Accessibility links

Ахра Аристава: «Это все подмена понятий и уход от внутренней повестки»


Ахра Аристава

Тема открытия «второго фронта» Грузией активно обсуждается в Абхазии, причем делается это под особым, выгодным властям республики углом. Абхазский экономист Ахра Аристава называет повторяющиеся заявления властей о грузинской угрозе и западном влиянии на абхазскую молодежь манипулированием и подменой понятий. Он также высказал свое мнение о заявлениях российского политолога Сергея Михеева и политика Сергея Бабурина об объединении Грузии, Абхазии, Южной Осетии в единый союз с Россией.

– Ахра, когда вы говорите о том, что политика запугивания и манипулирования гражданами в Абхазии набирает обороты, что вы имеете в виду?

Представители власти навязывают обществу повестку о том, что может быть война. Это все подмена понятий и уход от внутренней повестки и от тех проблем, которые у нас сейчас есть в обществе

– Я имею в виду, что представители власти навязывают обществу повестку о том, что может быть война, что якобы есть данные, что западные спецслужбы могут влиять на нашу молодежь, могут влиять на наших людей. Это все подмена понятий и уход от внутренней повестки и от тех проблем, которые у нас сейчас есть в обществе. Если власть проводит политику, связанную с раздачей земель иностранным инвесторам, и им не хватает аргументов, чтобы свою политику продвигать, и они видят противодействие, то вместо того, чтобы обсуждать эти вопросы, они начинают выпускать передачи на национальном канале телевидения и посвящают их то анонимам, то влиянию Запада, то каким-то блогерам, из которых такое большое зло сделали, вот это и есть попытка манипулировать: вместо аргументов увод темы в сторону.

– Ахра, сегодня в Абхазии многие обеспокоены информацией, которая появилась, о том, что в Грузии будет проведен плебисцит по открытию второго фронта. Что это за ситуация и каково ваше отношение к ней?

– Это опять же односторонняя подача информации. Мы видели, что об этом говорил лидер партии власти Кобахидзе, но он говорил о том, что власти Украины все время обращаются по этому вопросу и пытаются втянуть Грузию в войну. Видать, они там, в Тбилиси, устали от их обращений, и он сказал, что мы проведем референдум, а потом пояснил, что это шутка. Но здесь-то в Абхазии подача совсем другая, здесь говорят, что власти Грузии хотят провести референдум… Вообще, это нонсенс, если спокойно и хладнокровно подумать, в истории человечества не было факта, чтобы кто-то проводил референдум на тему войны. Это бред, и зачем обсуждать в Абхазии тему плебисцита? Это тоже манипуляция и уход от главных тем.

– Когда вы говорите, что власть эту тему предлагает людям, что вы имеете в виду?

– Мы же видим, кто выступает – министр иностранных дел выступает, председатель СГБ выступает, общественные деятели, которые поддерживают власть, они вот эти темы педалируют. Наше общество ждет перемен, реформ. Вот во время последней передачи задается вопрос председателю СГБ про анонимов, или вот молодежь провела акцию, какие-то подозрения, намеки на то, что это может быть влияние чье-то… Если есть чье-то влияние, то должны быть факты, но, как я понял, фактов нет. Общество-то ждет борьбу с коррупцией, с контрабандой, с оргпреступностью, где эти вопросы? Почему эти вопросы не обсуждаются? Почему не обсуждается вопрос доступа той же молодежи к государственному финансированию через тендеры и конкурсы? Мы этого не слышим, поэтому я настаиваю, что это обычное банальное манипулирование.

– Ахра, когда вы говорите, что у Грузии нет намерений открыть второй фронт, вы приводите такой аргумент, что Грузия стала зарабатывать огромные деньги, и говорите, что рост экспорта превысил 36%, за счет чего?

– Мы, естественно, отслеживаем открытые источники, есть государственная статистика, есть таможенная статистика, они позволяют делать определенный анализ. В прошлом году еще до боевых действий в Украине они обеспечили значительный рост поставок в основном пищевой продукции в Российскую Федерацию. Этот рост имеет стабильную динамику, это не какой-то резкий скачок. В этом году рост может быть связан с реэкспортом. Во всяком случае, 36% роста экспорта – это очень серьезный показатель, это очень серьезные достижения. Плюс они буквально на днях заявили о перевыполнении бюджетных показателей на 1 млрд 200 млн лари. Эксперты ВМФ увеличили прогнозные показатели роста в этом году с 3% до 9%.

– С чем эти успехи связаны?

– Я думаю, тут разные факторы сложились вместе. Скорее всего, руководство России к Грузии стало относиться лучше, если позволяет так резко наращивать экспортные поставки из Грузии. Вторая причина связана с политикой самого руководства Грузии, Национального банка Грузии, они очень стараются контролировать процентные ставки по кредитам. И обстановка, сложившаяся из-за войны, санкций, тоже влияет. Я уверен в том, что здесь речь даже не идет просто о том, что Грузия пытается заместить поставщиков, которые были у России из Европы и других стран, это уже не просто транзит, а полноценное участие в международной торговле.

– Ахра, а вы видите возможность для Абхазии в этой ситуации предпринимать какие-то шаги для наращивания своих возможностей?

Абхазия должна обозначить свои интересы в Черноморском регионе и громко об этом говорить, чего мы, к сожалению, не делаем

– Конечно, Абхазия должна обозначить свои интересы в Черноморском регионе и громко об этом говорить, чего мы, к сожалению, не делаем. Мы увязли в какой-то земельной повестке и спорим: надо дачу отдать или что-то еще отдать. Страна утонула в этих вопросах.

– Ахра, как, по-вашему, это влияет на вопросы войны и мира в регионе?

– Некоторые политики и политологи не только в Сухуме, но и в Москве не совсем правильно оценивают тех руководителей, которые сегодня стоят во главе Грузии. Это новое поколение политиков, надеюсь, что они извлекли очень серьезные уроки из своей истории и вообще из истории международных отношений. Логика в их действиях есть. Противостояние Запада и Востока наблюдается столетиями, и, конечно, в этом противостоянии малые страны, сейчас модное слово «в буферной зоне» всегда страдали: то теряли суверенитет, то их вовлекали в войны. Но Грузия эту нишу пытается заполнить. Эта страна может обеспечивать мир между крупными державами через общение, через торговлю, тем более что они давно уже не говорят про войну, потому что война с Абхазией для них – это автоматически будет война с Россией по тем договорам, которые есть между Республикой Абхазия и Российской Федерацией, это автоматически потеря всей торговли с Россией.

– Ахра, сегодня появились две публикации, которые разместили абхазские Telegram-каналы. Одна из них имеет отношение к Сергею Михееву, российскому политологу и телеведущему, который задается вопросом: «Готова ли Грузия вернуться в состав России? Тогда, может, мы и абхазский вопрос вместе с югоосетинским решим в составе России?» – заявил Михеев. Он также назвал государства на постсоветском пространстве недоделанными. И было высказывание Сергея Бабурина, который сказал о том, что дипломатическое признание Россией Абхазии и Южной Осетии не должно отталкивать их от Грузии, напротив, – говорит Бабурин, – не буду скрывать, мечтаю, чтобы пришло время, когда Грузия, Абхазия и Южная Осетия объединились бы с Россией в новый союз». Какую реакцию, по-вашему, эти высказывания вызывают в Абхазии? Как реагируют на них люди и как реагируете на них лично вы?

Это совершенно новая реальность, она касается всех постсоветских стран. И говорить о возрождении Союза – значит, что эти люди выпадают из той повестки, которая сегодня складывается

– Лично я реагирую отрицательно. И Михеев, и Бабурин – это все звенья одной цепи. И это опять же связано с нынешней политикой власти. То есть, когда ты дал повод, если ты готов по двести гектаров отдавать земли на условиях невыгодных твоему народу, конечно, у людей возникают определенные мысли, и они абсолютно по отношению к Абхазии негативные. Они неправильно понимают ту реальность, которая сложилось. Это совершенно новая реальность, она касается всех постсоветских стран – и Абхазии, и Грузии, и Армении, и Азербайджана. И говорить о возрождении Союза – значит, что эти люди выпадают из той повестки, которая сегодня складывается. Это выпадает даже из того, что говорит президент России, который, выступая, настаивал на том, что Россия за то, чтобы было равенство между странами и народами вне зависимости от их размера и количества населения. Республика Абхазия была независимой и хочет быть независимой, навязывать какие-то формулы и схемы, решать за абхазский народ, что абхазам лучше – это совершенно недопустимо, это недопустимо по отношению к любой стране. А называть их «недостранами»… Ну что я могу сказать? Такие заявления только портят отношения между народами и между странами.

– Ахра, в связи с тем, что вы сказали о необходимости уважительного отношения, в связи с той цитатой Путина, которую вы привели, – об уважении суверенитета соседних стран, как с этим соотносится война в Украине? То, что сейчас там происходит? Что вы об этом думаете?

– Я думаю, что вот как раз таки друг друга не услышали, не постарались друг друга услышать. Россия настаивала на буферной зоне, чтобы там не было НАТО и никаких ракет. Руководство Украины по-своему настаивало, и вот к чему это все привело. Теперь миллионы людей страдают, надо уметь друг друга слышать. Если сегодня каждый начнет свое продвигать, в итоге народ пострадает во всем регионе. XXI век – это век новых технологий, недопустимо это и ненормально. Что такое цифровизация? Это когда каждый гражданин выходит в эфир и говорит, что думает. Раньше не было таких возможностей, чтобы одного человека могли услышать несколько тысяч или миллионов человек, а сейчас любой гражданин берет телефон, выходит в прямой эфир и говорит свое мнение. Значит всем надо менять стиль управления.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG