Accessibility links

Ахра Аристава: «Дипломатическая переписка пошла в ход как аргумент»


Ахра Аристава

Выступая в Общественной палате Абхазии, президент Аслан Бжания сослался на письмо посла России в Абхазии, в котором он ставит в известность руководство республики о том, что правительство России будет вынуждено применить финансовые меры воздействия, если решение таких вопросов, как передача в собственность России объектов в Пицунде, будет откладываться. Научный сотрудник Института экономики и права Академии наук Абхазии, экономист Ахра Аристава называет подобные формулировки «прямой угрозой» и считает: Абхазия не может кому бы то ни было делать такие «подарки».

– Ахра, вы на своей странице в «Фейсбуке» комментировали выступление президента Аслана Бжания в Общественной палате. Какое впечатление оно на вас произвело?

– Неоднозначное, потому что члены Общественной палаты, которые не являются политическими конкурентами, пытались обратить внимание президента на те или иные проблемы, а президент реагировал на это, как на критику. Но у них цель была другая – лишний раз остановиться, лишний раз задуматься и не допустить эскалации политической обстановки внутри Абхазии.

– Когда вы говорите о том, что президент реагировал на выступление представителей Общественной палаты, как на критику, что именно вы имеете в виду?

Такое впечатление, что он не слышит, что ему говорят. Он все равно настаивает на своем, и это касается широкого круга вопросов

– Такое впечатление, что он не слышит, что ему говорят. Он все равно настаивает на своем, и это касается широкого круга вопросов. Я вам приведу пример: по поводу теневой экономики был задан вопрос, долю теневой экономики озвучила Хатуна Шатипа, кандидат экономических наук. А президент настаивает на том, что улучшилось администрирование. Я на его месте не стал бы спорить, потому что все видят, что деньги фактически в Абхазию не заходят, а все операции идут через российские карты, включая туристические услуги. Все это есть и видно в Интернете, сами туристы говорят, что с российских карт оплачивают на российские карты услуги, предоставляемые в Абхазии. Это и называется теневой экономикой; говорить о том, что ее нет, и спорить с кандидатом экономических наук и представителем национального университета я не вижу смысла.

please wait

No media source currently available

0:00 0:12:57 0:00

– Какую долю теневой экономики озвучила Хатуна Шатипа?

– Хатуна Шатипа озвучила более 60%, но она говорила не только о доле теневой экономики, и она, и академическое сообщество, и представители абхазского госуниверситета говорят о том, что стране нужны реформы, если три года в стране нет никаких реформ, а президент говорит, что за три года бюджет увеличили почти на миллиард рублей, надо понимать, что, с учетом роста цен – это вообще ни о чем, такой темп никого не устраивает. Хатуна Шатипа еще больше сказала, она сказала, что бюджет должен быть больше на 2,5 млрд рублей. Зачем приводить аргументы бюрократии? Бюрократия всегда будет защищать себя, это всегда было при всех президентах. Лучше прислушаться к научному сообществу, оно ведь тоже не претендует на власть, оно – не политический конкурент. Зачем публично с этим спорить, если факт является фактом: за три года не было никаких реформ.

– Ахра, давайте вернемся к вашему посту, с которого мы начали разговор. Там речь идет о заявлении посла. Конкретизируйте, пожалуйста, что это было за заявление и что вас удивило в реакции президента?

Глава государства пытается укрепить свою позицию, потому что решение он уже принял, и правительство тоже приняло решение, они все уже подписали и теперь пытаются аргументировать свою позицию

– Речь шла о том, что в качестве аргумента в пользу принятия решения по государственной даче в Пицунде было заявлено о том, что посол написал письмо, где говорилось четко о том, что, в случае непринятия условий России, будут применены меры финансового воздействия. Это фактически можно рассматривать как прямую угрозу, и такая терминология в дипломатической практике мне незнакома, я тоже работал на разных должностях и понимаю, что она не может использоваться как аргумент в пользу принятия подобных решений. Я это рассматриваю так, что глава государства пытается укрепить свою позицию, потому что решение он уже принял, и правительство тоже приняло решение, они все уже подписали и теперь пытаются аргументировать свою позицию. Получается так, что дипломатическая переписка уже пошла в ход как аргумент, это тоже, знаете ли, настораживает.

– Почему президент прибегнул к обнародованию дипломатической переписки? С чем это может быть связано?

– Это связано в первую очередь с тем, что он пытается укрепить свою позицию по данному соглашению, но такая ситуация сложилась по вине самой власти, которая практически не провела ни одну реформу. А глава государства честно признался на встрече с общественностью города Сухума, что мы просим больше, чем даем, это его цитата. Просим, потому что не можем больше заработать, потому что не провели реформы, вот в чем проблема.

– Можно ли, на ваш взгляд, расценивать обнародование дипломатической переписки президентом и использование каких-то формулировок, которые содержатся в письме посла, как последний аргумент для президента, который оказался в достаточно сложной и трудноразрешимой ситуации в связи с вопросом Пицунды?

«Если абхазы не захотят, они у тебя золото не возьмут», это народная мудрость. Всегда лучше несколько раз обсудить, потому что если ты не обсудил, то даже хорошее дело, которое ты хочешь сделать, абхазы воспринимают как неуважение

– Он, конечно, оказался в сложной ситуации. И он, и правительство, и все те, кто принимал это решение, не обсудив его ни с обществом, ни с народом. Это касается не только договора по Пицунде, это касается и социально-экономического плана, это касается изменений законодательства. Оно не обсуждено в научном сообществе, я спрашивал депутатов, с ними тоже никто ничего не обсуждал, даже с депутатами – сторонниками нынешней власти никто ничего не обсуждал. А в абхазском обществе это всегда воспринимается негативно, потому что в абхазском обществе глубокие и давние демократические традиции. У нас даже есть пословица: «если абхазы не захотят, они у тебя золото не возьмут», это народная мудрость. Всегда лучше несколько раз обсудить, потому что если ты не обсудил, то даже хорошее, с твоей точки зрения, дело, которое ты хочешь сделать, его абхазы воспринимают как неуважение: не обсудил, значит, не уважил! Но это все последствия ныне действующей системы управления, это привычки бюрократии, которая не хочет ничего ни с кем обсуждать. Она себя считает умнее всех, хотя доходы правительства меньше, чем доходы некоторых абхазских предприятий. У нас есть такие, их доходы больше, чем доходы целого государства. И если все политические деятели, включая тех, кто сегодня у власти, обращали внимание на то, что политическую систему надо менять, чтобы она работала на народ, на страну и государство, значит, это надо уже делать, зачем тянуть? А не продавливать любой ценой решения и не создавать такую нездоровую и нехорошую атмосферу в стране.

– Когда вы говорили о том, что не обсуждалось ни с депутатами, ни с общественностью реформирование, вы имели в виду программу гармонизации законодательства, о которой сейчас говорят, что нужно ее быстрыми темпами продвигать?

Если исполнительная власть ведет переговоры и российская сторона настаивает на каких-то формулировках, то никто не мешал пригласить экспертов и специалистов

– Я имел в виду все вопросы. Дело в том, что обсудить с депутатами – это не значит обсудить с обществом и с народом. Ссылка на то, что отправили документ прошлому созыву парламента, не работает. Я так понимаю, что депутаты – это не пресс-служба исполнительной власти. Если исполнительная власть ведет переговоры и российская сторона настаивает на каких-то формулировках, то никто не мешал пригласить экспертов и специалистов. Дело в том, что в абхазском обществе есть уважительное отношение к российскому народу, лично к Владимиру Владимировичу Путину, но это не значит, что абхазское общество верит всем чиновникам России. Российская бюрократия не обладает каким-либо положительным рейтингом среди абхазского народа. Я вам приведу в пример последнее выступление Вольвача, замминистра экономического развития РФ, раз вы упомянули соглашение по социально-экономическому развитию. Он прямо говорит, что налог на прибыль пойдет в республиканский бюджет. Это значит, что человек не в курсе, что налог на прибыль в республиканский бюджет не идет (налог на прибыль поступает в местные бюджеты районов и городов - прим. Ред.). Это говорит о том, что он глубоко проблемы Абхазии не изучает, и это значит для нас, что он нами не занимается серьезно, потому что это очень важный вопрос. И таких чиновников было много, и отношение народа к российской бюрократии неоднозначное.

– Вы написали о том, что предложение неприемлемое и что Абхазия не является его источником. Пожалуйста, уточните, что вы имели в виду?

Надо смотреть вперед, не надо будущим поколениям оставлять проблемы. Российская сторона свои интересы защитила, но мы не видим, как наши интересы защищены нашими юристами

– Я имел в виду, что российская сторона со слов руководства Абхазии настаивает на том, чтобы мы подарили имущество Республики Абхазии. То есть это не мы являемся источником предложения, поэтому у абхазской стороны не должно быть никаких комплексов. Республика Абхазия сегодня не может себе позволить что-то дарить, мы не в том состоянии, у нас проблемы демографии, у нас социальные проблемы, у нас ветераны войны, которым надо помогать, у нас дети растут, а в столице Абхазии нет до сих пор для детей ни одной нормально карусели… Да, это наша вина, но делать такие подарки мы не можем. Тут не должно быть спекуляций, и вопрос о том, чтобы дать эту дачу использовать, не возникает, никаких сомнений на этот счет нет. Но надо смотреть вперед, надо смотреть дальше, не надо будущим поколениям оставлять проблемы. Российская сторона свои интересы защитила, но мы не видим, как наши интересы защищены нашими юристами, которые работают в органах власти. Мы не видим этих интересов, и в этом соглашении очень многое не отражено. Кто, как и за что отвечает, в случае возникновения каких-либо ситуаций как он будет себя вести?

Глава государства на встрече в Общественной палате озвучил, что он не видит опасности в этом соглашении. Я приведу еще один пример: в 1992-м году заместитель министра обороны в тот период давал интервью и сказал, что мы в Гудауте зашли в российские части и взяли оружие. А вы знаете, почему это было возможно? Потому что 1992-м году российские части, которые стояли в Абхазии, оказались вне закона, не было никаких договоров и никаких соглашений, на основании чего бывшие советские военные части вдруг оказались российскими военными частями. И все эти военные объекты оказались в юрисдикции Республики Абхазия, поэтому граждане Республики Абхазия смогли туда зайти и взять оружие. А если бы было соглашение, что это российская юрисдикция, туда бы никто не смог зайти. Но это тогда нас спасло. Так что все надо предусмотреть, есть опытные люди, и к их советам лучше прислушиваться. России не надо, чтобы у нее в будущем возникли какие-то проблемы с Республикой Абхазия и Республике Абхазия тоже не надо, чтобы возникали проблемы с Российской Федерацией.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG