Accessibility links

О репутации абхазских судей


Елена Заводская

На днях пресс-служба Верховного суда Абхазии выразила свое несогласие с выступлениями «публичных лиц» и негативными оценками деятельности судебной ветви власти. Судьи заявили, что распространенная в СМИ информация о размере денежного вознаграждения за их труды не соответствует действительности и что оценивать их деятельность и законность принимаемых решений могут только сами судьи.

Такую реакцию вызвало выступление депутата Натали Смыр, которая обратила внимание своих коллег на колоссальный разрыв между заработными платами и размерами пенсий разных категорий граждан. В частности, она сравнила зарплаты судей и учителей. По мнению Смыр, зарплаты судей необоснованно завышены и должны быть пересмотрены.

Верховный суд в своем заявлении пресекает попытку посягнуть на материальное благополучие судей. Увеличение с 2016 года денежного вознаграждения, одобренное парламентом, по их мнению, служит гарантией надлежащего функционирования и независимости судебной власти и не должно оказываться под угрозой. Судьи объясняют, что зарплата вновь избранного судьи составляет чуть более 13 тысяч рублей. Содержание судьи районного и городского суда с наивысшим квалификационным классом и выслугой более 20 лет составляет 56 тысяч рублей. Судья Верховного суда, имеющий выслугу не менее 10 лет, получает содержание в размере чуть более 20 тысяч рублей, а судья этого же суда с наивысшим квалификационным классом и выслугой более 20 лет – почти 60 тысяч рублей. Размер ежеквартальной премии и ежегодного отпуска судьи равен размеру его месячного содержания.

О репутации абхазских судей
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:23 0:00
Скачать

«Вознаграждение судей должно быть стабильным и значительно большим, чем у иных государственных служащих, поскольку должно выполнять функцию защиты судей от необоснованного внешнего вмешательства, а также выполнять функцию коррупционной профилактики», – пишут судьи.

Данный аргумент вряд ли вызовет понимание у учителей, врачей и работников других не менее важных сфер, заработная плата которых в несколько раз меньше судейской. Платить врачу высокую зарплату кажется ничуть не менее логичным. И, разумеется, хотелось бы не столько отнять у судей, сколько прибавить всем остальным. Но в условиях ограниченных доходов абхазского бюджета разрыв действительно является весьма болезненным, и общество, как и Натали Смыр, тоже не понимает, «в чем такая прелесть наших судей и за что им такие блага?»

Есть сомнения и в том, что высокая зарплата действительно способствует искоренению коррупции в судебной системе. Многие исследователи пишут, что высокие зарплаты ограничивают коррупцию лишь при условии жесткого контроля со стороны государства и общества. Когда его нет, тогда возникает несколько иная зависимость между доходами и коррупцией: чем больше зарплата, тем больше сумма требуемой взятки.

С контролем в Абхазии пока не очень, и, судя по заявлению, судьи сами не очень-то и стремятся к тому, чтобы он появился. Недоумение судей «вызывает оценка судебных актов, даваемая публичными лицами как неправосудных или незаконных». Они заявляют, что признать их таковыми может только вступивший в силу приговор вышестоящего суда. Судья может быть подвергнут дисциплинарному наказанию в случае грубых нарушений закона при рассмотрении дел Квалификационной коллегией судей. Иная оценка деятельности судьи, вне рамок указанных выше процедур, не соответствует принципам независимости, несменяемости и неприкосновенности судей.

Т.е. судьи пишут, что их работу и качество правосудия оценивать могут только сами судьи, а вмешательство одной ветви власти – законодательной, в деятельность другой – судебной, по их мнению, нарушает принцип разделения властей и ведет к разрушению конституционного строя.

Извините, уважаемые судьи, но общество может судить о вашей деятельности и давать ей оценку. Это гарантированное Конституцией право на свободное выражение мнения. Возможно, граждане не совсем верно используют юридическую терминологию, но никто не может лишить их права выражать критическое отношение к деятельности любой ветви власти.

Кстати, далек от положительной оценки деятельности судов и президент, если вспомнить его отзыв на недавнем представлении нового министра внутренних дел коллективу ведомства. Рауль Хаджимба сказал, что «суд занимается совершенно непонятными делами». Жаль только, что он не конкретизировал, что имел в виду.

Хочется напомнить судьям о таком понятии, как репутация. Ее не заработаешь только высокой зарплатой. Если же судить по отзывам, которые даются деятельности судей в социальных сетях и в самых разных общественных дискуссиях, люди не видят связи между статусом судей, их денежным довольствием и защитой своих прав.

К нам, журналистам, часто обращаются граждане с жалобами на судебные решения. Их считают незаконными, необоснованными, принятыми по личным или даже коррупционным основаниям. Да и сами корреспонденты с недоумением наблюдают за некоторыми судебными процессами в современной Абхазии. И пишут о них. Или нам тоже нужно дожидаться решения Квалификационной коллегии?

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG