Accessibility links

Признание президента Зурабишвили


Саломе Зурабишвили

Президент Грузии Саломе Зурабишвили заявила сегодня, что у нее нет ни сил, ни ресурсов примирить противоборствующие политические лагеря. При этом она считает, что процесс национального согласия, к которому она призывает, вовсе не означает подобного примирения. Для чего в таком случае надо было выступать с мертворожденной инициативой две недели назад и каков тогда выход страны из глубочайшего затяжного политического кризиса?

Быстрых достижений в общенациональном примирении и согласии никто не ждал, но и такого скорого признания от президента Саломе Зурабишвили в своем бессилии – тоже. 10 декабря на саммите демократии, организованном президентом США Джо Байденом, она взяла на себя обязательство начать процесс примирения в стране. Уже через несколько дней Саломе Зурабишвили пригласила к себе во дворец Орбелиани представителей политических сил, там же сообщив, что процесс будет долгим, поскольку речь идет не о примирении политических сил, а о достижении национального согласия.

please wait

No media source currently available

0:00 0:07:36 0:00

Ввиду сложившейся ситуации с нескончаемым противостоянием правящей «Грузинской мечты» и крупнейшей оппозиционной партии «Нацдвижение», которое усугубилось приездом, а потом заключением в тюрьму основателя бывшей партии власти и третьего президента Михаила Саакашвили, все подхватили эту инициативу.

С 17 декабря, с начала процесса, в президентском дворце Обрелиани успели погостить десятки политиков и общественников, и лишь накануне, во время встречи с представителями гражданского и юридического сектора, президент Саломе Зурабишвили прямо заявила, что у нее нет ни сил, ни рычагов и ресурсов примирить две главные противоборствующие политические силы. Для того чтобы найти в себе силы сесть вместе и обсудить важнейшие для дальнейшего развития страны экономические, социальные вопросы и тему правосудия, нужно достичь соглашения в оценке «смутного» новейшего прошлого.

«Начало этого процесса – это не примирение политических партий. У меня нет ни рычагов, ни сил, чтобы сегодня помирить противоборствующие силы. Была попытка того же ЕС достичь такого соглашения между политическими силами. Думаю, можно было его выполнить. Но, к сожалению, этого не случилось. Я не буду заново начинать это, полагаясь на собственные силы, так как считаю, что у меня нет ни их, ни ресурсов. Самый большой предновогодний подарок для страны – это то, что все, кто пришел в этот дворец, смогли сесть для беседы. Это означает, что мы все можем со всеми разговаривать. И нет исключений, если есть воля».

И в этом процессе важнейшую роль президент возлагает на представителей гражданского и юридического сектора.

Не заглядывая в интернет-форумы и соцсети, по одним комментариям на странице президента Саломе Зурабишвили Facebook можно сделать вывод, как эти слова взбудоражили общество. Эмоции пользователей соцсетей зашкаливают. Одни недоумевают, для чего она все это начинала, другие изумлены: если не «Грузинскую мечту» и «Нацдвижение», кого нужно мирить, ведь в обществе нет конфликта, как, например, это было в начале девяностых прошлого века, когда в Тбилиси между сторонниками Звиада Гамсахурдия и Эдуарда Шеварднадзе вспыхнула гражданская война?

Были и те, которые посчитали, что таким образом президент Саломе Зурабишвили готовит общество к помилованию Михаила Саакашвили. Одни были за, другие против. А с учетом того, что пару дней назад, 27 декабря, президент, перед тем как встретиться с лидером «Нацдвижения» Никой Мелия, встретилась с лидерами «Грузинской мечты» Ираклием Кобахидзе и Мамукой Мдинарадзе, у некоторых возникло предположение, что властные лидеры надавили на главу государства, чтобы та свернула все эти начинания.

Эта версия имеет право на жизнь, если учесть, что и тогда, и сегодня лидер партии власти Ираклий Кобахидзе заявил, что о примирении не может быть и речи, если на политическом поле останутся Михаил Саакашвили и «Нацдвижение», и что с президентом речь шла лишь о снижении градуса поляризации.

Еще один лидер «Грузинской мечты» Мамука Мдинарадзе в корне зарубил идею «Нацдвижения» и части наблюдателей о том, что до начала примирения или достижения согласия нужно освободить из заключения Михаила Саакашвили:

«Здесь не идет речь о межпартийном примирении, разговор идет о национальном согласии. И подразумеваются такие вопросы, которые могут и вовсе не быть спорными. Это может быть связано с национальными интересами, с темой оккупации, целями деоккупации и со многими другими схожими темами, вокруг которых действительно возможно достичь национального согласия. И это мы с большим удовольствием будем обсуждать. Но когда выдвигаются какие-то условия, скажем – пусть выпустят Мишу, а потом помиримся, – я прямо заявляю: никому не нужно примирение со злом. И этот вопрос мы не будем пересматривать. Их ультиматумы мы не станем превращать в спекуляции на тему примирения и согласия».

В «Нацдвижении» слова президента сегодня не стали комментировать. Они сосредоточились на состоянии Михаила Саакашвили в горийском госпитале. После того как накануне была предпринята попытка перевести его в руставскую тюрьму, его состояние ухудшилось. К нему ограничили доступ посетителей, а также адвокатов. В свидании было отказано даже члену аппарата Народного защитника. Представители власти, несмотря на протест, в том числе и МИДа Украины, настаивают, что после затяжной голодовки состояние Саакашвили удовлетворительное и он должен быть этапирован в руставскую тюрьму. Его сторонники и независимые эксперты считают целесообразным дать возможность Михаилу Саакашвили пройти психореабилитационный курс за рубежом. Идеальным же в «Нацдвижении» считают, чтобы президент Саломе Зурабишвили его помиловала. Она пока против.

Слова президента Зурабишвили о том, что у нее нет сил и ресурсов, к которым многие добавили и желание, глава НПО «Международное общество справедливых выборов и демократии» (ISFED) Нино Долидзе не считает попыткой свернуть процесс. Она была среди тех приглашенных, с кем поделилась своим мнением президент.

«Я не воспринимаю это как то, что президент сложила оружие или опустила руки. Но я увидела, что конкретного плана на данном этапе у нее нет, и она думает, что именно можно будет предложить после этих индивидуальных бесед. Слова о том, что у нее нет сил и рычагов, по моему мнению, лишь указывают на то, что она осознает всю сложность процесса, который невозможно разрешить в одночасье. И мне не представляется этот процесс простым, ведь всем сторонам придется пойти на уступки. Считаю, что параллельно дискуссии о согласии нужно достичь соглашения о проведении реформ в сферах избирательной системы и правосудия, без этого мне не представляется согласие. Мы в глубочайшем кризисе, акцент перемещен на противостояние двух политических сил, в стороне остаются проблемы рядовых граждан, государственные интересы, и мы из года в год все отступаем и отступаем от демократического развития», – сказала Нино Долидзе.

Слова президента, продолжила глава НПО, убеждают в том, что она заинтересована найти выход, и, возможно, уже в начале года Саломе Зурабишвили предложит формат, в котором ведущую роль будут играть представители гражданского сектора. Но важнее и главнее сейчас, по мнению правозащитника, политическая воля, особенно правящей силы, чтобы страна хотя бы с будущего года начала выходить из кризиса. К сожалению, «Грузинская мечта» пока демонстрирует обратное – наслаждение властью и стремление удержать ее любой ценой.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG