Accessibility links

«Мечта» и метаморфоза


Ираклий Кобахидзе

«Грузинская мечта» неожиданно приняла решение отправить законопроект «О деолигархизации» в Венецианскую комиссию для правовой оценки, хотя ранее ее лидеры неоднократно заявляли, что не собираются этого делать. Появился ли повод для оптимизма в деле выполнения всех необходимых рекомендаций ЕС для получения статуса кандидата в члены этой организации?

Представительство ЕС в Грузии первым отреагировало на решение «Грузинской мечты». В размещенном в соцсетях заявлении говорится:

«Мы приветствуем сообщение о том, что парламент Грузии предпримет позитивный шаг и направит законопроект «О деолигархизации» на рассмотрение Венецианской комиссии. Важно консультироваться с разработчиками международных стандартов и выполнять их рекомендации».

На раздумья правящей силе понадобилось две недели, следует из комментария председателя партии власти Ираклия Кобахидзе. Сегодня он сообщил, что вопрос поднимал посетивший Грузию 15 ноября еврокомиссар по европейской политике соседства и расширению Оливер Вархей, об этом говорил с Кобахидзе при личной встрече и новый посол ЕС в Грузии Павел Герчинский. Этим и обусловлено решение «Грузинской мечты», судя по следующим словам Ираклия Кобахидзе, которое многим показалось больше похожим на одолжение:

«Я и сейчас думаю, что отправка этого документа в Венецианскую комиссию вообще была не нужна. Но, поскольку были такие просьбы, мы приняли их во внимание, и законопроект был отправлен в Венецианскую комиссию».

please wait

No media source currently available

0:00 0:05:53 0:00

Более того, «Грузинская мечта» обещает дождаться правовой оценки европейских экспертов, учесть замечания в случае их наличия и уже потом принимать закон в третьем чтении. Преподнося свое решение как жест доброй воли, в «Грузинской мечте» продолжают настаивать, что данный закон – аналог украинской модели, которую хвалили в Еврокомиссии, когда Украине предоставили статус кандидата на вхождение в ЕС. А Грузии предоставили европейские перспективы для получения статуса в виде 12 рекомендаций. В них пятым значится пункт «О деолигархизации».

В «Нацдвижении» пожелали, чтобы вместе с вариантом «Грузинской мечты» в Венецианскую комиссию направили для оценки и альтернативный вариант законопроекта. Остальная часть парламентской оппозиции, называя решение «хорошим», предпочла сконцентрироваться на других вопросах. Депутату «Стратегии Агмашенебели» Паате Манджгаладзе не нравится, что первым из четырех критериев для определения олигарха в законопроекте значится влияние на СМИ:

«Закон, который главным признаком олигархии считает влияние на СМИ, не может быть полноценным законом. Признаком олигархии является влияние на решение власти с использованием чрезмерных ресурсов. Это обязательно осудят в Венецианской комиссии. Нужно также сказать: нравится нам или нет, но, в случае позитивной оценки, нам, оппозиции, тоже придется поддержать этот вопрос. Так же, как и «Грузинской мечте» придется учесть замечания Венецианской комиссии».

Депутат «Гирчи» Александр Раквиашвили признался, что не всегда согласен с оценкой и рекомендациями Венецианской комиссии. Но дело не в принятии закона, считает депутат Раквиашвили:

«Европейцы не просят нас принять закон, они просят, чтобы мы защитили государственные институты от чрезмерного влияния отдельных лиц. Это значит, что мы должны построить независимые институты».

С мнением о том, что главное – не принятие закона ради галочки, согласна исследователь «Центра социальной справедливости» Ана Папуашвили. Она обращает внимание на то, что грузинские власти неточно интерпретируют позицию Еврокомиссии, что на самом деле в Брюсселе советуют Киеву претворять в жизнь закон «О деолигархизации» со строгим соблюдением правовых норм, опираясь на оценку Венецианской комиссии. Кроме этого, и в самой Украине еще точно не знают, как работает данный закон, говорит правозащитник, указывая также на то, что сравнивать проблемы с олигархами в Украине и в Грузии нельзя.

«Надо учесть также, чего мы на самом деле добиваемся – принять закон для получения статуса или же преодолеть в долгосрочной перспективе проблемы, которые у нашего государства есть в этом плане. Для того чтобы на самом деле укрепить демократию, одного этого закона, тем более разработанного по аналогии с законом другой страны, недостаточно. Нужны последовательные реформы в судебной системе, в правоохранительных структурах, в борьбе с коррупцией, нужны законы, ограждающие СМИ от вмешательства в их редакционную политику, поскольку олигархия – неформальный институт, правление из-за кулис. И олигархи заинтересованы в ослаблении госинститутов».

Такой готовности к системным реформам в «Грузинской мечте» пока не видно. Обсуждая закон «О деолигархизации», депутаты партии власти отмечают, что он не коснется основателя партии Бидзины Иванишвили. Хотя он, как бывший премьер-министр, упомянут в проекте резолюции Европарламента, где содержится призыв освободить страну от его чрезмерного влияния.

Потому критики на решение «Грузинской мечты» прислушаться к рекомендациям западных партнеров особых надежд не возлагают. Уверенности в том, что завтра у власти не появится решение, полностью противоположное нынешнему, нет. «Грузинская мечта» не раз нарушала свои обещания. Лучше всего в Грузии всем запомнилось заявление самого Иванишвили, когда на фоне масштабных акций протестов в июне 2019-го он публично пообещал провести предстоящие парламентские выборы в 2020-м по полностью пропорциональной системе, а вскоре отказался от своих слов.

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Форум

XS
SM
MD
LG