Accessibility links

Не уезжай ты, мой голубчик


Давид Каландия

В утро понедельника треть закавказского мира была огорошена новостью: Бидзина Иванишвили сказал, что с него хватит! Он устал и он уходит! Уходит из большой политики и будет заниматься тем, чем занимался до 2011 года – жить жизнью простого, неполитичного гражданина, выращивать капусту, скрещивать кур, гулять по улицам и, как рядовой человек, стоять в очереди за чем-нибудь вкусненьким, типа Беконатора.

Услышав эту новость, мне захотелось в растерянности выскочить на улицу, в чем попало, и начать вслух пугаться, но погода была дождливая и мне передумалось. Сразу на ум пришел аналогичный случай, когда в 2008 году президент России В.В. Путин, в поте лица отпахав два срока, засобирался уходить. Тогда (как сейчас помню) российский люд был в растерянности, что же будет с населением и со страной? На ежегодном традиционном общении президента с народом житель села Подгороднее Оренбургской области Аркадий Какаев, протолкавшись сквозь толпу к микрофону и не боясь последствий, прямо в лоб спросил президента: «Что будет с нами и страной?». «Все будет хорошо», – успокоил гражданина Какаева Владимир Путин. И не соврал, потому что ничего не изменилось в России, ни внизу, ни наверху и ни с какого другого боку.

И вот теперь, аналогичная ситуация творится у нас, в нашей солнечно-неустойчивой стране. К сожалению, тут (в отличие от России) нет обратной связи и некому прямо в лоб спросить Иванишвили: «Что будет с нами и страной?». Хотелось бы услышать, что он ответит. Пусть не будет впадать в конкретику и детализацию, просто успокоит нас, скажет: «Все будет хорошо». И мы поверим. Если Бидзина Григорьевич так скажет, значит «волноваться петкачи, особенно банчка» (в вольном переводе «Не стоит переживать, особенно если переживать не о чем»).

Я, конечно, сейчас малость стебусь. Не дай бог, кто-нибудь поверит, что я все это всерьез, обольют помоями, как это у нас принято. И правильно сделают, если обольют, потому что, нечего! Решил уйти человек из политики, и семь футов ему под килем. Я на его месте давно это сделал бы, еще в 2011 году. Ушел бы из политики, не приходя в нее. Но я – это я. А Иванишвили, видимо, любит родину больше меня, поэтому он пришел, удалил сорняки и ушел. Я бы удалил значительно больше, прямо как косарь прошелся бы с косой по политической ниве, и под песню «Косил Ясь конюшину», выкосил все, что считаю нужным. Уверяю вас, получился бы большой стог сорняков. Но Иванишвили отделался «косметическим ремонтом», поэтому до сих пор страна никак не может перейти на спокойный и размеренный образ жизни и деятельности.

Почему он так либерально отнесся к своим противникам, мы до сих пор гадаем. Кто-то думает, что заграница дала ему отмашку, чтобы он не трогал никого. И он, как послушный сын заграницы, не прошелся косой по полю. Кто-то говорит, что он, как Карабас-Барабас, сам руководил всем спектаклем, дергал за ниточки и тех, и других, потому ничего особенно и не поменял, просто на места перешедших границы алчности Пьеро и Арлекина поставил Артемона и Коломбину. Кто-то говорит, что все, что произошло, было, мол, заранее обговорено и перераспределено, что это чистой воды показуха, плутовские игры в демократию, чтобы народ думал, что что-то правда происходит. А кто-то ничего не говорит, «сидит себе дома, любовно поглаживая созревшую грыжу и читая сочинения графа Салиаса». Конечно, общественность снова ахнула – ахнули и эти, и те. Иванишвилевские недруги, все как один, запели арию, мол, «Бидзина проиграл, испугался и соскочил с тонущего корабля». У недругов текст, как это бывает, один на всех. Интонации только разные, от иронически-издевательских, до гневно-слезливых. Непонятно, в чем выражается этот «проигрыш», но у недругов с логикой странновато. Сразу выскочил киевский отшельник Миша С., и вращая по обыкновению глазами, объявил, что все украденные у трудового грузинского народа миллиарды он выжмет из Бидзины по копейке и вернет обратно в трудовой народ. Ну, с него, с Миши С. такое станется. Выжимать и отбирать он любит, если дать ему волю. К счастью, благодаря всё тому же Иванишвили, все нынешние Мишины угрозы и обещания давно уже перешли в разряд петросяновского юмора, и ему не дотянуться не то что до Иванишвили, а даже до самого последнего лавочника. Так что пусть грозится, все уже знают, что ничегошеньки он не сделает. Зелен, как говориться, виноград.

Иванишвилевские же други сказали, что ничего особенного не произошло, страна давно уже стоит на правильном пути, все точки над «i» расставлены, и даже без Иванишвили «работа адовая будет сделана и делается уже». Будем, как говориться посмотреть, хоть и свежо предание, да верится с трудом.

Еще в конце декабря Иванишвили объявил, что 90% своего многомиллиардного состояния он передает в благотворительный фонд «Карту», который сеет разумное, доброе, вечное в нашей стране. Себе он оставит какие-то жалкие 200 миллионов долларов, и будет скромно жить на эти деньги. Я сразу для себя пересчитал, если 200 миллионов положить в неплохой банк на 3 процента годовых, получается 6 миллионов в год. Что такое 6 миллионов в год? Да ничего (это я снова стебусь).

Далее был дан перечень недвижимости, которая переходит на баланс благотворительного фонда, и список этот впечатляет. Я слабо разбираюсь в работах фондов, но, как говорят, фонды работают только на благотворительность и что-то увести и уворовать оттуда очень сложно. Если все так, как говорит Иванишвили, то мой ему почет и уважение. Я на такое, наверное, не способен, хотя не знаю, у меня пяти миллиардов еще не было. Вот как только их поимею, то тогда сразу пойму, на что я способен, а на что нет.

Мой сосед, мудрый дед Мирон, который помнит еще ежегодные первоапрельские понижения цен при Йоське Кровавом, после стакана хереса, под большим секретом сказал мне, что уход Бидзины – это имитация ухода. Никуда, мол, на самом деле он не ушел. И напомнил мне подобные эпизоды из всемирной истории. Был, говорит, такой писатель, Кен Кизи, автор романа «Пролетая над гнездом кукушки». Так тот вообще, дабы избежать ареста за хранение марихуаны, в 1965 году инсценировал собственную смерть. Он бросил свой автомобиль на краю обрыва в городе Эврика (штат Калифорния), оставив в нем «предсмертную» записку, в которой говорилось: «Океан, океан, я все-таки тебя одолею». Потом самого Кизи тихонечко вывезли в Мексику в багажнике машины его друзья. Спустя восемь месяцев радостный Кизи вернулся в Америку, но тут же был схвачен и упакован в тюрягу на пять месяцев. Дед Мирон хотел еще рассказать про Карлоса Кастанеду, Элвиса Пресли, Майкла Джексона, но так как эти имена мне ничего не говорят, я попросил его помолчать, и снова налил.

Про себя же я задумался, а вдруг прав дед Мирон, и Иванишвили ушел, чтобы вернуться?

Поживем, увидим.

P.S. А правда, веселое у нас житье-бытье, не так ли? Обхохочешься, какое веселое.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG