Accessibility links

Грузия между близкими соседями и дальними перспективами


США продолжат оказывать Грузии поддержку на ее пути в НАТО, в Брюсселе уточняют, что членство Тбилиси в альянсе обусловлено соответствием стандартам Североатлантического блока, а Турция настаивает на новой схеме безопасности на Южном Кавказе.

США уважают суверенитет и территориальную целостность Грузии, а также всячески будут способствовать укреплению оборонных способностей страны перед лицом «агрессии со стороны России». Об этом говорится в сообщении пресс-службы Пентагона по итогам телефонного разговора министров обороны двух стран.

please wait

No media source currently available

0:00 0:06:42 0:00

Ллойд Остин, возглавивший американское военное ведомство в администрации президента Джо Байдена, даже опубликовал твит, в котором назвал разговор с грузинским коллегой Джуаншером Бурчуладзе, также недавно вставшим во главе Минобороны, продуктивным:

«Министерство обороны высоко ценит наше стратегическое партнерство и стремится продвигать наши общие цели в области безопасности».

В Минобороны Грузии уточнили, что основное внимание было уделено совместному участию грузинских и американских военных в миссии «Решительная поддержка» в Афганистане. В Тбилиси особо подчеркнули, что сотрудничество осуществляется «во имя лучшего будущего в борьбе за мировую безопасность».

Стороны также обсудили Программу готовности Грузии к обороне, осуществляющуюся в рамках планов долгосрочного сотрудничества в области безопасности, и предусматривающую развитие Сил обороны Грузии в соответствии со стандартами НАТО.

Между тем, в Брюсселе не торопятся называть сроки вступления Грузии в Североатлантический альянс. Генсек военно-политического блока Йенс Столтенберг, выступая в колледже Европы в Брюгге, вновь подчеркнул, что двери НАТО остаются открытыми для Украины и Грузии, но для этого Киев и Тбилиси должны соответствовать стандартам альянса.

«Мое главное послание для них в том, что им нужно сфокусироваться на реформах по модернизации институтов, борьбе с коррупцией. НАТО, а также Евросоюз, – мы помогаем им в проведении реформ».

При этом, по словам Столтенберга, реформы важны вне зависимости от того, станут ли Грузия и Украина членами НАТО в ближайшем или более отдаленном будущем.

Именно это «более отдаленное будущее», по мнению наблюдателей, ставит Тбилиси перед непростым выбором. Другие региональные игроки уже пытаются сыграть на опережение. Повестка визита министра иностранных дел Грузии Давида Залкалиани в Турцию показала, что Анкара не теряет надежды на внедрение нового «механизма безопасности» на Южном Кавказе, также известного как «Кавказская платформа», «шестисторонний формат» или формат «3+3», подразумевающие решение всех проблем в регионе при участии трех южнокавказских республик, а также Турции, Ирана и России.

Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу на встрече с Давидом Залкалиани ненавязчиво напомнил, что именно Анкара является для Тбилиси торговым партнером №1 и всячески поддерживает как территориальную целостность страны, так и ее евроатлантические устремления. Но при этом дал понять, что вопросы региональной безопасности не могут долго ждать:

«Мир и стабильность в регионе для нас очень важны. Для установления окончательного мира мы придаем большое значение защите территориальной целостности. Мы поддерживаем территориальную целостность как Азербайджана, так и Грузии, конечно, включая территории Абхазии и Южной Осетии. С недавних пор в повестке дня появилась такая инициатива, как формат «3+3». У Грузии есть большой резерв, и мы должны развивать отношения с ней».

Причем, развитие этих отношений турецкий министр представил в виде выгодных экономических проектов, которые благодаря пресловутой платформе «3+3» принесут Тбилиси очевидные финансовые дивиденды.

Грузинский министр от прямого ответа ушел, поблагодарив турецкого коллегу за приверженность поддержке территориальной целостности и суверенитета Грузии и заострив внимание именно на этом пункте, комментируя идею «Кавказской платформы»:

«Мы обсудили предложения, касающиеся новых форматов. Но наша позиция здесь очень четкая: любые платформы должны основываться на уважении таких важных и фундаментальных принципов, как признание суверенитета и территориальной целостности».

Идею создания «Кавказской платформы шести» озвучил в ходе визита в Баку в ноябре прошлого года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. По его словам, эта региональная площадка будет нацелена на поддержание мира на Южном Кавказе. Тогда же турецкий лидер сообщил, что к этой идее положительно отнесся и президент России Владимир Путин. Что очень насторожило грузинских экспертов. Большинство аналитиков считают, что несмотря на курс правящей «Грузинской мечты» на нормализацию отношений с Россией, полноценное возобновление межгосударственных контактов было бы для «Мечты» равносильно политическому самоубийству.

Более того, по мнению эксперта Института политики безопасности Давида Брагвадзе, задействование формата «3+3» несет для Грузии серьезные геополитические риски:

«Иран, Россия и в последнее время Турция продавливают идею о том, что проблемы в регионе должны решаться исключительно региональными игроками. А значит, они выдавливают из процесса ЕС или США».

Так что, если Тбилиси решит все же откликнуться на инициативу Анкары, приветливый тон Вашингтона, который, несмотря на критику последних внутриполитических процессов в стране, тем не менее продолжает называть Грузию стратегическим партнером, может резко измениться. Так как среди «гарантов» этой самой новой южнокавказской безопасности два геополитических противника США – Россия и Иран.

Впрочем, по мнению исследователя Фонда Рондели Зураба Батиашвили, формат, который пытается протолкнуть Турция – мертворожденный ребенок. И не только потому, что Грузия и Армения вряд ли согласятся быть частью одной политической платформы с Москвой (для Тбилиси) и Анкарой (для Еревана). Такой формат, считает Батиашвили, неприемлем и для самой России:

«Участие в таком формате означает для России готовность делиться влиянием на Кавказе с другими крупными соседями. А Россия считает, что Кавказ – ее эксклюзивная сфера влияния. Поэтому ее не устраивает усиление Ирана и Турции в рамках этого формата».

Но Турция не оставляет попыток реализовать идею своего президента. Мевлют Чавушоглу осторожно настаивает: мол, Анкара поможет Тбилиси в разговоре с Москвой:

«Мы понимаем такой осторожный подход со стороны Грузии к этим вопросам, когда есть такие сложные условия – я имею в виду Абхазию и Южную Осетию. Начать такой разговор в прямом, двустороннем формате может быть сложно, а в многостороннем формате может оказаться проще».

При этом глава турецкого МИДа тут же добавил: «мы должны уважать позицию Грузии по этому вопросу и занять другую, более мягкую позицию в отношении этих форматов». Что означает «мягкая позиция» – ответ на этот вопрос остался за закрытыми дверями, за которыми и прошли переговоры с глазу на глаз. Никаких дополнительных разъяснений ни от турецкого, ни от грузинского МИДов не последовало.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG