Accessibility links

Астамур Тания: «Кабмин – это ненужный, дублирующий орган»


Астамур Тания

Абхазский историк, политолог и член комиссии по конституционной реформе Астамур Тания в интервью корреспонденту «Эха Кавказа» рассказал о концепции конституционных поправок и результатах работы комиссии. После принятия поправок кабинет министров и должность премьера будут упразднены, а полномочия президента и парламента претерпят существенные изменения.

Астамур, недавно состоялось заседание комиссии по конституционной реформе, была представлена концепция поправок к 3-й и 4-й главам Конституции Абхазии. Поясните, пожалуйста, о каких поправках идет речь и в чем суть этой концепции?

– Глава 3-я и глава 4-я – это главы, касающиеся полномочий законодательной и исполнительной ветвей власти. Те поправки, которые были предложены нами, касаются оптимизации системы управления, устранения дублирующих функций, повышения подотчетности президента парламенту, повышения его ответственности перед парламентом и обществом за проводимый курс. Эти поправки предполагают упразднение такого института, как кабинет министров. Согласно им непосредственно работой исполнительной власти будет руководить президент, тем более что по действующей Конституции он у нас является главой государства, главой исполнительной власти, он полностью контролирует все кадровые вопросы и деятельность правительства. Так что, на наш взгляд, кабмин – это ненужный, дублирующий орган.

please wait

No media source currently available

0:00 0:07:56 0:00

Речь идет обо всем кабинете министров или только о должности премьер-министра?

Речь идет об упразднении коллегиального органа в лице кабинета министров. Министры будут напрямую входить в состав администрации, эта система близка к американской, там тоже нет правительства

– Нет, речь идет об упразднении коллегиального органа в лице кабинета министров. Министры будут напрямую входить в состав администрации, эта система близка к американской, там тоже нет правительства. Министры будут напрямую входить в состав администрации, предлагается по-другому назвать правительство, которым будет руководить непосредственно президент. В результате решения не будут проходить ненужные стадии согласования, как это происходит сейчас: из министерства – в аппарат кабмина, из аппарата кабмина – в администрацию президента, и потом в обратном направлении, если есть замечания. Это позволит, с одной стороны, сократить и оптимизировать кадры, а с другой стороны, сократить путь принятия решений. Мы долго думали, что делать с вице-президентом, потом решили, что нужно лицо, которое по поручению президента будет осуществлять координацию деятельности отдельных ведомств, если нужна их совместная работа. Мы пришли к выводу, что нужно должность вице-президента оставить. В то же время он сможет выполнять дублирующие функции в случае необходимости.

Как проходило обсуждение поправок и есть ли у членов комиссии консенсус по этому вопросу? Все ли с этой концепцией согласны?

– Большинство членов комиссии с этими идеями согласны, поэтому мы на заседании голосованием приняли эти поправки и соответствующие предложения направили президенту. У председателя комиссии было особое мнение, она была не согласна с упразднением кабинета министров, но тем не менее большинство оказалось на стороне именно этой модели конституционной реформы.

Какие аргументы были у председателя комиссии Нателлы Акаба против этой концепции?

У нас в обществе ведь часто говорят, что члены правительства работают в закрытом режиме, мы не знаем, что они делают, а здесь у них будет обязанность выступать публично со своими идеями

– Нателла Нуриевна выступает за сохранение этого института, она считает, что это (упразднение кабмина) приведет к концентрации власти в руках президента. Но мы считаем, что в этом случае контроль парламента над деятельностью органа исполнительной власти усилится, потому что, во-первых, министры будут назначаться с согласия парламента, они будут обязаны выступать с соответствующими программами на сессии парламента перед своим назначением. Если, допустим, парламент отклонит назначение этого министра, то президент через две попытки может назначить свою кандидатуру. Однако через полгода парламент обязан будет вернуться к этому вопросу и поставить точку, его решение будет носить окончательный характер по кандидатуре. У нас в обществе ведь часто говорят, что члены правительства работают в закрытом режиме, мы не знаем, что они делают, а здесь у них будет обязанность выступать публично со своими идеями. Другой вопрос, у нас по действующей редакции Конституции государственные программы принимаются и утверждаются президентом. Могут возникать такие ситуации, что государственная программа принята, президент сменился, а следующий президент за нее ответственность как бы не несет. Мы предложили другую формулировку: президент разрабатывает, а парламент утверждает государственные программы, потому что парламент формирует бюджет и выделяет финансирование на реализацию соответствующих программ, тогда это будет совместная ответственность парламента и президента, и, соответственно, будет преемственность государственной политики в случае смены президента.

У работы комиссии есть какие-то временные рамки? И как, по-вашему, когда комиссия сможет окончательно сформулировать свои предложения и что она с ними будет делать дальше?

Поскольку на последнем заседании президент сказал, что он эту концепцию одобряет, я считаю, что этот этап нашей работы пройден. Теперь вопрос заключается в том, как эти поправки принимать

– Поскольку на последнем заседании президент сказал, что он эту концепцию одобряет, я считаю, что этот этап нашей работы пройден. Теперь вопрос заключается в том, как эти поправки принимать. Дело касается не только поправок, собственно говоря. Почему мы говорим, что это концепция поправок? Потому что эти поправки, если мы с ними согласны, влекут за собой большой объем изменений в действующее законодательство. Наряду с поправками необходимо будет принимать закон о порядке введения в действие этих поправок, расписанный по времени, необходимо внести большой пакет изменений. Мы предполагаем, что, если даже их внести сейчас, то они должны вступить в силу только в 2025 году, то есть к следующим выборам президента. На основе этих поправок, если они будут одобрены, будет работать тот президент, которого изберут в 2025 году.

А как часто собирается комиссия? Вам нужно будет еще встречаться, еще что-то обсуждать или можно считать, что работа комиссии практически завершена?

– Что касается архитектуры взаимодействия исполнительной и законодательной ветвей власти, я считаю, что мы свою часть пути прошли.

Есть ли у вас какие-то другие вопросы?

– У нас возникали вопросы относительно избирательной системы, но этот вопрос может быть решен путем изменения действующего законодательства без внесения поправок в Конституцию. Большинство членов комиссии являются сторонниками внедрения смешанной избирательной системы, здесь у нас как раз разногласий не было. Нателла Нуриевна является горячим сторонником этой идеи, потому что это является способом улучшения качества парламентаризма в Абхазии. У нас были споры, вносить ли это в Конституцию, но мы пришли к выводу, что логичнее это сделать через реформирование законодательства. Это не наш вопрос, это вопрос парламента и президента.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG