Accessibility links

Выборы и парламентский кризис


Гиа Нодиа

Основной результат парламентских выборов – кризис грузинского парламентаризма и демократии в целом. Мы пока только в самом его начале и понятия не имеем, как он разовьется.

Конечно, есть и официальный исход голосования. «Грузинская мечта», партия Бидзины Иванишвили, получила 48% голосов, кроме того, ее кандидаты победили в 14-ти из 30-ти мажоритарных округов, в остальных 16-ти должен был состояться второй тур. Это означает, что «Грузинская мечта» опять осталась у власти, хотя на этот раз без конституционного большинства.

Выборы привели и к тяжелому поражению так называемых третьих сил. «Сила в единстве» – коалиция вокруг партии «Единое национальное движение (ЕНД) и Михаила Саакашвили – вышла на второе место с 27%; Европейская Грузия, лучшая из «третьих», получила лишь 3,8%. Если бы исключительно для этих выборов избирательный барьер не снизили с пяти процентов до одного, в парламент прошли бы лишь две партии. Все «третьи силы» вместе взятые получили чуть больше 15%. Повторилось то, что случалось уже много раз, начиная с 1990 года: когда подошел день выборов, подавляющее большинство решило ставить либо на партию статус-кво, либо на ту силу, которая, по мнению избирателей, наиболее радикально ей противостояла. Миф о том, что грузинский народ устал от двухполюсности и требует большего плюрализма, в очередной раз развенчан. Такое стремление действительно характерно для тбилисской элиты, но не для грузинского электората в целом.

Однако все эти данные затмило беспрецедентное решение всех оппозиционных партий, больших и маленьких, отказаться от участия в парламенте. Ее кандидаты также не будут участвовать во вторых турах голосования. Если они не изменят этого решения – а пока для этого никаких предпосылок не видно, – у Грузии впервые в истории будет однопартийный парламент.

Фактически грузинский парламентаризм приостанавливается на неопределенное время. Парламент будет формально правомочным: он может собираться и принимать законы. Возможно, кто-то с кем-то будет ссориться, какая-то группировка отколется, но это не изменит сути: парламент перестанет быть политическим органом.

Чем столь резкое решение оппозиции можно объяснить? Без сомнения, были нарушения, в том числе вопиющие. Но трудно убедительно утверждать, что, если бы не они, результат был бы противоположным. Согласно экзитполу телекомпании «Формула» (которую трудно заподозрить в симпатиях к власти), «Мечта» набрала 46%; по данным другого экзитпола, заказанного близким к Саакашвили «Мтавари архи», она набрала 42%. Более точным инструментом, чем экзитполы, считается параллельный подсчет голосов. Такой подсчет, проведенный под эгидой американского Национального демократического института, показал, что «Мечта» набрала почти 46%. Некоторые несоответствия в бюллетенях позволяют предположить, что возможны отклонения еще максимум на 4%. В любом случае, результат «Мечты» весьма высок, а с учетом ее очевидного преимущества в мажоритарном компоненте даже 43-45% были бы достаточны для общего большинства. В теории можно допустить, что при правильном подсчете голосов оппозиция имела шанс победить, но это лишь допущение.

Почему все оппозиционные партии согласились на столь радикальное решение? По их словам, войти в парламент – значит примириться с масштабом нарушений. Но это – риторика. Серьезные нарушения и призывы к бойкоту были и после выборов 2016 года, но тогда такого не случилось. Что изменилось? Тогда Саакашвили реально не контролировал «Национальное движение», а разногласия по поводу бойкота привели к расколу партии. Сейчас ситуация другая, относительный успех ЕНД – это именно личный успех Саакашвили, и оппозиция могла истолковать его как заказ на больший радикализм.

Но совершенно неясно, чего конкретно может оппозиция этим шагом достичь. Естественно предположить, что центр тяжести переместится на улицу. Но что из этого выйдет? Саакашвили еще раз подтвердил, что он – самая серьезная сила на оппозиционном фланге, но это еще не значит, что при его лидерстве оппозиция может достичь серьезных результатов через уличные протесты. У него очень слабая поддержка в молодежной среде. Кроме того, после решения о бойкоте парламента оппозиция потеряет еще один козырь, который она иногда эффективно использовала, – благосклонность Запада.

В грузинской политике закончился какой-то важный этап. Возможно, начнется что-то новое, контуров чего еще не видно.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Гиа Нодиа

    Родился 4 сентября 1954 г. в Москве, в 1976 г. закончил философский факультет Тбилисского государственного университета. 

    В 1982 г. защитил диссертацию и стал кандидатом философских наук. Гиа Нодиа в настоящее время - профессор Университета Ильи в Тбилиси и председатель Кавказского института мира, демократии и развития.  

    Сотрудничает с Радио Свобода с 1989 г., на постоянной основе (на «Эхе Кавказа») – с 2009 года.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG