Насколько можно и адекватно смешивать политику и искусство, в данном случае? Это вопрос не театрального свойства, а, можно сказать, философского.

Георгий Канделаки: Контекст этого мероприятия уже был политическим, уже были смешаны эти две вещи.

Вадим Дубнов: А в чем была политика?

Несмотря на оккупацию, несмотря на все, что Россия сделала против народа Грузии, грузинское общество принимает конъюнктурные коллективы, руководителей которых награждает медалями Путин

Георгий Канделаки: Потому что политический контекст этого мероприятия состоял в том, что грузинское и российское общество сближаются, что все хорошо. Несмотря на оккупацию, несмотря на то, что оккупационные силы похищают и убивают людей, как (Гиги) Отхозория и (Арчил) Татунашвили, несмотря на то, что Россия провела этническую чистку на территории Грузии, несмотря на все, что Россия сделала против народа Грузии, грузинское общество принимает конъюнктурные коллективы, руководителей которых награждает медалями (Владимир) Путин. Это уже политический контекст. Поэтому, конечно, ни я, как член парламента Грузии, ни кутаисское общество в этом случае, т.к. мероприятие было в городе Кутаиси, это принять не можем.

Вадим Дубнов: Батоно Георгий, в патриотическом секторе русских социальных сетей и их грузинские коллеги-русофилы потирали руки после этой акции, они писали, что «одни русофобы выступили против других русофобов». Нет ли опасности дискредитировать саму идею протеста таким образом?

Георгий Канделаки: Никак нет. Я считаю, что протест достиг своей цели, и голос кутаисского общества, и голос нашего общества был услышан. Т.е. настрой нашего общества, который подтвердили мероприятия 20 июня этого года, в том, что это «сближение», которое как будто происходит, на самом деле мираж. Грузинское общество оккупацию никогда не примет.

Вадим Дубнов: Все ли в «Европейской Грузии» солидаризовались с вами или были несогласные?

Георгий Канделаки: Абсолютно все. Это есть позиция нашей партии.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG