Accessibility links

Натали Смыр: «Мы в автоматическом режиме попадем под санкции»


Натали Смыр

Россия подпала под жесткие международные санкции из-за событий на Украине. Как они могут сказаться на Абхазии, «Эху Кавказа» рассказала депутат, председатель комитета по бюджету и кредитным организациям Натали Смыр.

– Натали, как бы вы могли оценить возможное влияние на Абхазию санкций, который сейчас накладываются на Россию?

Это цепная реакция, она пошла, и ее уже не остановить, поэтому мы очень четко ощутим эти санкции, мы в автоматическом режиме попадем под них

– Конечно, мы очень ощутим на себе санкции, которые накладываются на Россию. Она – наш стратегический партнер. Если посмотреть наше внешнеторговое сальдо, оно ориентировано больше на ввоз, чем на вывоз. Никаких прямых контрактов у нас нет, это все опосредовано через Российскую Федерацию. Мы тоже будем ощущать рамки того, насколько ограничено санкциями передвижение, перемещение, закупы… Это, знаете ли, цепная реакция, она пошла, и ее уже не остановить, поэтому мы очень четко ощутим эти санкции, мы в автоматическом режиме попадем под них.

please wait

No media source currently available

0:00 0:09:30 0:00

– Как это отразится на обычном жителе Абхазии? Чего ждать гражданам? Какие именно осложнения могут наступить?

Рост цен будет на все, поверьте мне. Оценить масштаб этих санкций очень сложно, потому что они пока декларируются, а как все это будет выглядеть на практике, мы не знаем

– Будет ограничено поступление товаров. Те товары, которые мы закупаем в России и которые являются непосредственно российскими, с ними, наверное, проблем не будет, но большинство товаров из разных государств – это и продукты питания, и весь спектр товаров, которые мы поставляем из России. Я думаю, что в автоматическом режиме у нас будет и рост цен. Это самое первое, что ощутят жители Абхазии. Рост цен будет на все, поверьте мне. Оценить масштаб этих санкций очень сложно, потому что они пока декларируются, а как все это будет выглядеть на практике, мы не знаем. Это мы ощутим чуть позже, но то, что мы уже видим, – это взвинчивание цен. Например, на ГСМ уже повысилась цена, хотя в России она снижается, а у нас почему-то повышается. Даже Россия сейчас не может оценить масштаб этих санкций. А может быть, нет худа без добра, и, когда применятся все санкции, мы начнем заниматься сельским хозяйством, натуральным хозяйством, начнем что-то производить? Может, мы уже сможем что-то сделать сами? Может, в этом будет какой-то положительный эффект? Не знаю.

– Вы предполагаете, что может быть острый дефицит каких-то потребительских товаров?

У меня какое-то подспудное впечатление, что это долго не продлится. Когда Запад и Америка поймут масштабы их санкций, тогда, я думаю, многие вещи будут пересмотрены

– Пока это остро не ощущается, ощущается только рост цен. Это же такая глобализация, которая захватила всех. Комплектующие, которые необходимы для производства многих товаров, их все у всех покупали, все откуда-то привозили, а сейчас все прекращается. Не считая муки и, может быть, сахара, это то, что в России есть. С мясом могут быть перебои, хотя Бразилия не наложила санкций, но все равно не летают самолеты, задерживаются корабли, тоже непонятно, как все это будет работать. Вот сейчас дать какую-то оценку очень сложно: масштабы непонятны и точка на санкциях тоже еще не поставлена. Но у меня какое-то подспудное впечатление, что это долго не продлится. Когда Запад и Америка поймут масштабы их санкций, тогда, я думаю, многие вещи будут пересмотрены. У меня почему-то такое ощущение.

– Вы сегодня что-нибудь бы посоветовали гражданам Абхазии? Вы сами, например, пошли в магазин, купили гречку?

– Не могу сказать, чтобы я сейчас советовала бы бежать за товарами и покупать. Помните, после войны Абхазия находилась в блокаде, но при этом товары поступали из Турции. Мы же как-то смогли пережить блокаду? А ведь мы находились в полной изоляции, нам было трудно пересекать границу с Россией, но все равно товары – мука, сахар, картошка, морковка, все это поступало к нам из Турции кораблями. Я думаю, что и на этот раз будет задействован именно этот логистический момент. Россия будет использовать Китай, страны Азии, не будет изоляции, какой-нибудь выход мы все равно найдем. Нет, за гречкой бежать не надо, я бы не советовала, все будет нормально.

– Что касается финансового сегмента в экономике, какие проблемы сейчас в финансовом секторе? Как они связаны с платежными терминалами, с картами?

Абхазия своего SWIFT не имела, отключение России от SWIFT, да, это очень сложно, а Абхазия не работала через SWIFT, у нас его и так не было. Мы как работали по системе корсчетов, так и будем работать

– Наша карта АПРА – локальная, работать по ней можно будет спокойно. Потом, я надеюсь, будет китайская платежная система UnionPay, Россия на нее переориентируется. Недавно Лавров выступал и говорил, что они откажутся от доллара как от резервной валюты, и я думаю, что это может быть большим финансовым крахом для Америки, нежели для нас. Это такие глобальные вопросы, которые напрямую нас не будут касаться. Мы работали с Россией по системе корсчетов. Абхазия своего SWIFT не имела, отключение России от SWIFT, да, это очень сложно, а Абхазия не работала через SWIFT, у нас его и так не было. Мы как работали по системе корсчетов, так и будем работать. Как получали деньги в рамках большого договора на социально-экономическую и инвестиционную программу, так и будем получать. Могут быть, конечно, какие-то задержки или что-то будет переориентировано на перспективу, это все возможно. У нас денежная единица – рубль, поэтому, я думаю, что какие-то неудобства мы будем ощущать с картами Visa и Masterсard. Может быть, перевести переводы будет невозможно, так как все закрыто и долларов нет, но наша карта АПРА будет работать, будет работать карта МИР, к тому времени можем перейти на цифровую валюту, нужен будет проект закона на перспективу. Будет новый парламент, и он должен будет об этом подумать. Будет найден какой-то выход, поэтому не стоит падать духом, но, конечно, сложности будут, надо быть к ним готовыми. Летом будет курортный сезон, к нам приедут люди, у нас будет хорошая выручка и доходы, поэтому все будет нормально.

– А у вас нет мыслей о том, что из-за наложенных санкций уровень жизни россиян упадет и что могут не приехать люди в таком количестве, как мы этого ждем? Таких опасений нет у вас?

Думаю, что какая-то поддержка со стороны России будет происходить. И нам надо как-то четко распланировать наш бюджет, внести изменения и сделать его более оптимальным

– Нет, конечно, я об этом думаю. Люди могут не приехать с учетом того, что не летают самолеты, а ездит только железнодорожный транспорт, перелет из Москвы сюда будет уже занимать четыре часа и стоимость билетов будет очень высокая, конечно, уровень инфляции очень растет. Ключевая ставка Центробанка России с 8% резко выросла до 20%. Но я думаю, что Россия накопила какие-то фонды, которые будут направлены на этот переходный этап, пока все это не переориентируется. Я думаю, что какая-то поддержка со стороны России будет происходить. И нам надо как-то четко распланировать наш бюджет, внести изменения и сделать его более оптимальным, прекратить тратить средства на «прочие расходы» и направить деньги на зарплаты, на социальные пакеты, дать возможность рынку и людям переориентироваться, а потом ученые, финансисты и экономисты что-нибудь придумают и найдут выход.

– Натали, вы работали в банковской сфере и были руководителем одного из коммерческих банков Абхазии. В связи с запретом на все операции с валютой как это повлияет на работу банков? У нас много пунктов обмена валюты, везде работают люди, наверное, и в банках у людей есть какие-то валютные счета, насколько серьезно это может отразиться на банковской сфере?

– Взаимодействие абхазских банков с иностранными банками при осуществлении внешнеэкономических операций, в частности, если у вас есть контракты с какими-то западными фирмами, вы покупали валюту, сейчас это все будет заморожено, приостановлено. Если мы будем работать с Турцией, нам, конечно, придется закупать валюту, будет необходимость договариваться с российскими банками, надо будет находить пути выхода. Да, видимо, будут у нас проблемы, вы меня сейчас озадачили… А какая будет валюта, это вопрос договоренности. Как только мы начнем сталкиваться на практике, то начнем понимать, что будет происходить.

– В Абхазии немало трудовых мигрантов. Все они отправляют деньги в те страны, из которых сюда приехали, переводы они осуществляли в долларах. Вы можете предположить, что ждет их, как эта ситуация отразится на них?

– Мы работаем с ними по системе переводов «Контакт» и, по-моему, «Корона», я давно уже в банке не работала, но если Россия запрещает переводы в долларах, то осуществлять переводы за границу в долларах будет запрещено, значит, будут предложены какие-то альтернативные варианты. Не могу вам сказать. Пока не решится вопрос, пока не придумают схему переводов, по-другому никак. Честно сказать, сейчас очень сложно понять, что будет происходить.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG