Accessibility links

2021-й, как два предыдущих – закрытая дорога и борьба за выживание


Ленингорский район перешел под контроль югоосетинских властей в 2008 году, но его жители так и не стали частью югоосетинского общества. 13 лет они живут как бы особняком от Цхинвала. Каким был 2021 год для ленингорцев?

Ленингорский район вернулся под юрисдикцию Цхинвала в 2008 году. За последующие тринадцать лет местное население так и не ощутило себя полноправными гражданами, поэтому не сопротивляется произволу, оно лишь пытается приспособиться к новым реалиям и учиться извлекать из них пользу. Поэтому здесь непомерный в сравнении с другими местами уровень коррупции и прочих злоупотреблений власти и в то же время почти нулевой уровень гражданской активности. Не будет преувеличением сказать, что гражданское общество района – это один человек, гражданская активистка Тамара Меаракишвили. Она единственный местный респондент для СМИ, интересующихся происходящим в районе.

please wait

No media source currently available

0:00 0:09:55 0:00

По мнению Меаракишвили, 2021-й был годом ожидания, когда откроют границу с Грузией. 5 сентября исполнилось два года, как закрыт пункт пропуска «Раздахан» в ответ на действия грузинских властей, выставивших полицейский пост в районе села Цнелис. С тех пор ленингорцы лишены возможности передвижения через границу, лишены возможности видеться со своими родителями, детьми, живущими по ту сторону от шлагбаума.

За эти два года те, кто смирился и больше не надеется на гуманное отношение со стороны действующих властей, выехали в Грузию. Те же, кто остался, не теряют надежду и в любом телодвижении власти высматривают приметы скорого открытия «Раздахана».

Так было и в этот раз. Новости о намеченном на 26 декабря приезде Анатолия Бибилова в Ленингор на предновогоднюю встречу с местными жителями было достаточно, чтобы по району поползли слухи о скором открытии границы. На встречу в последних числах декабря люди пришли с единственной надеждой – президент смилуется, и они наконец смогут обнять родных. Но Бибилов оказался непреклонен, говорит участник встречи, гражданская активистка Тамара Меаракишвили:

«Бибилов поздравил присутствующих в зале с Новым годом и предложил задавать ему вопросы. Но все молчали, как будто ждали, что кто-то задаст вопрос вместо них. Тогда Бибилов сказал: «Хорошо, раз так, я сам задам президенту вопрос. Уважаемый Анатолий Ильич, откроется у нас дорога на Грузию?» Присутствующие в зале начали смеяться, пока президент не ответил на свой же вопрос: «Нет, не откроется. Я вам в прошлый раз сказал, при каком условии она может открыться: если власти Грузии уберут от Цнелиса свой полицейский пост».

Люди молчали. К этому президент добавил, что перед встречей ему советовали пообещать ленингорцам открыть дорогу, чтобы они за него проголосовали. «Врать не буду, – сказал Анатолий Бибилов. – Можете за меня не голосовать. «Раздахан» не открою, пока не уберут Цнелисский пост. Вы бы видели, в каком месте они его поставили. Какой смысл в этом был? Они же знали, что у нас будет ответная реакция. Почему они не подумали о вас?»

Получается, ответ на главный вопрос, который ленингорцы ждали целый год, они получили за пять дней до его окончания.

По мнению депутата Давида Санакоева, со стороны президента – это переадресация ответственности. На протяжении семи месяцев перед тем, как грузины выставили свой пост, президента предупреждали о готовящейся провокации, просили и требовали протянуть проволоку и выставить посты на западном участке границы, чтобы грузинские силовики не имели возможности зайти на территорию республики. Тогда Бибилов проигнорировал и предупреждения членов парламентской комиссии по делимитации и демаркации границы с Грузией, и сигналы от приграничных жителей о том, что строится дорога через лес к границе.

Теперь нужно найти тех, кто если не возьмет на себя, то хотя бы разделит ответственность за президентскую небрежность или станет подтверждением тому, что президент, как может, отстаивает интересы республики, говорит Давид Санакоев:

«Президент не предпринял никаких превентивных мер, чтобы не допустить этой ситуации, а теперь пытается свою ответственность переложить на ленингорцев. Но они здесь ни при чем. Они не могут нести ответственность за то, что кто-то халатно относится к своим обязанностям, сознательно или бессознательно. А теперь президент делает из них заложников, мол, если добьетесь, чтобы сняли пост, тогда я открою вам границу. Но какая взаимосвязь между ними? Они что ли заставили грузин выставить у Цнелиса пост? Нет, это не их вина».

Как и два года назад, Анатолий Бибилов предложил ленингорцам единственный, по его мнению, выход из затруднительного положения:

«Если у вас там есть родственники, дети, отцы-матери, то почему бы им не собраться и не сказать властям Грузии: «Из-за вас мы не можем попасть к нашим родителям, братьям и сестрам! Потому что вы выставили незаконный пост!» Почему не скажут? Потому что их сразу арестуют. В Грузии арестовать умеют... Саакашвили арестовали, и все – хорошо, нормально сидит. Еще арестуют…».

Циничное заявление.

Президент говорит, что не откроет ленингорцам границу, пока их родственники не потребуют от властей Грузии убрать пост, и тут же объясняет собравшимся, почему родственники не могут этого сделать – потому что боятся репрессий.

Тогда что им делать?

В качестве альтернативы президент предложил им уговорить родных переселиться в Южную Осетию и жить всем вместе. По мнению Анатолия Бибилова, они должны согласиться на переезд, потому что в республике выше, чем в Грузии, пенсии и зарплаты.

По мнению Тамары Меаракишвили, в районе действительно за этот год многое изменилось к лучшему. Больные получили возможность выезжать на лечение в Грузию, из-за чего в районе резко сократилась смертность. Все, кто не имел югоосетинское гражданство, получили в этом году паспорта без проблем и проволочек, говорит Тамара Меаракишвили:

«Жизнь людей улучшилась в разы. Все имеют паспорта, старики получают пенсии. Люди трудоустроены, простая санитарка в больнице получает двадцать тысяч рублей или примерно девятьсот лари. В Грузии столько получает врач с большой загруженностью, а наши врачи получают в три-четыре раза больше».

И все-таки, считает Тамара, потребности людей не ограничиваются хорошей зарплатой. Они хотят общаться с родными и близкими, они связаны с культурным пространством, в котором они воспитывались и без которого им плохо. Говорит Тамара Меаракишвили:

«Большая часть разделенных семей, уставших жить в разлуке, соединяются в Церовани. Это имеет свои последствия – опустели села за пределами Южной Осетии. После первой встречи с Бибиловым 26 декабря 2019 года одна школа закрылась и еще несколько сельских школ в очереди на закрытие. У нас в районе везде, где жило грузиноязычное население, закрыли грузинские школы, а переучить детей на русский некому. Не было достаточно учителей, чтобы учить детей на русском, да и особого желания учиться на русском тоже не было. Поэтому люди вынуждены были выехать туда, где их дети могли получить знания на родном языке».

По наблюдениям Тамары Меаракишвили, о том, как вымирает восточная часть района, можно судить по движению общественного транспорта. Раньше регулярно ходили автобусы из Цинагара в Ленингор, люди приезжали в райцентр за покупками или на прием к врачу. Ездили в Ленингор и автобусы из сел, расположенных в двух соседних ущельях. Теперь остался только один рейс – Ленингор-Цхинвал, по расписанию два раза в неделю, а по факту – один. Говорит Тамара Меаракишвили:

«Больше людей уезжает, чем возвращается, даже из тех, кто уезжает как будто на лечение. В неделю как минимум 25 человек выезжает, а обратно возвращаются раз в месяц или полтора человек 10-12.

– По вашим наблюдениям, сколько человек выехало с сентября 2019 года?

– До закрытия границы в восточной части района оставалось полторы тысячи, а теперь 600 – максимум 700 человек будет. А всего за время правления Анатолия Бибилова две трети населения восточной части района выехало. Это результат его запретительных мер – запрет на отгонное животноводство, закрытие грузинских школ и дороги».

Ленингорцы не умеют протестовать, требовать. Зато они научились приспосабливаться. Те, у кого на очередном этапе административных ограничений не хватает смекалки или терпения приспособиться, – выбывают, то есть уезжают в Грузию, те же, кто находит выход, – переходят на следующий уровень игры на выживание. Так было и в этом году, говорит Тамара Меаракишвили:

«Взамен закрытой дороги появилось более десятка нелегальных путей в Тбилиси. Это плохо не только для тех, кто больше не может свободно, не нарушая закона, передвигаться через пункт пропуска. Плохо и властям: раньше они контролировали перемещения людей и товаров через «Раздахан», теперь они ничего не контролируют».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG