Accessibility links

Хорошая новость и ее оценки


Гиа Нодиа

Наконец-то в грузинской политике – хорошая новость. Власть и оппозиция договорились о правилах игры, по которым пройдут парламентские выборы в октябре этого года. У соглашения два основных пункта. Первый касается избирательной системы: соотношение пропорциональной и мажоритарной составляющих (сто двадцать на тридцать) почти исключает вариант, когда одна партия (подразумевается, конечно, «Грузинская мечта») начисто проиграет пропорциональные выборы, но все равно завоюет абсолютное большинство в парламенте за счет мажоритариев. Второй компонент менее отчетливо сформулирован, но, по крайней мере, по трактовке оппозиции, означает, что власть прекратит уголовное преследование ее оппонентов и выпустит на свободу тех, кого последние считают политзаключенными.

Почему это хорошо? По крайней мере, по двум причинам. Прежде всего, поскольку обе стороны признали определенные условия справедливыми, выборы будут более легитимными по сути. Политический процесс вернется в конституционное русло; улица перестанет быть главной ареной противостояния.

Кроме того, существенно увеличивается шанс, что правление Бидзины Иванишвили удастся завершить путем выборов. Это следует приветствовать не только сторонникам оппозиции: вера в то, что власть можно сменить конституционным путем, – признак стабильной и предсказуемой политической системы.

Хорошая новость и ее оценки
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:56 0:00
Скачать

Как и любую хорошую новость, соглашение восьмого марта не следует ни недооценивать, ни переоценивать. Пока это – лишь обещание. В ноябре прошлого года мы увидели, как партия власти отказалась от другого обещания; естественно, что полного доверия к ней быть не может. Пока не будут внесены изменения в Конституцию (а на это требуется время) и мы не увидим, что людей, которых оппозиция считает политзаключенными, действительно освободили, основания для скептицизма останутся.

Даже если все условия соглашения будут соблюдены, это не гарантия того, что избирательный процесс будет честным и справедливым. В последние годы мы видели, как власти для обеспечения победы использовали подкуп и давление на избирателей, а иногда – прямую фальсификацию. Нет оснований предполагать, что они не попытаются и не смогут сделать то же самое и в этот раз. Соответственно, нет гарантий, что в октябре оппозиции удастся победить даже в том случае, если объективно у нее будет больше сторонников, чем у партии власти.

Но в Грузии полностью честных выборов не было никогда. У власти всегда есть фора за счет так называемого административного ресурса; однако она не столь велика, чтобы сделать победу оппозиции невозможной, если та реально более популярна, чем правящая партия. С другой стороны, последняя не пошла бы на компромисс, если бы не сохранила более или менее реалистические шансы на успех в октябре. Такова реальность политических соглашений: они должны быть приемлемы для всех сторон.

Склонные к высокомерному скептицизму наблюдатели подчеркивают, что на самом деле соглашений достигла не оппозиция, а Запад. У этой оценки есть основания. Международное демократическое сообщество, в просторечии именуемое «Западом», было важным, если не главным, участником процесса. Если бы не его острая и последовательная критика и намеки на санкции по отношению к власти или отдельным ее представителям, команда Бидзины Иванишвили, скорее всего, не пошла бы на столь существенные уступки.

С другой стороны, если бы оппозиционные партии, у которых весьма сложные отношения друг с другом, не смогли проявить политическую зрелость, принципиальность и гибкость, то результата тоже не было бы. В этом отношении нельзя забывать и активность молодежных протестных организаций и рядовых граждан, которые летом смогли вырвать у власти обещание изменить избирательную систему. Именно этим начался процесс, который завершился соглашением восьмого марта.

Мы давно знаем, что Запад имеет влияние на политические процессы в Грузии. Но заключать отсюда, что поэтому ее нельзя называть суверенным государством, неправильно по сути. В современном мире на практике суверенитет всегда относителен, для небольших государств – особенно. Конкретно западное влияние на нашу страну объясняется тем, что грузинское общество и политический класс этого хотят. Курс на западную интеграцию – суверенное решение Грузии. У этого решения есть свои последствия: надо соблюдать демократические приличия. Последний эпизод ее истории еще раз показал, что партнерство с Западом помогает более стабильному и демократическому развитию страны.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG