Accessibility links

Югоосетинская неделя: арестантов под ножи, депутатов под стволы


Неделя началась с попыток депутатов разобраться с очередным инцидентом в цхинвальской тюрьме. По информации парламентариев, в прошлый четверг произошел конфликт между одним из подследственных СИЗО и сотрудником колонии, после чего последний вызвал ОМОН. Под разнос попали все, кто находился в это время в следственном изоляторе. На следующий день, приблизительно в половине десятого утра, ОМОН вновь вернулся в колонию, зашел в камеры строгого режима, буквально вынес на руках четырех арестантов, избил их в столовой и вернул обратно. В знак протеста против незаконных действий силовиков 25 человек вскрыли вены.

В субботу стало известно, что неизвестные выбили стекла в доме министра юстиции Залины Лалиевой. В тот же день утром собралось внеочередное заседание парламента, чтобы разобраться в инциденте в цхинвальской исправительной колонии. Но президент Анатолий Бибилов, по сути, взял депутатов под стражу. Он завел в зал заседаний, где собрались парламентарии, более двухсот вооруженных спецназовцев. Товарищи вели себя бесцеремонно, даже агрессивно, оттаскали за галстук одного из депутатов. В общем, это было демонстративное давление на народных избранников, угроза насилия, причем не просто в присутствии президента, а под его руководством.

Югоосетинская неделя: арестантов под ножи, депутатов под стволы
please wait

No media source currently available

0:00 0:08:48 0:00
Скачать

Президент выговаривал депутатам за попустительство преступникам. Пытался нивелировать произошедшее в тюрьме, говорил, что просто «порезали кожу» для привлечения внимания. Но к тому времени некоторым депутатам уже удалось навестить арестантов в больнице. По словам одного из них, версия президента не выдерживает критики.

В принципе, это продолжение прошлогодней истории с истязанием узников цхинвальской тюрьмы. Эта история не могла не повториться, потому что качество нынешних начальников таково, что они не разглядели в ней этической стороны. Она им недоступна.

Поэтому, когда министр юстиции Лалиева в ответ на требование депутатов отправить ее в отставку, как ответственную за истязание арестантов, оправдывалась и рассказывала, как здорово налаживается жизнь заключенных в цхинвальской тюрьме – в этом не было ни раскаяния, ни угрызений совести. Это было тактическое отступление, чтобы переиграть общественное возмущение и ликвидировать угрозу отставки. Выражаясь в терминах ее подопечных, это был лохотрон.

Тогда парламент потребовал отставки всех виновных в истязаниях зеков, но под давлением президента уступил. Министр юстиции и внутренних дел остались на своих постах. В логике нынешней власти, кто уступил, тот проиграл. Поэтому не было никаких причин, чтобы прекратить издевательства над заключенными. Собственно, и в истязаниях нет никакой необходимости. Режимное учреждение предусматривает массу дисциплинарных взысканий и без применения пыток. Видимо, это уже история не про служебную необходимость, а про внутреннюю потребность.

В итоге двадцать пять заключенных вскрыли себе вены. Это не просто акция протеста. Это крайняя мера, к которой прибегают узники, чтобы защитить человеческое достоинство даже ценой жизни.

И посмотрите, как ответила власть. Она тех же омоновцев, которые избивали зеков, запустила в парламент. Какая замечательная аллегория от президента!

Все попытки замять скандал, представить произошедшее в тюрьме, как инсценировку арестантов, разоблачила Генеральная прокуратура. Депутаты на этой неделе направили в ведомство запрос о предоставлении им записей с камер видеонаблюдения в тюрьме. И вот что из этого получилось. Послушайте фрагмент интервью депутата от партии «Ныхас» Давида Санакоева моей коллеге Ирине Келехсаевой:

«Обещали показать видеозаписи. Вчера нам позвонили и сообщили, что мы можем посмотреть их на месте (в Генпрокуратуре). Мы пришли в прокуратуру, но нам показали запись с пары камер – с двух-трех. Мы попросили с большего количества камер. Нас интересовало, куда вывели людей. На записи было видно, что их куда-то уводят, потом через какое-то время заводят обратно. И после этого произошло то, что они порезались. Мы хотели посмотреть, куда их вывели и что там происходило. Хотели посмотреть этот фрагмент. Вчера нам его не предоставили, сославшись на то, что он пока не определен, его найдут и нам покажут. Сегодня мы опять получили отказ не в плане того, что нам отказали, а просто сказали, что этого промежутка у них нет. Есть то, что было 4-го числа, позже, но вот этого нет. Речь идет о столовой. Как мы понимали, их завели в столовую, мы и хотели посмотреть, что там происходило. Мы хотели восстановить всю цепочку событий, но нам это не удалось».

То есть, как и в прошлом году, когда истязали заключенных, камеры вдруг перестали записывать?

В этом смысле непредоставление записей для общественного мнения является абсолютным доказательством того, что, во-первых, зэков пытали. А во-вторых, что руководство республики в курсе произошедшего и по его указанию скрываются доказательства совершенных в тюрьме преступлений.

Точно такое же доказательство насилия над депутатами предоставила пресс-служба (читай спикер) парламента, когда отказалась выдать запись внеочередного заседания депутату Давиду Санакоеву. В интервью «Эху Кавказа» политик заявил, что хотел опубликовать ее целиком, потому что обществу представляется искаженная информация. Люди имеют право знать правду, считает Давид Санакоев:

«По местному телевидению показали фрагмент вот этого заседания, но он не отражает всего того, что там происходило. Поэтому мы запросили запись полностью, чтобы иметь возможность предоставить ее всем и показать то, что происходило на самом деле. Чтобы это не было вырвано из контекста, как это было показано на нашем телевидении. И мы не можем ее получить. Нам говорят, что мы вам предоставим только то, где я, допустим, говорю. Считаю, что это неправильно, это нарушение, потому что в мероприятии принимали участие как и я, так и все остальные депутаты. И мы имеем право распоряжаться этой информацией. Это не является собственностью одного депутата, или председателя парламента, или кого бы то ни было. Это не тайная информация, это не секрет, тем более все заседания парламента, если они не являются закрытыми, должны быть в открытом доступе. Поэтому становится еще более актуальным, чтобы мы все в прямом эфире могли видеть заседания парламента, потому что мы видим искаженную информацию, которая предоставляется гражданам республики. Пусть они со всех сторон видят, что происходит, и не делают выводов только из того, что им предлагает исполнительная власть, в данном вопросе, например».

На этой неделе произошло еще одно событие, которое еще больше обострило противоречия между парламентом и президентом.

Депутаты не дали президенту денег. В понедельник парламент 18 голосами из 34 проголосовал против увеличения фонда президента до 5% и фонда правительства до 3% от расходной части бюджета. Расходная часть бюджета республики – это 7,5 миллиардов рублей, значит, совокупный размер двух фондов – 600 миллионов рублей в год. Такой оказалась цена отказа. Вообще-то эти деньги Южной Осетии дает Российская Федерация, но президент желает распоряжаться ими по своему усмотрению и от своего имени – без согласования с парламентом или кем-то еще.

Конечно (прежде всего!), эти средства предназначены для избирательной кампании Анатолия Бибилова 2022 года. Такого бюджета еще не было ни у одного избирательного штаба в Южной Осетии. На такие деньги можно оптом скупать нужных людей, задабривать бедноту всякими социально ориентированными делами. То есть исполнить роль доброго волшебника – покровителя бедных и целителя больных за счет российской помощи, и без того предназначавшейся этим бедным и больным.

Любой вменяемый парламент на это не пойдет и ответит отказом. Во-первых, депутаты таким образом лишают себя переговорных позиций, ведь каждый раз, чтобы принять бюджет, необходимо получить одобрение большей части депутатов. Взамен народные представители за свое одобрение получают какие-то преференции для себя и представляемых ими территорий. Но проголосуй они за эти фонды, то и договариваться с ними уже будет не о чем. Что вообще останется от бюджета, если из него убрать защищенные статьи и 8% на президентские и правительственные фонды? А во-вторых, согласившись на эти фонды, депутаты лишили бы себя политического будущего, потому что после президентских выборов начнется подготовка к парламентским, и эти средства уже будут работать против них.

Вопрос: сумеют ли парламентарии удержаться на этих позициях? Понятно, что мы опять станем свидетелями попытки сломать депутатов, как это было в прошлом году, когда их таскали на ковер к президенту, уговаривали, шантажировали. Только теперь, судя по появлению в зале парламентских заседаний многочисленной и вооруженной свиты, все может оказаться намного жестче.

По регламенту, законодательный орган может вернуться к повторному рассмотрению этого вопроса через полгода, но мы уже много раз были свидетелями тому, как партия власти ломала регламент через колено.

Один из московских экспертов, наблюдающий за происходящими в республике процессами, сказал «Эху Кавказа», что в этом конфликте с президентом депутатам, скорее всего, придется рассчитывать только на свои силы. Москва слезам не верит, и сидящим в тюрьме сочувствовать не станет. Нельзя также сказать, что в Кремле сильно чтят парламентский механизм, поэтому и в этом вопросе не стоит ждать какой-то обеспокоенности по этому поводу. Московского эксперта в этой истории удивило другое – это попытка передать 8% бюджета, по сути, в бесконтрольное распоряжение президента республики. Непонятно, зачем это Москве. По мнению эксперта, это загадочная история, которая еще получит свое продолжение.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG