Accessibility links

Народ превращается в электорат


Изида Чаниа

В Абхазии стартовали очередные выборы – парламентские. И самое время поговорить о том, есть ли у нас шанс прожить спокойно следующие пять лет, возложив всю ответственность за страну на народных избранников. 130 тысячам с хвостиком избирателей надо выбрать 35 депутатов из двух сотен кандидатов. И нас не смущает, что в одном округе семь тысяч избирателей, а в другом две тысячи, и в одном случае депутата парламента могут избрать две тысячи человек, а в другом – всего 500. И тот и другой получат статус всенародно избранного и массу преференций за наш счет.

Если провести опрос среди обычных людей, то они нарисуют портрет идеального депутата или президента, за которого готовы проголосовать. На первом плане окажутся интересы государства и народа. Потому как каждый гражданин нашей страны знает, что народный избранник должен быть всесторонне развитым, предельно честным и патриотичным. А еще он должен разбираться в законодательстве, экономике, стоять на страже безопасности, прав простых людей, заботиться об экологии. Отдельная роль отводится безупречной биографии: по ней не должно пробегать и тени сомнений, и нет в ней места ни одной истории, порочащей честь и достоинство. И боже упаси, если эта история с криминальным оттенком.

please wait

No media source currently available

0:00 0:06:24 0:00

Но это теория. А на практике в момент, когда объявляются выборы, происходит пугающая метаморфоза: Homo sapiens (человек разумный) превращается в электорат безо всяких признаков былой принципиальности, отброшенной как ненужный рудимент. И вот мы уже из пассивного состояния перешли в активное: агитируем, спорим о достоинствах кандидата. А так как в реальности наш кандидат весьма далек от нарисованного идеального портрета, то его пребывание в парламенте или во главе государства только добавит нам переживаний за судьбу страны на целых пять лет.

Нынешние выборы проходят в чрезвычайной ситуации: на фоне значительного роста заболеваемости коронавирусом, в жутких бытовых условиях при отсутствии элементарных благ – света, воды, пенсий. В условиях, когда школьные, дошкольные учреждения отправлены на карантин, когда главная ПЦР-лаборатория остановила свою работы из-за поголовного заражения ковидом 90% сотрудников. Нет тестов, нет пандемии – это лозунг нашего руководства.

Но вопросы, связанные с эпидобстановкой, решают не медики, а политики, и, конечно, на первый план выходят их личные интересы. Их не смущает, что решения вступают в противоречие со здравым смыслом. Они не боятся, что кто-то обнаружит абсурдность их решений и не придет на выборы, потому как метаморфозы уже начались, и к обозначенному моменту – 12 марта – народ полностью превратится в электорат. Который забудет, как президент смягчает в разгар пандемии противоковидные меры и открывает под выборы дома культуры и библиотеки, но запрещает поминки и свадьбы; или как министр образования угрожает учителям, не прошедшим вакцинацию, освобождением от должности, когда в стране нет вакцины. Несложно вспомнить, что министр здравоохранения два месяца назад возражал против митинга оппозиции из соображений безопасности, а теперь молчит, даже когда его коллеги говорят, что ситуация чрезвычайно опасная.

Отдельная «песня» – премьер-министр Александр Анкваб, который называл медиков паникерами, но вот уже два года, опасаясь за свое здоровье, не покидает кабинета. Из соображений личной безопасности в условиях пандемии он не решается даже посетить парламент. Но утверждает, что проведение выборов в условиях пандемии не опасно для народа. Я никак не пойму: у пандемии есть какие-то политические предпочтения? Вот эти чертовы вирусные частицы как-то по-разному воздействуют на поминках и на выборах, на съездах по выдвижению кандидатов и на митингах? Мне всегда казалось, что воздушно-капельный способ передачи вируса не имеет политических предпочтений и одинаково опасен и для тех, кто стоял на защите президента, и для тех, кто требовал его отставки.

Но абсурдных решений у нашей власти столько, что в любом другом обществе даже их четверти хватило бы для отставки. Но дело в том, что отличие электората от народа столь же велико, сколь велико различие между амфибией и лягушкой или гусеницей и бабочкой. Поэтому я уверена, что на выборы пойдут даже те, кто пережил страшные потери родных и близких, кто сам совсем недавно задыхался от нехватки воздуха, кто осознает, что в нынешних условиях парламент, защищающий интересы страны, нам все равно не избрать. Голосовать будут и те, кто понимает, что выборы, простите меня за тавтологию, не предполагают возможности выбора, так как вынуждают нас выбирать не лучшее из лучшего, а лучшее из худшего.

К тому же электорат давно перепутал выборы в парламент с выборами в органы местного самоуправления, и его сражает наповал вкрученная лампочка, заасфальтированный кусок дороги, помощь в доставке нового трансформатора и суета при раздаче гуманитарной муки третьего сорта. И электорату недосуг разбираться с тем, что намедни этот депутат проголосовал в парламенте против повышения пенсий, ремонта линии электропередач, помощи населению при пандемии, лоббировал интересы майнеров криптовалют. И сегодня вновь идет в парламент, чтобы доделать то, что не успел, – проголосовать за повышение цен на электричество, за преступную распродажу недвижимости иностранцам и за лишение своего электората нищенской помощи от государства в размере 500 рублей. Что этот наш с вами избранник поставит свои личные интересы выше интересов народа и безопасности нашей страны, будет лоббировать интересы криминальных кругов и разворовавших страну чиновников.

Но пенять на них мы не можем – это мы их выбираем, это мы, как стадо, идем на выборы. А на самом деле есть только один шанс изменить ситуацию – отказаться от участия в выборах до тех пор, пока в наше законодательство не будет заложены механизмы, защищающие интересы народа и государства.

Но это все теория. А на практике я уже наблюдаю за тем, как зарастают жабры, из-под плавников появляются лапки. Метаморфозы не остановить – народ превращается в электорат. Народ готов к выборам без выбора.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Изида Чаниа

    В 1978 году окончила сухумскую среднюю школу №2, в 1983 году – биохимический факультет Абхазского госуниверситета. 

    Работала в газетах «Абхазский государственный университет», «Советская Абхазия», «Аидгылара», на Абхазском ТВ, в газетах «Экспресс-хроника», «КоммерсантЪ», внештатным корреспондентом в российских информационных агентствах «Постфактум», «Интерфакс». С 1998 года по 2016 год – редактор газеты «Нужная газета», с 2016 года – редактор газеты «Мырзаканаа».

    Член Союза журналистов Абхазии, председатель Ассоциации журналистов и работников СМИ Абхазии.

XS
SM
MD
LG