Accessibility links

Вторая волна коронавируса в Абхазии совпала с первой волной туристов


Перед тем как взять небольшое интервью у главного государственного санитарного врача Сухума и Сухумского района Аллы Беляевой в ее кабинете, я совершил утреннюю экскурсию по столице Абхазии. Побывал, в частности, на городском рынке. Заглянул в помещение собеса и увидел там плотную толпу пришедших на перерегистрацию пенсионеров, получающих российскую пенсию; среди всех них выделялась всего одна женщина в медицинской маске. Несколько удивила очередь, выстроившаяся перед входом в Сбербанк, - там все были в масках; но позже узнал причину этой ковид-дисциплинированности: оказывается, без масок в здание не пускали…

Невольно вспомнились последние дни марта и начало апреля, когда в республике были введены жесткие ограничительные меры, хотя в тот период «первоначального испуга» не было еще ни одного зарегистрированного случая коронавирусной инфекции, а когда они появились в Гагре, в Сухуме их все равно долго еще не было. Потом только, в мае, стали помещать на обсервацию в столичном пансионате «Айтар» вернувшихся на летние каникулы курсантов российских военных вузов. И вот парадокс: после того как в июле в республике вновь официально появились инфицированные и их число стало расти гораздо быстрее, чем весной, когда можно не сомневаться, что теперь мы ходим по улицам среди коронавирусоносителей, люди уже совершенно расслабились…

Вторая волна коронавируса в Абхазии совпала с первой волной туристов
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:37 0:00
Скачать

И мой первый вопрос Алле Ивановне был такой: «Можно ли сказать, что все предпринимавшиеся весной карантинные меры оказались у нас в основном «тренировкой», а вот настоящее испытание для медицинской сферы и населения наступило сейчас?». Она ответила:

«Ну, можно в некоторой степени назвать и тренировкой. Поскольку тогда в Сухум заезжали организованные группы, можно было их на самоизоляцию поместить и планово взять у них мазочки. Сейчас у нас в последний месяц, когда разрешили однократное пересечение границы, за сутки через границу перемещалось плюс-минус около пятисот человек…

– Это с какой примерно даты?

– Весь июль точно. И рано или поздно количество должно было перейти в «качество». И, к сожалению, получилось так, что вот по Сухуму оба случая были с тяжело больными людьми. Один из них – сразу после стационарного лечения в России. И мало того – там еще были отрицательные результаты обследования на коронавирус, то есть, видимо, заражение произошло где-то в дороге. Поскольку все-таки основной путь передачи этого вируса, как мы видим на практике – и мы, и наши коллеги по всему миру – контактно-бытовой… Не только воздушно-капельный, да, он тоже реализуется, но еще больше реализуется контактно-бытовой путь передачи. …И опять-таки, сколько мы ни просим поменьше посещать больных в отделениях стационаров, очень много было контактов и среди пациентов, и с посетителями. И с медперсоналом. Поэтому появились у нас такие очаги этого заболевания. Вроде бы начинает все это локализовываться потихонечку. Но, тем не менее, опасность остается ежедневной. Наше население уже быстренько забыло обо всех необходимых мерах. Здороваются за руку, обнимаются, целуются. Никто не пользуется антисептиками, и, тем более, боже упаси, никто не носит маски. По-моему, маску сейчас надеть – это пхащароуп (стыдно – абх.)».

Утром, спросив на рынке у пары знакомых торговок, заметно ли уже там появление российских туристов, получил такой примерно ответ: нет, пока заехавшие в августе останавливаются в Гагре, Пицунде, а когда там все заполнят, уже к нам поедут… Там, во всяком случае, им представляется. Но, так или иначе, если заезд туристов после открытия границы будет продолжаться теми же темпами, скоро мы увидим их группы и в Сухуме: на пляжах, рынке, ресторанах…

На просьбу дать рекомендации по общению с туристами, Алла Беляева заверила, что тут нужны ровно такие же меры предосторожности, что и при контактах со всеми остальными. В самом деле, почти тот же поток переходящих границу наблюдается на Псоу в эти дни и в сторону России. Значит, эти люди, жители Абхазии, выезжающие по разным своим делам, вернутся. И могут вернуться с инфекцией. Значит, нужны все те же, может, набившие уже кому-то оскомину, но от этого не ставшие менее актуальными ограничительные меры.

Кстати, из всего можно извлечь какую-то пользу. И то, что в последние недели в Абхазии было выявлено несколько десятков ковид-инфицированных, больше, чем за все предыдущее время, причем двое умерло, уже заставило многих расслабившихся вспомнить об ограничительных мерах. Что очень важно в условиях начавшегося 1 августа массового заезда российских туристов.

Вчера по Абхазскому телевидению бывший министр здравоохранения Абхазии Зураб Маршан, работающий ныне на Северном Кавказе, сказал, что не стоит паниковать из-за роста числа выявляемых в республике коронавирусоносителей: ведь увеличилось и число тестируемых. В ответ на просьбу прокомментировать его слова Алла Беляева отметила:

«Да, существует такое, что с увеличением количества тестов увеличивается выявляемость, но в данном случае у нас это немножко не так: мы идем по эпидрасследованию. То есть мы отрабатываем контакты первого, второго или третьего круга, и тестируем много народу, чтобы не пропустить инфицированного человека. Но в чем он, безусловно, прав, так это в том, что чем больше тестируется народу, тем больше выявляется положительных результатов. Почему? Потому что у многих, особенно у молодых, здоровых болезнь протекает бессимптомно, либо с такими незначительными симптомами, что человек на них не обращает внимания».

Когда-то, еще в начале лета, Министерство по туризму предложило проект поэтапного начала нынешнего турсезона: вначале впускать организованных туристов, имеющих бронь в крупных объектах размещения на достаточно длительный период, и так далее. Но многие отнеслись к этому проекту скептически: да, на бумаге красиво, но практически как это осуществить: пропускать одних и «заворачивать» других, которые тоже хотят оставить в Абхазии свои деньги? И не стали бы «дикарей» все равно пропускать – но уже с коррупционной составляющей, за все те же пресловутые «пять тысяч»? Сейчас, когда от времени летнего сезона осталось «с гулькин нос», этот план отпал сам собой. Перестали и проверять состояние здоровья въезжающих в Абхазию, и министр здравоохранения республики объяснил вчера в СМИ, почему: «Раньше, когда пересекающих было пять человек, это было легко сделать. Сейчас, когда их тысяча, это сложнее. Люди будут сутками стоять в очереди. Это сделать нереально, потому что человек, который идет пешком от российской границы до нашей под палящим солнцем, нагревается. Ни тепловизор, ни термометр не будут давать достоверную информацию в таком случае».

Отказались и от требования от въезжающих ковид-справок, поскольку в РФ от наших въезжающих граждан их тоже не требуют. К тому же эти справки, требование предоставлять которые на границе, многих потенциальных туристов из России, знаю, раздражало, ничего не гарантируют. Алла Беляева сказала:

«Здесь вы не совсем правы. Ковид-справки частично… Вот у вас, к примеру, есть двор без забора вообще, и двор с хотя бы реденьким, но забором. Кошка, допустим, пролезет, а вот крупная собака уже нет. То есть это хоть какой-то фильтр был бы. Хоть частично мы могли бы отсечь инфицированных.

– Но можно ведь ехать в Абхазию с такой справкой и заразиться по дороге.

– Можно. Я же не говорю, что это полная безопасность. Я говорю, что это хоть какой-то реденький, но фильтр. Что касается наших граждан. Я думаю, что наши граждане процентов на восемьдесят являются и гражданами Российской Федерации. Поэтому они имеют равные права с россиянами и, по идее, имеют право заехать в Россию без ковид-справки. Здесь такой парадокс получается небольшой».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG