Accessibility links

Шесть политзаключенных и краюшка хлеба


Изида Чаниа

«Сначала намечались торжества, потом аресты, потом решили совместить». Эта фраза из советского фильма «Тот самый Мюнхгаузен» как нельзя лучше иллюстрирует начало нового года в Абхазии.

8 января в канун второй годовщины государственного переворота, совершенного в 2020 году под предводительством действующего президента Аслана Бжания, в нашей стране прошли аресты участников митинга 21 декабря 2021 года. Было задержано шесть политических противников действующего президента. Сам глава государства, демонстрируя свою непричастность, дистанцируясь от процесса, отбыл в Москву на обследование.

Надо сказать, что в Абхазии участников митингов задерживают впервые в новейшей истории, несмотря на то, что митингами в нашей стране никого не удивишь. Публичным протестом абхазы даже в самые сложные времена выражали недовольство властью, добивались снятия «виновности», создания национального телевидения, возвращения абхазского языка в школы и так далее. Об этом, как о показателе традиционной демократии, говорили в своих научных и околонаучных статьях и докладах ученые, журналисты и общественные деятели.

please wait

No media source currently available

0:00 0:07:08 0:00

В послесоветский период митинги стали способом смещения руководства республики. Ныне действующий президент Аслан Бжания пришел к власти в результате государственного переворота и, видимо, очень боится, что уходить он будет таким же «традиционным» путем. Поэтому, чтобы удержаться у власти, вот уже два года единственное, что он делает, – уничтожает инакомыслие. Способы разные – угрозы, избиения оппонентов, полная информационная закрытость, уголовные дела, демонстрация силы: то спецназ с собаками «высаживается» в больнице, чтобы арестовать двух врачей, то проводится «антитеррористическая операция» по захвату трех «айсиков», конечно, принадлежащих оппонентам Бжания.

В то же время сторонники власти безнаказанно совершают преступления: избивают пожилых людей, стреляют в сотрудников милиции или в официантов в ресторанах. Ценность этой категории преступников для Бжания высока – завтра они будут насмерть стоять на подступах к комплексу правительственных зданий и избивать дубинками митингующих, чтобы их президент мог продавать «лучшие земли», национальные ресурсы и вести себя как барин, получивший в наследство всю страну.

Но вернемся к задержанным. Форма задержания была тоже весьма необычной для Абхазии. Никаких повесток, аресты проводились по пути следования, людей вытаскивали из автомобилей и такси. Всех задержанных обвиняют в попытке государственного переворота. Говорят, что в прокурорском списке около 50 неблагонадежных. Сомневаюсь, что задержать удастся всех, но показательная порка «рядовых» имеет значение. Потому как цель президента (и я не сомневаюсь, что решение принимал Бжания) не обезглавить оппозицию, как это делается в многомиллионных странах, а лишить ее массовости, запугав народ репрессиями и продемонстрировав неспособность лидеров оппозиции защитить своих единомышленников. Власти в некотором смысле повезло – нынешняя оппозиция представлена другим поколением и не в состоянии тягаться с наследниками Ленина и Сталина, которые воспитывались на их трудах и учились подавлять инакомыслие долгие 70 лет.

Но есть еще один вопрос: почему аресты начались не с лидеров оппозиции, а с рядовых ее членов? Бжания пытается вывести себя как организатора государственного переворота 2019 года из-под обстрела. Вот мы, мол, проводим аресты только тех, кто дрался, шатал автобусы и разбивал стекла. Из чего следует, что он готов положить на плаху торжества закона своих сторонников, которые штурмовали здание администрации президента в 2019 году – били окна, сносили двери, грабили кабинеты, издевались над журналистами и так далее. Тем более что многие из тех, кто шел на баррикады во имя того, чтобы Бжания стал президентом, уже и не жалко, так как после двух лет правления они уже не числятся в его сторонниках.

К сожалению, решить вопрос отстранения президента, нарушающего Конституцию, законы страны и принятые нормы, от должности можно только одним путем – свержением. Это не призыв, это единственный выход, который оставляет тому самому народу, который по Конституции является носителем суверенитета и единственным источником власти в Республике Абхазия, наше законодательство. Дело в том, что в этом «чудесном» наборе нормативных документов не прописана процедура правового смещения президента. «Если к власти удастся прорваться властолюбивому и корыстолюбивому уроду, он сможет, ни на волос не выходя за рамки очерченных полномочий, сколь угодно злоупотреблять властью, эксплуатируя и грабя народ. Никакой законной управы на него при этом не найдется», – писал в 1999 году правозащитник и общественный деятель Зураб Ачба. И его часто цитируют будущие президенты, которые, взгромоздившись в кресло, напрочь забывают о необходимости лишить себя царственных полномочий. То есть само законодательство диктует – бунт.

К тому же глава государства все время своего нахождения во власти активно провоцирует оппозицию на силовые действия – демонстрирует высочайшую степень недоговороспособности (это вообще фишка Бжания, его нахождение в оппозиции отмечено постоянными отказами от диалога). Он игнорирует предложения по стабилизации экономической и общественной ситуации, выходу из энергетического кризиса, отказывается от своих обещаний по сокращению численности чиновничьего аппарата, реформированию системы власти и управления, перехода на смешанную систему выборов и так далее. И есть в этом своя логика: силовое свержение власти предполагает ответственность, а следовательно – есть возможность устранить оппонентов раз и навсегда, чтобы они не мешали его планам по распродаже национального достояния.

Ближайший барьер, который надо взять исполнительной власти, – парламентские выборы. До 12 марта надо зачистить пространство от оппозиции, чтобы победоносно захватить парламент и превратить его из хоть и условно, но независимой ветви власти в одно из ответвлений президентской администрации. Для решения этой задачи используются как внутренние резервы – обещание помощи Ткуарчалу от Новоафонской пещеры и Рицинского заповедника, так и внешние силы, у которых давние коммерческие интересы в Абхазии. Вот и засыпают абхазских избирателей, не получающих даже нищенскую пенсию, мешками муки, поступающими в дар от Краснодарского края. Да, не сыр, но народ счастлив – говорят, мука хорошего качества. Хозяйки демонстрируют пышность хлебобулочных изделий, которые в ежедневном режиме теперь пекутся в восточной Абхазии. И большинству из них все равно, что в Абхазии уже шесть политзаключенных и завтра национальные интересы страны и права людей отстаивать будет некому.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Изида Чаниа

    В 1978 году окончила сухумскую среднюю школу №2, в 1983 году – биохимический факультет Абхазского госуниверситета. 

    Работала в газетах «Абхазский государственный университет», «Советская Абхазия», «Аидгылара», на Абхазском ТВ, в газетах «Экспресс-хроника», «КоммерсантЪ», внештатным корреспондентом в российских информационных агентствах «Постфактум», «Интерфакс». С 1998 года по 2016 год – редактор газеты «Нужная газета», с 2016 года – редактор газеты «Мырзаканаа».

    Член Союза журналистов Абхазии, председатель Ассоциации журналистов и работников СМИ Абхазии.

XS
SM
MD
LG