Accessibility links

«Процесс пошел». Контроль над СМИ и нейтрализация оппозиции


Изида Чаниа

Думаю, что большинство граждан Абхазии, как и я, не понимают нынешнюю власть. Ежегодное послание президента к парламенту, в котором глава государства в соответствии с Конституцией должен обозначать основные краткосрочные и долгосрочные планы во внешней и внутренней политике, давать оценку общественно-политической ситуации в стране и так далее, второй год как не случилось. Не балует информацией и пресс-служба главы государства: на сайте президента можно разве что подсчитать количество поздравлений и указов. Указы связанны с кадровыми назначениями и освобождениями и продлением коронавирусных ограничений.

О пресловутой открытости для СМИ речь вообще не идет – из речей в узком кругу единомышленников понятно только то, что Аслан Бжания недоволен наследством, которое ему оставил Рауль Хаджимба. Год на ругань – очень большая роскошь для нашей страны, но это единственная информационная щедрость главы государства и его сподвижников. Поэтому судить о планах исполнительной власти можно лишь по косвенным признакам, и они свидетельствуют о том, что главная задача президента – зачем-то сохраниться во власти. И вот здесь все системно. План номер один – взять под контроль СМИ, номер два – нейтрализовать оппонентов.

Начну со СМИ, так как открытость президента ограничивается узким кругом журналистов, не задающих неудобных вопросов и чутко чувствующих, какую информацию следует предоставлять общественности, а какую нет. И уж коли президент объявил о начале курортного сезона, то пусть хоть все полягут от пандемии, это не должно повлиять на благостную картинку.

«Процесс пошел». Контроль над СМИ и нейтрализация оппозиции
please wait

No media source currently available

0:00 0:07:07 0:00
Скачать

На прошлой неделе в список нечувствующих попало российское информационное агентство «Sputnik Абхазия», которое в канун курортного сезона сообщило о росте заболеваемости COVID-19 и сложной ситуации в Гудаутском госпитале. Здесь катастрофически не хватает медперсонала и врач-реаниматолог, призывавшая помочь госпиталю, удостоилась от президента пренебрежительного звания «некий врач», означающее, по-видимому, что словам профессионала, который постоянно находится в госпитале, доверять не стоит. Руководитель «Sputnik Абхазия» Руслан Бганба позволил себе ответить и обратил внимание президента, что сотрудники этого СМИ не входят в круг подчиненных президента, а значит, отчитывать их на совещании правительства нет никакого смысла.

Между тем, посыл президента был растиражирован государственным ТВ, так как направлен он был не конкретному агентству, а всем СМИ. А его оскорбительное «некий врач» означает, что информация о пандемии теперь строго регламентирована официальными органами власти, и любой шаг в сторону расценивается как покушение на казну, в которую должны попасть «некие» доходы от курортного сезона. Те журналисты, которые не усвоят этого урока, будут отлучены от всякой информации.

Вторая задача исполнительной власти – нейтрализовать оппонентов, т.е. весьма нешумную оппозицию и отдельных людей, которые могут оказать силовое давление на саму власть. Так, авансом по подозрению в госперевороте был арестован бывший соратник Аслана Бжания, который привел его к заветному креслу главы государства, взяв штурмом администрацию президента в 2020 году. Ахра Авидзба был арестован в марте нынешнего года по обвинению в незаконном хранении, приобретении и ношении оружия. Статья, которую можно предъявить чуть ли каждому второму участнику войны, в настоящее время «отягощена» еще и законом, принятым парламентом за месяц до ареста героя ДНР. Но этот же закон дает Ахре Авидзба фору в 11 месяцев. Он гласит, что лица, в фактическом владении которых находится боевое незарегистрированное оружие, должны в течение 12 месяцев представить его в Генштаб для учета и оформления разрешительных документов. После прочтения данной статьи закона об оружии становится понятно, что Аслан Бжания таким образом обезвредил человека, который потенциально мог повторить свой «подвиг» по свержению президента. Авидзба голодает почти неделю, но на это никто даже не реагирует.

Но осталась еще оппозиция в виде партии ФНЕА, общественных организаций «Аидгылара», «Аруаа», «Абхазское народное движение». Всех не посадишь, с компроматом на лидеров получилось очевидная глупость и осталось только втянуть оппозиционеров, которые еще вчера подвергали сомнению историю с отравлением президента и требовали его отставки, в бесконечный диалог. На площадке президента он не получился, и тогда появилась идея вернуться к «чистому листу». С этой инициативой неожиданно для всех выступило общественное движение «Аидгылара» предложившее президенту, в обмен на «стабильность» объявить политическую амнистию. Эту идею спешно поддержали все пропрезидентские силы. Но беда в том, что никто толком не знает, что такое «политическая амнистия» и кто конкретно ее ждет. Мне сложно поверить, что Аслан Бжания готов признать Ахру Авидзба политическим заключенным? И даже лидеру партии «Аитаира» Леониду Лакербая непонятно, у кого хватит смелости назвать имена тех, кто должен попасть под экономическую, приватизационную, уголовную амнистию.

Несмотря на все эти «но», история «объединения» получила свое продолжение. И на прошлой неделе в офисе «Аидгылара» прошла встреча, к которой присоединилось еще одно оппозиционное движение – ветеранская организация «Аруаа». За бортом остаются анквабовская «Аитаира», и оппозиционные ФНЕА, «Апсны» и Абхазское народное движение. Однако, уже на следующий день выяснилось, что мероприятие было организованно администрацией президента, а ветераны войны не «видят необходимости в политической амнистии», но это им не помешало втянуться в беспредметный диалог. Видимо, чтобы придать ему предметность они предлагают: не делить коррупционеров по политическому признаку, переговоры с Грузией ограничить Женевскими дискуссиями, начать работу по признанию геноцида Грузии в отношении народа Абхазии. Глава ветеранского движения «Аруаа» Темур Гулия также выразил сожаление, что несмотря на карт-бланш в виде моратория на проведение общественных акций, власть не смогла подготовить антикризисный план по выходу страны из энергетического и экономического кризиса, и вместо реальной работы проводит политику информационной изоляции.

Так или иначе, но, как говорил Горбачев, «процесс пошел». И теперь дело за малым – подключить к нему еще не присоединившиеся оппозиционные партии «ФНЕА» и «Апсны», Абхазское народное движение и партию «Аитаира». Вот когда в диалог втянутся все политические силы страны, можно будет провести «политическую амнистию» по умолчанию и спокойно продавать энергосистему, аэропорт и недвижимость, «пилить» инвестропрограмму, и все это – видимо, мы должны в это поверить – без личной выгоды?

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Изида Чаниа

    В 1978 году окончила сухумскую среднюю школу №2, в 1983 году – биохимический факультет Абхазского госуниверситета. 

    Работала в газетах «Абхазский государственный университет», «Советская Абхазия», «Аидгылара», на Абхазском ТВ, в газетах «Экспресс-хроника», «КоммерсантЪ», внештатным корреспондентом в российских информационных агентствах «Постфактум», «Интерфакс». С 1998 года по 2016 год – редактор газеты «Нужная газета», с 2016 года – редактор газеты «Мырзаканаа».

    Член Союза журналистов Абхазии, председатель Ассоциации журналистов и работников СМИ Абхазии.

XS
SM
MD
LG