Accessibility links

Россия, Грузия, визы


Тенгиз Аблотия

Президент России Владимир Путин объявил о возможности отмены визового режима с Грузией. В конце каждого года на своей традиционной пресс-конференции глава российского государства неизменно снисходит до того, чтобы надоевший, сто раз повторяющийся вопрос: «Как вы оцениваете российско-грузинские отношения на данном этапе?», отвечает также неизменно и практически одними и теми же словами – «Не исключено, что визовый режим будет отменен».

По ходу дела похвалит власть нынешнюю за ее конструктивность, отругает власть прошлую за бомбежку «спящего Цхинвала», и пообещает отменить визы. Как только, так сразу.

Иногда у меня это вызывает искреннее удивление. Нет, я понимаю мазохистское стремление грузинских журналистов каждый год задавать один и тот же вопрос, при этом точно зная ответ на него – вплоть до запятых. В конце концов, это их работа.

Чего я не понимаю, так это садомазохистскую готовность ВВП играть в эту игру. Судите сами – на пресс-конференции присутствует около 1000 журналистов, каждый из которых рвется задать вопрос. Неужели на протяжении нескольких лет не нашлось ничего более актуального, чем дежурный вопрос об отношениях с Грузией с перспективной получения еще более дежурного ответа в духе «все будет хорошо»?

Но больше всего меня в данном случае обрадовала реакция грузинского общества, включая ватников. Весь смак в том, что он была просто никакая.

Еще в прошлом году такое же ни к чему не обязывающее заявление Путина вызвало острые дебаты в стране – пророссийские активисты возрадовались обещанию своего босса: вот оно, счастье привалило, скоро Москва откроет свои границы, мы сможем ездить в Москву, возить наши мандарины в машине «будка-Москвич», продавать их на рынках, а потом грудастые славянки будут кричать нам вслед – «Не уходи, Гиви»...

Тут же на экранах появлялись их противники, которые пытались убедить не в меру возбудившихся ватников в том, что на самом деле никто никакого визового режима отменять не собирается, и все эти заявления Путина – всего лишь дешевый сыр в мышеловке. Что даже если визовый режим будет отменен, наших болтливых люмпенов в белокаменной никто не ждет: там свои богачи появились, на фоне которых грузинские совки – полнейшие нищеброды.

Что на сегодняшний день никто в России не продает фрукты посредством «будки-Москвича», и что там уже давно пришло время крупных агрохолдингов и торговых сетей. Что нынешнее социальное положение России ненамного отличается от грузинского, и тщетны надежды люмпенов, что там их встретят крупные бизнес-партнеры с восклицаниями «Батюшка родной, где ж ты был столько времени»...

Дебаты продолжались несколько дней, пока, как правило, не выходил Сергей Лавров, заявлявший, что визовый режим будет отменен в случае, если Грузия восстановит дипотношения с Россией, а это означало бы признание правомерности факта нахождения сразу трех посольств на территории Грузии – в Тбилиси, Сухуми, и Цхинвали. То есть, по сути, когда рак свистнет.

Совсем иной была ситуация в этом году. Путинские заявления уже стали настолько привычными, что на них уже не обращают внимания. Если завтра вдруг Россия все же отменит визы, то на первом этапе никто не поверит.. Российские стратеги по «мягкой силе» не учитывают одно обстоятельство – обещания имеют свойство надоедать и приедаться. Если три года назад перспектива восстановления безвизового режима вызвала настоящий переполох, год назад – дебаты по ТВ, то в этом году реакция на них – ноль.

Несколько преувеличено мнение о том, что стоит царственной особе пообещать маленьким, глупым грузинцам крохи с барского стола, они тут же бросятся с волнением в сердце штурмовать сухопутные и воздушные границы. Конечно, не без этого, найдутся и такие, но большинство нормальных людей, которые делают погоду в грузинском общественном мнении, пожмут плечами и скажут: «Отменят визы – ну и хорошо, нет – не пропадем»...

Наверное, прозвучит не очень гуманно, но лично я на данном этапе против открытия границ с Россией. По крайней мере на ближайшие несколько лет. Конечно, прекрасно понимаю, что отмена визового режима облегчит жизнь людям, у которых родственники проживают в России, что у бизнеса будет меньше препятствий. Но в конце концов, все эти проблемы не смертельные, а угрозы, которые несет излишняя близость с РФ, куда более серьезные и масштабные.

У традиционных грузин есть одно свойство: они могут вбить себе в голову нечто, не имеющее ничего общего с реальностью, и поверить этому без всяких сомнений. Вы можете их долго убеждать, вооружившись непробиваемыми аргументами, объяснять им на пальцах ошибочность их позиции. Все бесполезно. Если они во что-то поверили, то спорить с ними бессмысленно.

Не в последнюю очередь это касается взаимоотношений с Россией. Среднестатистический православно-совковый грузинец свято убежден в том, что российский рынок спасет Грузию, что через открытые границы можно будет добраться в страну обетованную, где много рабочих мест – престижных и высокооплачиваемых.

Вы можете им объяснять, что на Россию приходится всего 10% и без того скудного грузинского экспорта. Что вино занимает пятое место в списке экспортных товаров, а фрукты и овощи не входят даже в десятку. Что СССР уже развалился, и российский рынок предлагает своим гражданам немалый выбор. Что расхожее представление о высоком качестве грузинской сельхозпродукции – сугубо советский миф: на самом деле грузинский продукт преимущественно негодный и дорогой. Что он не выдерживает конкуренции ни с Европой, ни с Азией.

Вот вы можете все это рассказывать люмпену долго и, с вашей точки зрения, убедительно, вооружившись аргументами, которые бы убедили Эйнштейна на пару с Нильсом Бором. Но на грузинского люмпена они не подействуют. Он будет долго кивать головой, вроде бы соглашаясь с вашими постулатами, а через часик-другой снова возьмется за старое.

В случае открытия границы ничего особенного не случится. В конце концов, до 2006 года реальный визовый режим практически не действовал – российскую визу можно было купить как говядину в мясной лавке. Никакого особого процветания Грузии это не принесло, равно как и открытие российского рынка не помешало стране окунуться в экономический кризис. Но дурные головы многих грузинских граждан забиты различными мифами и штампами, и даже увиденное ими воочию – то есть отсутствие какой-либо масштабной выгоды от введения безвизового режима – вряд ли что-то изменит в их сознании.

Сегодня Грузии надо держаться на максимальном расстоянии от Москвы. С тем, чтобы ушло поколение авиабилетов за 36 рублей и появилось новое, для которого Москва – это что-то вроде Улан-Батора, нечто очень далекое и неактуальное.

Это процесс уже начался. В моем окружение огромное количество людей в возрасте до 40 лет, которые объездили весь мир, но ни разу не были в России. Вот когда это поколение станет доминирующим в Грузии, когда вопрос о пророссийской ориентации будет настолько же нелеп, насколько сегодня, например, разговор о проиранской, вот тогда можно будет и визы отменять, и границы открывать...

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Тенгиз Аблотия

    Родился в 1970 году, до 17 лет жил в Сухуми. С 1989 года учился на факультете журналистики в Тбилисском государственном университете.

    В 1990 году начал профессиональную деятельность в информационном агентстве «Ипринда». Впоследствии сотрудничал с «Радио России», Русской службой BBC, грузинским агентством бизнес-новостей GBC-news, телеканалом «ПИК», бизнес-радио «Коммерсант», и многими другими.

    Является блогером «Эхо Кавказа» с июня 2010 года.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG