Accessibility links

Полгода совсем никуда


Давид Каландия

31 октября 2020 года состоялись выборы в парламент Грузии. С тех пор прошло без малого полгода. И что? И ничего. Вся работа наших бравых политиков заключается в том, что вошедшие в парламент депутаты правящей партии просят войти туда оппозиционеров, набравших проходные парламентские баллы. Просят, умоляют, валяются у них в ногах, дабы те, наконец-то вошли и приступили к работе; начали б делать то, чему их обязали доверившие им свои голоса. А вместо этого идет дурная игра в ромашку «любит-не любит». В данном случае – «войди-не войду».

Без малого полгода оппозиционное меньшинство упирается ногами-руками в дверной косяк парламентского входа и требует удовлетворения своих основных инстинктов, т.е. требований. Главное требование - это повторные выборы. А если результаты выборов снова не будут такие, какие им подойдут, меньшинство снова не войдет в парламент и не начнет работу. К основному требованию есть еще пара тройка требований, но они явно для проформы. Типа, перекрасить стены в зале заседания, завезти ряженку в буфет и узаконить послеобеденный тихий час. Вот так и живем, а время бежит. И все это длится без малого полгода.

Ребята, вы что, совсем там обалдели? Вместо того, чтобы в такое, ой-какое непростое время, выкурить трубку мира, забыть все свои амбиции и объявить перемирие, вы продолжаете меряться размерами грудей? Неужели это и есть ваша хваленая любовь к родине?

Все это происходит на фоне всеобщей пандемии, когда экономика падает в финансовую пропасть, которая, как известно, самая глубокая пропасть и в нее можно падать всю жизнь. В такое время, когда обстановка фронтовая, когда только вирусы свистят по степи, когда каждый день и час может оказаться судьбоносным в борьбе за дело Ленина-Сталина…пардон, за дело решения того или иного полезного вопроса, вы занимаетесь перетягиванием одеяла?

Нехорошо-с!

Идет тотальное обнищание народонаселения. Все дорожает не отходя от кассы. Первым, естественно, поднимает свою зеленую голову ввысь доллар. За ним, как на дрожжх, растет цена на топливо, ну, а потом, уже по традиции, все остальное. Единственное что стоит на месте – это зарплата. Мой сосед работает в одном административном учреждении, по сегодняшним меркам он получает более или менее сносную зарплату – 1200 лари. Вчера он попросил у меня калькулятор и при мне подсчитал, что за два года его зарплата уменьшилась на 100 долларов. Соответственно, он стал на 100 долларов меньше покупать, и его семья очень это на себе почувствовала. Никаких предпосылок к тому, что государство ему повысит зарплату, нет. Он понимает ситуацию, входит в положение нищего государства, но желудку не прикажешь. У него неработающая жена и двое великовозрастных детей, которые пока что учатся и денег в дом не приносят, а совсем наоборот – только уносят. Вот он и сидел у меня на кухне, хлебал водянистый чай и на калькуляторе считал, от чего ж ему лучше отказаться – от подсолнечного масла, от бразильской свинины или от интернета? Хотя, от интернета – это он для красного словца сказал. Можно не есть, не пить, но интернет должен быть! Это уже и не обсуждается.

– Почему же эти черти валяют ваньку, вместо того, чтобы зайти в парламент и начать работать? – сетовал он и глядел на меня побитыми глазами.

А что я могу ответить? Отвечать мне нечего. Хотя нет, я могу в очередной раз объяснить, что в высший законодательный орган люди лезут не за общее благо, а за узко-шкурнические интересы. Но я об этом уже не раз говорил. Не хочу повторяться.

И приходиться теперь соседу моему, чиновнику средней руки, вместо того, чтобы покупать пищу в местной лавке, переться на «дезертирский рынок», где все то же можно купить дешевле на копейку-другую. А что делать? Копейка рубль бережет, зараза.

А политиканы все продолжают игру «Войди-не войду!»

Но наконец, дело вроде бы сдвинулось с мертвой точки. Председатель европейского совета Шарль Мишель лично вмешался в конфликт и дело пошло на лад, даже при полном несогласии сторон.

Но это было нечто! Это было действо, посильнее гетевского «Фауста». В президентском дворце собрались представители оппозиции и председатель парламента Грузии. Все они стояли навытяжку, как солдаты перед знаменем полка. С большого экрана за ними хитро наблюдал сам Шарль Мишель. Участники смотра…нет, не смотра, а акта капитуляции, выходили к микрофону, снимали маску, говорили положенную в таких случаях ерунду, потом подписывали соглашение и, чеканным шагом, шли обратно в строй. Рядом стояла элегантная Президент Грузии Саломе Зурабишвили и отстраненно наблюдала за происходящим.

На следующий день Шарль Мишель прилетел в Грузию на полдня, обнял участников, удостоверился в подлинности подписей и улетел обратно, дыша молодым барашком и имеретинским вином.

А потом были восторги и были поздравительные речи. Что интересно, и с той и с другой стороны заявляли, что это их полная победа. Все стороны остались довольными кроме…кроме ЕНД. Да, ЕНД не подписало документ, потому что этого не разрешил их бог и царь, который отсиживается в Украине и, чисто номинально, чем-то там заведует по части неизвестно чего.

По мне, все что происходит, это не работа. Это имитация работы. Как я уже имел честь говорить, полгода коту под хвост. А сейчас на подходе очередные выборы в местные органы самоуправления, так что опять будет не до работы, не до вдумчивых посиделок, не до конструктивных дебатов, не до поисков путей выхода из тупика.

Да, по велению Европейского совета и по вынужденному хотению был подписан худой мир. Но…

Но помяните мое слово, не будет никакого мира. Ни худого не будет и ни толстого. Вошедшие в парламент будут снова мутить воду и заниматься мелкими, а то и крупными интригами. Когда оппозиционеры не шли в главный наш законодательный орган, я даже думал, может это и к лучшему. Выигравшая партия могла бы в спокойной и деловой обстановке работать на благо отечества. Но это нельзя. Это будет называться однопартийным парламентом и будут сравнивать с советскими порядками. Хотя… хотя, иногда меня посещает крамольная мысль, что идея однопартийного парламента не так уж и плоха, хотя потом я с негодованием отметаю от себя подобную ересь. Рано еще нам быть однопартийным органом. Может, лет через 300-400, когда на смену сегодняшнему страждущему и алчущему человеку, придет на смену новая особь, тогда уже будет все равно, кто какой партии принадлежит. Может и партий тогда не будет и выборы буду происходить по-другому, и вместо «демократии», которая, по словам Уинстона Черчилля, является «отвратительной формой правления», наконец придумают что-нибудь более совершенное.

Мне не удастся полюбоваться, как все это произойдет в будущем. 300-400 лет, даже при нынешнем развитии медицины, я явно не протяну.

А жаль, так как очень интересно, как наши далекие потомки выкрутятся из всего этого. И что им за это будет.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG