Accessibility links

Год двух кризисов


Гиа Нодиа

В Грузии 2020 год был годом двух кризисов. Первый из них касался пандемии КОВИД-19; второй – грузинской демократии, точнее, неопределенного политического режима, в котором присутствуют демократические элементы.

Пандемия везде перевернула жизнь вверх дном. Грузия в этом смысле прошла через два этапа. Весной и летом мы были в авангарде борьбы с этой напастью и размахивали впечатляющей статистикой; но к концу года стало ясно, что успехи были иллюзорны и мы оказались в первой десятке стран по количеству инфицированных в пересчете на миллион жителей. В конечном счете, гордиться нечем.

Но в декабре появился свет в конце туннеля, т.е. вакцина, которую сделали быстрее, чем многие предполагали. Есть надежда, что к весне она дойдет и до нас, а к концу года, а может быть и к лету, мы сможем вернуться к нормальному существованию. Конечно, пандемия и опыт борьбы с ней оставят в нашей жизни какие-то следы, но большинство постарается просто забыть этот год, как дурной сон.

Что касается хронической национальной болезни Грузии, ее несостоявшейся политической системы, то с этим дела обстоят гораздо сложнее. Год и с этой точки зрения можно разделить на две части. Первая половина была относительно успешной: власть и оппозиция договорились по болезненному вопросу избирательной системы, приблизив последнюю к пропорциональной. Главным в данном случае был сам факт соглашения: он давал надежду, что политический процесс вернется в более или менее цивилизованное русло.

Но сами выборы и последующий период надежды перечеркнули: все оппозиционные партии отказались признать результаты легитимными и войти в парламент. В течение двух месяцев прошло несколько раундов переговоров с правящей партией, но единство оппозиции по существу сохраняется. Двое или трое избранных от нее депутатов публично не согласились с общей точкой зрения, но войти в парламент пока никто не решил.

Можно долго обсуждать, кто прав и кто виноват. Согласно проправительственной точке зрения, выборы прошли нормально, а оппозиция просто проявила экстремизм. По мнению сторонников бойкота, у оппозиции украли победу и она не имела морального права согласиться с результатом. Есть и третья позиция, которую гораздо менее видно: согласно ей, у оппозиции есть реальные основания усомниться в справедливости и честности процесса, но это не делает отказ занять места в парламенте адекватным ответом на проблему.

Но как бы мы ни оценивали позиции сторон, факт остается фактом: будущий год унаследует глубокий кризис демократического правления в Грузии, перспективы решения которого не видно. Даже если пара-тройка депутатов от оппозиции, в конце концов, займет свои парламентские кресла, ситуацию это в принципе не изменит. Фактически, парламент будет однопартийным; технически, с утверждением бюджета или кабинета министров проблем не будет; но он не сможет выполнять свою основную политическую функцию – быть ареной политической борьбы и различных интересов.

К чему конкретно это может привести? Для приличия, представители «Мечты» иногда говорят о желательности того, чтобы оппозиция вошла-таки в парламент, но другие их высказывания и шаги показывают, что они видят создавшуюся ситуацию как шанс окончательно разгромить оппозицию. Власть уже анонсировала отмену избирательной регистрации главной оппозиционной партии – «Национального движения» – за то, что в ее деятельность вмешивается неправомочное лицо, иностранный гражданин Михаил Саакашвили. Она также обещала отобрать государственное финансирование у партий, которые бойкотируют парламент. Из этого можно заключить, что Грузия движется в сторону авторитаризма.

Может ли радикальный подход оппозиции, наоборот, привести к чему-то хорошему? Ее выбор, по сути, моральный жест, смысл которого в том, что она больше не хочет принимать участия в создании видимости демократии, которую принято называть «гибридным режимом». Полудемократическая или полуавторитарная неопределенность держится в Грузии уже более двадцати пяти лет, но это не может длиться вечно, поэтому надо смешать карты власти и поднять ставки. Прорыв невозможен без новой моральной атмосферы нетерпимости к нарушению базовых норм.

Пока у оппозиции есть лишь моральная победа – ей удалось сохранить достаточно высокий уровень единства. Но этого недостаточно. В политической сфере, в отличие от пандемии, света в конце туннеля пока не видно.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Гиа Нодиа

    Родился 4 сентября 1954 г. в Москве, в 1976 г. закончил философский факультет Тбилисского государственного университета. 

    В 1982 г. защитил диссертацию и стал кандидатом философских наук. Гиа Нодиа в настоящее время - профессор Университета Ильи в Тбилиси и председатель Кавказского института мира, демократии и развития.  

    Сотрудничает с Радио Свобода с 1989 г., на постоянной основе (на «Эхе Кавказа») – с 2009 года.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG