Accessibility links

Как преступление стало трагедией


Мурат Гукемухов

На протяжении недели мы наблюдали в официальной прессе настоящую информационную кампанию, чтобы отгородить в глазах общества высший эшелон власти от зверского убийства Инала Джабиева, ограничить круг виновных исключительно теми операми, кто пытал задержанных. Дескать, их примерно накажут. Что до остальных, они должны сплотиться перед лицом этой трагедии – и родные убитого, и президент, и генпрокурор, и депутаты, и общественность, и силовики – все должны взяться за руки и вместе пережить это суровое испытание…

Оцените заголовки публикаций, они говорят сами за себя: «Будем достойны наших предков: председатели осетинских общин обратились к жителям Южной Осетии»; «Глава ДНР – Анатолию Бибилову: доверие к Вам безусловно и непоколебимо»; «Враг тоже не дремлет»: председатель фонда раненых Мадина Плиева».

«Наши южные соседи, – говорит она в своем обращении, – пристально следят за всем происходящим и призывают международное сообщество дать оценку событиям, происходящим в Южной Осетии. А это представляет собой прямую угрозу нашей государственности».

Как преступление стало трагедией
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:07 0:00
Скачать

Больше всех «порадовал» экс-премьер Ростик Хугаев. В своем обращении он указывает, правда, без имен, на неких многочисленных неудавшихся политиков, которые пытаются набрать на чужом горе дешевые дивиденды: «Им показалось, что настал момент для решения их политической судьбы. На волне искусственно нагнетаемого общественного недовольства они, к великому сожалению, не в состоянии прочувствовать ту тонкую грань, за которой на кону стоит святая святых для каждого из нас – кровью выстраданная независимость нашего государства». По логике товарища Хугаева зверское убийство на допросе – это не повод для общественного недовольства. Иначе зачем бы его «искусственно нагнетали»? И кровью выстраданную независимость он вспомнил явно не к месту. Наверное, ее не для того проливали, чтобы оказаться в стойле под свистящим кнутом залетного сочинского мента.

Это заявление – просто верх цинизма, впрочем, как и вся сопутствующая информационная кампания. Ее цель – заболтать проблему, добиться ситуации, когда недовольство пойдет на спад, чтобы уйти от наказания тем, кто несет за преступление прямую ответственность.

Пока одни товарищи проблему забалтывают, группа депутатов или, выражаясь словами Ростика Хугаева, «неудавшиеся политики» проводят собственное расследование. Судя по их первым результатам, история только начинается.

Депутат Давид Санакоев направил 3 сентября запрос в Цхинвальский городской суд и на следующий день получил ответ, из которого следует, что в отношении Инала Джабиева, Николая Цховребова и Герсана Кулумбегова мера пресечения в виде содержания под стражей не избиралась, и даже ходатайства об этом не поступало.

То есть на брифинге 1 сентября генпрокурор Урузмаг Джагаев солгал дважды, когда утверждал, что парней задержали 27 августа, то есть за сутки до убийства Джабиева.

Во-первых, их вообще не задерживали, их похитили. А во-вторых, их похитили не 27, а 23 августа, как об этом говорила мать Николая Цховребова Алла.

Выходит, их пять суток пытали. Наверное, если речь шла о юридической ошибке, оплошности, то пять суток – достаточный срок, чтобы ее исправить и оформить задержание как положено. Но этого не было сделано умышленно, и тот, кто лично контролировал ход расследования, должен был об этом знать. Я имею в виду президента.

Еще один важнейший момент, как написала в своем обращении к Путину Алла Цховребова: похищенных перевозили с места на место, содержали в разных местах, в том числе – внимание – в здании погрануправления. А это уже межведомственная история.

Трудно представить, чтобы по звонку министра внутренних дел Игоря Наниева шеф погрануправления разрешил товарищам из чужого ведомства пытать в его подвале похищенных ими парней. Не тот уровень. А может, его попросил тот, кто лично курировал это расследование, кто приказал силовикам информировать его о каждом шаге следствия?

По словам Цховребова, их просто били и требовали признаться в преступлении. Если бы следствие вышло на них в результате отработки неких версий, сбора доказательств, то, наверное, и опера вели бы себя иначе – не только били, но прижимали к стенке фактами, логикой. Но их просто били, пока не сознаются, очевидно, чтобы потом назвать им имя человека, которого они должны оговорить как заказчика преступления.

Выходит так, потому что без заказчика вся эта затея с покушением на Игоря Наниева и весь этот балаган, который устроили президент и компания, не имеют никакого смысла.

Но, с другой стороны, кажется, что инициаторы и исполнители этого действа не вполне понимали, как они свяжут воедино и это якобы покушение, и заявление Бибилова на Совбезе про попытки дестабилизировать ситуацию в республике со стороны криминала и покровительствующих им политиков, и старые уголовные дела, которыми козырял генпрокурор Джагаев. Наверное, если бы эти деятели отдавали себе отчет в собственных действиях, не разразился бы этот кризис.

И это, пожалуй, версия, которая имеет право на жизнь не меньше любой другой: система, воспроизводящая безумные и жестокие сюжеты.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG