Accessibility links

«До основания…» и продать по остаточной стоимости


Изида Чаниа

В начале лета президент Аслан Бжания на совещании с правительством прогнозировал «турбулентную осень». «Не будет электричества, настанут мрачные времена для всех чиновников, первыми это испытаете вы… мы в очень некомфортной форме», – сказал он и погрозил пальчиком премьер-министру Александру Анкваб и вице-премьеру, министру экономики Кристине Озган. Сказал и забыл до осени, а она наступила как-то внезапно. И сегодня в Абхазии больше всего цитируют его обещания решить проблемы энергетики годичной давности и говорят об усугубившемся кризисе. Катализатором обсуждения стала авария на высоковольтной линии «Ачгуара» 1 ноября, оставившая половину страны без света на целых три дня.

Любопытная деталь, которую подчеркивают все без исключения участники обсуждения: авария произошла через пару дней после окончания ремонтных работ на линии. На них были потрачены инвестиционные деньги в размере 50 млн рублей. Специалисты утверждают, что работы были проведены некачественно, а линия провисает, потому как были использованы провода меньшего диаметра, которые, во-первых, не выдерживают нагрузки, во-вторых, «вступают в конфликт» с остальными проводами, и в сети происходит замыкание. Пользователи социальной сети публикуют фотографии, на которых видно, как новые провода провисают до стогов сена, и задают вполне резонные вопросы, связанные с коррупцией и откатами. «5% пошло на работу и 95% в карманы?», «Откатов сколько было? Хотя бы 5 лямов дошло до дела?» – спрашивают они, не жалея восклицательных и вопросительных знаков.

please wait

No media source currently available

0:00 0:10:37 0:00
Скачать

В том, что власть проворовалась в очередной раз, уверена и оппозиция, требующая незамедлительного вмешательства то парламента, то прокуратуры. Понимая желание оппозиции остаться «в законном русле», не могу не отметить, что все ее запросы за все три года в прокуратуру (о нынешнем парламенте и говорить бессмысленно) не принесли никакого результата. Уверена, что и сейчас оппозиции посоветуют обратиться в какой-нибудь суд или напрямую, к Всевышнему. Тем более что в октябре исполнительная власть отблагодарила прокуратуру, добавив к их бюджету «стимулирующие» 11 миллионов рублей. И это куда более весомый посыл, чем призывы защитить национальную безопасность или стратегические интересы.

Но вернемся к очередному ремонту после предыдущего ремонта высоковольтной линии, на который, уверена, потребовались дополнительные средства. После него отдельные районы в столице и за ее пределами продолжают испытывать проблемы с подачей электричества (соответственно, воды). Это совершенно абсурдная ситуация, когда очень богатая, а может, и самая богатая на энергоресурсы (на душу населения) страна испытывает дефицит электричества. И проблема вряд ли разрешится оттого, что ушел очередной главный энергетик и его место занял очередной его заместитель, или оттого, что оппозиция обратилась в прокуратуру.

И вот еще любопытный факт, на который обращает внимание общественность. Пока половина Абхазии сидела без света, счетчик на Джварском водохранилище, подающем воду в ГЭС, продолжал показывать стремительное падение уровня воды. Думаю, что подозрения пользователей, что пока они сидят без света, энергия продается по черным схемам в другие страны, тоже имеют право на существование.

Исполнительная и законодательная власти, по сформировавшей за три года традиции, в полемике участия не принимала и всеми силами делала вид, что проблемка небольшая и не заслуживает ее государственного внимания. У них большой пакет поздравительных телеграмм и увеселительных мероприятий, и им не до таких мелочей, как свет в домах жителей страны. За них отдувались энергетики, продолжая хлестать дохлую лошадь – «морально и технически устаревшую систему электропередач».

Но я предпочту основываться на мнении людей, не имеющих влияния на принятие решений в нашей стране, – общественности и оппозиции. Тем более что есть хроника событий, которая подтверждает, что за последние три года ни одно разумное предложение по изменению ситуации в энергетике не принималось властями. Более того, исполнительная власть планомерно действовала вопреки здравому смыслу и мнению специалистов.

И это не простая некомпетентность, в которой нынешняя оппозиция обвиняет власти, – это действия, которые давно пора квалифицировать как направленные на откровенное ухудшение ситуации в энергетике. Если нужны примеры, то я их приведу еще раз. Президент вступил в должность с инициативой разрешить деятельность по добыче криптовалюты, когда в стране был колоссальный дефицит электричества. «Отшептать» правительство от этой мысли пытались общественные организации, энергетики, оппозиция и депутаты парламента. Не услышали, и в Абхазию на низкие цены на электричество хлынули добытчики криптовалюты. Тогда страна погрузилась в режим чрезвычайной экономии электроэнергии. Шестичасовые веерные отключения и отключения вне графиков.

Попытались спасти ситуацию депутаты парламента прошлого созыва, предложившие план выхода из кризиса. Здесь особенного внимания заслуживает история с линей «Ачгуара», той самой, которую «отремонтировали» в октябре нынешнего года и которая является энергетической артерией страны. Всего 35 километров, которые власть не может одолеть три года! Кажется, не было в стране человека, который бы не понимал, что линию надо менять, пока идет ремонт деривационного тоннеля «Ингур ГЭС» и электроэнергия закупается в России. Это январь-апрель 2021 года. Но опять решение, лежавшее на поверхности, встретило колоссальное сопротивление со стороны президента и правительства, упорно вгонявших страну в энергетические долги. Средства, заложенные парламентом шестого созыва в бюджет на ремонт ВЛ, были демонстративно использованы на другие нужды (не знаю, зачем присутствует на заседаниях сессии парламента прокуратура).

Еще одна безуспешная попытка парламента – взять под контроль оплату электричества, установив дистанционные счетчики. И опять, и снова средства, с боями заложенные парламентом в бюджет, правительство направило на другие нужды. А ведь проще простого понять, что повысить сборы за потребление электричества можно, повысив дисциплину платежей, вычленив из числа потребителей льготников, тех, кто не относится к социально незащищенным слоям населения, остальных дотировать из бюджета. Депутаты парламента приводили статистические данные, демонстрирующие, как повысились сборы за электричество там, где счетчики были установлены экспериментально, и советовали начать их установку с районов, где наиболее высокий уровень неплательщиков. Логично? А что делает власть? Все уже догадались? Правильно, не устанавливает счетчики или устанавливает их там, где население более дисциплинированно платит за электричество – в столице.

Отдельная песня – льготники. Значительная их часть – это высокооплачиваемые бюджетники и пенсионеры, которые потребляют электроэнергии больше, чем любой другой среднестатистический гражданин страны. Но они по-прежнему платят за электричество, как инвалиды.

Вместо реализации всех этих рациональных предложений, звучавших уже как молитва, правительство тупо повысило цену за потребление электричества. Понятно, что собираемость оплаты за электричество возросла, но количество людей, оплачиваемых электричество, – уменьшилось. То есть нагрузка опять легла на добросовестных граждан страны, численность которых с каждым годом уменьшается, потому как это люди советской закалки, которые, получив пенсию, тут же идут платить за электричество и коммунальные услуги. Это пенсионеры, которые больше всех страдают от отсутствия света и воды, так как большую часть времени проводят дома. Получилась социально-ориентированная экономика шиворот навыворот. Однако поколение дисциплинированных людей, которые отдают долги государству вне зависимости от того, выполняет ли это государство свои обязанности перед ними, стремительно уменьшается. И нормальная, ответственная власть, даже если она выпала из СССР, должна научиться работать не только с теми, кто поддерживает государство безоговорочно, но и с теми, кто требует от него выполнения обязательств в социальной сфере.

Потому как кризис в абхазской энергетике – это не только и не столько проблема одряхлевших сетей или неплательщиков, это проблема никчемного, я бы даже сказала, антинародного правительства страны, которое выступает в двух ипостасях – в роли продавцов национальных богатств, когда это касается их личных интересов, и в роли попрошаек, когда это касается государственных интересов.

И после последней аварии на высоковольтной линии меня уже никто не убедит, что наше руководство не взяло курс на продажу стратегической области экономики, на выведение активов из собственности государства. Шоковая терапия, в результате которой население уже просит энергетиков ввести график включения света, а не отключать его, когда попало, свидетельствует о том, что все действия власти осознаны и направлены на выматывание людей и полный развал энергетики перед ее распродажей. Мы все это уже проходили – «до основания…» и продать по остаточной стоимости.

Но я вернусь к Аслану Бжания, с которого начала свой блог. Когда он находился в оппозиции, то в его кабинете в рамочке висела фраза с исландского «Монумента Гражданскому Неповиновению»: «Если правительство нарушает права людей, то восстание – их священное право и обязанность». Мне всегда казалось, что традиции Исландии весьма близки абхазским. И это не призыв к государственному перевороту – это про обычную человеческую гордость, которая когда-то была характерна для абхазского народа, но в результате глобализации куда-то выветрилась.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Подписывайтесь на нас в соцсетях

  • 16x9 Image

    Изида Чаниа

    В 1978 году окончила сухумскую среднюю школу №2, в 1983 году – биохимический факультет Абхазского госуниверситета. 

    Работала в газетах «Абхазский государственный университет», «Советская Абхазия», «Аидгылара», на Абхазском ТВ, в газетах «Экспресс-хроника», «КоммерсантЪ», внештатным корреспондентом в российских информационных агентствах «Постфактум», «Интерфакс». С 1998 года по 2016 год – редактор газеты «Нужная газета», с 2016 года – редактор газеты «Мырзаканаа».

    Член Союза журналистов Абхазии, председатель Ассоциации журналистов и работников СМИ Абхазии.

XS
SM
MD
LG