Accessibility links

Дело об убийстве Анзора Тарба: прения перед приговором


Судебное рассмотрение уголовного дела, в рамках которого четверо сотрудников Министерства внутренних дел Абхазии обвиняются в халатности и превышении полномочий, повлекших смерть одного задержанного и нанесение телесных повреждений средней степени тяжести другому обвиняемому, завершилось. В прениях позиции сторон разошлись: гособвинение считает, что вина представителей МВД доказана, и требует для них наказания; адвокаты потерпевших настаивают на возвращении дела на дополнительное расследование, а адвокаты обвиняемых уверены, что следствие доказало только факт убийства, но не смогло установить, кто и при каких обстоятельствах его совершил, поэтому обвиняемые должны быть оправданы.

Судебное заседание началось с ходатайства прокурора о приобщении к материалам дела справки о полных анкетных данных обвиняемого Адгура Аутлева, которая устанавливает родство между ним и похищенным Омаром Мирцхулава и может свидетельствовать о наличии мотива. Известно, что задержанного Анзора Тарба доставили в МВД именно для того, чтобы допросить по делу о похищении Мирцхулава. Судья Инар Кварчия ходатайство прокуратуры удовлетворил и биографическую справку к материалам дела приобщил. Суд объявил о завершении следствия и перешел к прениям сторон.

Дело об убийстве Анзора Тарба: прения перед приговором
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:58 0:00
Скачать

Обвинение считает вину сотрудников МВД доказанной и требует наказания

Прокурор Даур Амичба зачитал обвинительное заключение. Из материалов дела следует, что, сбежав от похитителей, Омар Мирцхулава обратился в милицию и указал на дом, в котором его насильно удерживали. Он находился по соседству с домом Анзора Тарба, и у последнего проводился обыск. Доказательств причастности к похищению не нашли, но задержали Тарба за употребление метадона. Суд по административному делу арестовал его на 15 суток, и он отбывал срок ареста в ИВС гулрыпшского РОВД. 10 июля 2019 года заместитель начальника Управления уголовного розыска Аслан Чедия по распоряжению начальника Бадри Джикирба доставил Анзора Тарба в МВД для допроса по делу о похищении Мирцхулава.

И здесь, в 303-м кабинете Тарба погиб от последствий примененного к нему насилия. Причем сотрудники уголовного розыска утверждали, что Тарба упал с лестницы и разбился при попытке бегства.

Тело выдали родственникам со следами множественных повреждений. Судебно-медицинский эксперт Геннадий Бобуа заключил, что смерть наступила не в результате падения с лестницы, а вследствие множественных телесных повреждений, нанесенных тяжелым тупым предметом, которые вызвали болевой и геморрагический шок. Причастность Анзора Тарба к похищению Мирцхулава следствием не установлена.

Оглашая материалы, прокурор описал второй эпизод уголовного дела. Речь идет о применении насилия и нанесении вреда здоровью средней степени тяжести подсудимому Нугзару Папава, которого обвиняют в участии в похищения Мирцхулава:

«Допрошенный в ходе судебного заседания, потерпевший Папава Нугзар Зурабович показал, что 6 июля 2019 года по подозрению в совершении похищения Мирцхулава он был задержан и доставлен в УУР МВД РА. До 18 июля он содержался в служебных кабинетах данного управления под охраной оперативных сотрудников. 9 июля 2019 года, примерно в 6 часов вечера его повезли в Сухумский городской суд, ему избрали меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на два месяца, после чего привезли обратно в УУР, поместив в служебный кабинет. К 9 часам вечера охранявший его Джелия Рустик отпросился у руководства и уехал домой. С ним остался Сангулия Аслан. Спустя 15 минут последнему поступил звонок на мобильный телефон, после которого, предупредив, что к ним идет руководство, застегнул ему руки за спиной милицейскими наручниками. До этого они были застегнуты спереди. Примерно через пять минут вошли шесть человек в масках и в камуфляжной форме военного образца, которые повалили его на пол, надели черную шапку, закрыли обзор видимости и стали избивать руками и ногами. Примерно через минуту его отвели в другой кабинет на нижний этаж, продолжили избиение, применяя милицейские дубинки и электрошок. Он несколько раз терял сознание, вследствие чего у него западал язык, который вынимали каким-то инструментом. Из-за этого у него образовался в горле порез, и теперь он не может нормально говорить».

Показания Папава и результаты судебно-медицинской экспертизы, которые свидетельствуют о наличии у него множественных травм и переломов, доказывают вину Джикирба и Чедия, так как описываемые события происходили в служебном кабинете Управления уголовного розыска. По мнению прокурора, незаконные методы работы дискредитируют МВД и его сотрудников.

Обвинение просит назначить Адгуру Аутлеву и Виталию Кулову по совокупности совершенных преступлений по 11 лет заключения под стражу в колонии строгого режима.

Бадри Джикирба и Аслану Чедия назначить 4 и 3,5 года заключения под стражу в колонии общего режима с запретом занимать должности в правоохранительных органах сроком на три года.

Аутлева и Кулова лишить званий майора и капитана соответственно.

Адвокаты сестры и дочери погибшего Анзора Тарба заявляют, что пытки и насилие стали обычной практикой МВД

Адвокат потерпевшей – дочери убитого Миланы Тарба – Арифа Адзинба напомнила, что закон запрещает допрашивать или опрашивать административно арестованных без адвоката, при опросе нельзя применять угрозы или физическое насилие, нельзя допускать действия, унижающие достоинство. Арифа Адзинба сообщила, что жестокое обращение и пытки к заключенным применяются так часто, что стали уже обычным делом в практике проведения следствия:

«В ночь с 10 по 11 июля 2019 года в здании МВД Республики Абхазия в одном из служебных кабинетов был убит Тарба Анзор Валикоевич, который был задержан за административное правонарушение и подвергнут ткуарчальским районным судом административному аресту сроком на 15 суток. К гражданину Тарба применялись жестокое, бесчеловечное, унижающее достоинство обращение и пытки, вследствие которых он умер. На сегодняшний день в Абхазии практика применения пыток стала обычным, привычным и, более того, рутинным явлением. К сожалению, к пыткам и жестокому обращению прибегают на всех стадиях уголовного процесса, начиная с момента ареста или задержания и заканчивая отбыванием наказания в местах лишения свободы. Пытки в милиции носят систематический характер, они широко применяются в отношении лиц, находящихся под стражей, арестованных или подозреваемых в правонарушении, вне зависимости от того, основано ли подозрение на чем-то или нет. Насилие нужно для того, чтобы быстро получить признание, формально закончить расследование дела и добиться хороших статистических показателей».

Адвокат считает, что Джикирба и Чедия являются соучастниками убийства, а предъявленные им обвинения не соответствуют тяжести совершенного. Она потребовала, чтобы дело вернули в прокуратуру для переквалификации их вины.

Автандил Чкадуа представляет в суде интересы потерпевшей Аиды Тарба, сестры убитого. Он уверен, что министр внутренних дел Гарри Аршба и его заместитель Казбек Кишмахов тоже должны быть привлечены к ответственности как организаторы преступления. Они участвовали в его сокрытии, распространяя версию смерти Тарба в результате падения с лестницы. Адвокат потребовал, чтобы дело вернули на дополнительное расследование и установили, кто отдавал приказы Джикирба и Чедия. После перерыва суд выслушал защитников обвиняемых.

Защита обвиняемых считает вину не доказанной и требует всех оправдать

Адвокат Адгура Аутлева Виктория Джинджолия заявила, что следствие не установило, какие действия Аутлева привели к смерти Тарба, а все обвинения строятся на вольно трактуемых показаниях свидетелей, создающих иллюзию причастности к убийству ее подзащитного. Она просила суд его оправдать.

По словам адвоката Инги Габелаиа, вина Аутлева и Кулова не доказана следствием, а факт причастности их к смерти Тарба не установлен:

«Скажите, пожалуйста, кто из допрошенных свидетелей подтвердил версию следствия общения Аутлева с Тарба 10 июля 2019 года? Кто из допрошенных свидетелей подтвердил версию следствия, что Аутлев Адгур Борисович принуждал Анзора Тарба к признанию в причастности в совершении похищения Мирцхулава? Кто из допрошенных свидетелей подтверждает, что Аутлев насильственно удерживал Тарба путем применения насилия с использованием специальных средств? Кто, в конце концов, вообще установил, что были какие-то специальные средства, которые были использованы против Тарба, если их же экспертиза, на которую они ссылаются, как на доказательство, опровергает, например, применение электрошокового устройства? Кто установил, что Аутлев и Кулов применяли физическую силу и спецсредства путем нанесения множественных телесных повреждений? При этом указывают, что спецсредства не установлены. Почему нет освидетельствования Аутлева и Кулова, которые бы подтвердили возможную версию, что они применяли физическое насилие с учетом тех повреждений, которые имелись у Тарба? Естественно, что в этом случае должны были быть повреждения непосредственно у тех лиц, которые применяли такое насилие. Таким образом, очевидно, что ни один из допрошенных свидетелей не подтвердил версию, изложенную в обвинительном заключении».

Адвокат просила суд оправдать ее подзащитного

Позиция адвокатов Джикирба и Чедия заключалась в том, что в их действиях отсутствует состав преступления. Доставив в МВД Анзора Тарба, они не могли предположить, что его убьют в служебном кабинете, поэтому должны быть оправданы судом. Обвиняемые Джикирба, Чедия, Аутлев и Кулов свою вину не признали, от последнего слова отказались.

После завершения прений судья Инар Кварчия удалился в совещательную комнату для вынесения приговора, который будет оглашен 10 ноября этого года.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG