Accessibility links

Анкваб и никаких гвоздей!


Изида Чаниа

Представьте себе такую утопическую ситуацию: все политики, чиновники и государственные служащие работают сугубо на благо народа, не воруют и проявляют предельную степень открытости, денно и нощно думают о благополучии социально незащищенных слоев населения, соизмеряют свои действия с экологической целесообразностью, не обещают, чего не могут и не собираются делать, и так далее. Должна сказать, что такая реальность серьезно бы ударила по нашему брату журналисту, значительно сузив пространство для критики. Поэтому где-то глубоко в душе каждый журналист потирает руки при виде бестолкового чиновника, публично несущего ахинею и обещающего то, что ни один здравомыслящий человек даже представить себе не может.

Моя страна богата на руководителей разного ранга, позволяющих нашему творчеству бить ключом. Сегодня я не буду говорить о предвыборных обещаниях, о них все сказал Бисмарк еще два века назад, да и оппозиция частенько напоминает властям об их безответственности и халатности. Меня интересует нынешняя власть не вчера, а сегодня, и я начну с верхов.

За полтора года глава нашего государства Аслан Бжания пообещал и не исполнил столько всего, что подробный анализ его немногочисленных речей утомил бы кого угодно. И все же самые яркие обещания: полтора года назад – решить проблему получения российского гражданства за полгода; год назад – освободить от должности всех муниципальных чиновников, которые не решат проблему незаконной деятельности по добыче криптовалюты, заасфальтировать улицы столицы; восемь месяцев назад – закончить ремонт центральных улиц Сухума ко Дню Победы 30 сентября. На последней пресс-конференции Бжания сообщил журналистам, что только приступил к размышлениям над своим обещанием по оптимизации численности органов госуправления.

please wait

No media source currently available

0:00 0:05:33 0:00

Есть еще регулярно повторяющиеся обещания, связанные со здравоохранением и пандемией, – о закупке вакцины, к примеру. Обещания, данные за пределами Абхазии российским бизнесменам и политикам, – это отдельная тема под рубрикой «международные обещания», столь объемная, что лучше оставим ее на потом.

А ведь не только президент горазд на обещания, тут целая армия депутатов и чиновников пониже рангом – министры, главы администраций городов и районов. Чего только стоит обещание министра экономики засыпать бюджет доходами от криптовалюты или министра внутренних дел – разобраться с историей возникновения дефицита топлива, предшествовавшего повышению цен.

На прошлой неделе отметился премьер-министр Александр Анкваб, который на заседании координационного штаба по противодействию пандемии сообщил о готовности сменить свою высокую должность главы правительства на плотника и «заколотить двери ресторанов». Поводом для такого эмоционального всплеска стал рост заболеваемости коронавирусом. Заполнены все больницы, и, по словам главы кабмина, «усилий медиков может не хватить», так как «нагрузки сумасшедшие».

Непонятно, чем именно Анкваб был выбит из колеи – резкий рост заболеваемости после окончания курортного сезона прогнозировали все специалисты. Не стоит удивляться и правительству, которое не позаботилось об исполнении элементарных ограничительных мер при пересечении российско-абхазской границы, о соблюдении мер безопасности в транспорте, на рынке, не определило режим работы ресторанов и кафе. Видимо, чтобы снять с себя ответственность, надо публично умыть руки и сделать вид, что правительство не имеет отношения к росту заболеваемости – это народ такой недисциплинированный.

Вот, говорит Анкваб, вам распоряжение президента от августа 2021 года, которое содержит все необходимое для того, чтобы противостоять коронавирусной инфекции. И здесь я обращу внимание на дату усиления антиковидных ограничений – это 12 августа, разгар курортного сезона, когда врачи уже констатировали резкий рост заболеваемости и смертности.

Далее: в распоряжении президента, на которое ссылается премьер, содержится запрет на проведение массовых мероприятий любого характера, деятельность учреждений культуры, установлен обязательный масочный режим в общественном транспорте и торговых объектах, общественных зданиях и т.д. и ежедневное проведение дезинфекции. Распоряжение президента – это программа действий для его подчиненных, поэтому странно, что премьер вспомнил о нем спустя два месяца с формулировкой «государство работает в силу своих возможностей». Если Анкваб под государством понимает себя, то надо сказать, что его возможностей хватило только на объекты культуры – театры и библиотеки, да и то, потому что они, демонстрируя законопослушность, сами закрылись. Больше с 12 августа не был исполнен ни один пункт данного распоряжения. В стране в полную силу работают кафе и рестораны, ближайшее окружение президента и премьера проводит свадьбы на тысячу и более человек. Ну, ладно, возможно, ближайшее окружение руководства страны уже отгуляло, и теперь премьер решил, что самое время приступить к работе?

Но выяснилось, что ситуация опять не изменилась – все рестораны работают, Анкваб с молотком и гвоздями ни перед одним рестораном не объявился, даже в центре столицы. А судя по постам в сети, его там искали. Так очередная угроза премьера стала поводом для веселья – народ спрашивает, по какому адресу отнести премьер-министру молоток и гвозди, и сообщает, что рестораны забиты людьми, а не гвоздями. А всего-то и надо – обещать только то, что можешь сделать, подписывать распоряжения, которые смогут осуществить твои подчиненные, и браться за работу, которая тебе под силу. Но у каждой стороны есть положительные моменты: пока политики бросают слова на ветер, нашему брату журналисту есть о чем писать и говорить. Поэтому отдельное спасибо за сегодняшний блог нашему премьер-министру.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Изида Чаниа

    В 1978 году окончила сухумскую среднюю школу №2, в 1983 году – биохимический факультет Абхазского госуниверситета. 

    Работала в газетах «Абхазский государственный университет», «Советская Абхазия», «Аидгылара», на Абхазском ТВ, в газетах «Экспресс-хроника», «КоммерсантЪ», внештатным корреспондентом в российских информационных агентствах «Постфактум», «Интерфакс». С 1998 года по 2016 год – редактор газеты «Нужная газета», с 2016 года – редактор газеты «Мырзаканаа».

    Член Союза журналистов Абхазии, председатель Ассоциации журналистов и работников СМИ Абхазии.

XS
SM
MD
LG