Accessibility links

Права человека в Грузии: менее равные меньшинства 


Согласно медиамониторингу Фонда развития СМИ по выявлению нетерпимости в публичной сфере, гомофобия оказалась на первом месте

Власти, правозащитные неправительственные организации и омбудсмен Грузии подвели итоги прошедшего, 2016 года в сфере защиты прав человека.

2016 год не принес каких-либо существенных изменений для Грузии в сфере защиты прав человека, и в этом мнении сходятся практически все местные правозащитники. Проблемы те же: недостаточное расследование фактов превышения полномочий правоохранительными органами, нарушения прав детей, женщин и меньшинств. Об этом неоднократно заявлял в прошедшем году народный защитник Уча Нануашвили. Однако стоит отметить и определенный прогресс. К примеру, Министерство по исполнению наказаний издало постановление, согласно которому представителям групп наблюдения (в которые входят правозащитники неправительственных организаций, занимающихся мониторингом тюрем) дали возможность вести фотосъемку в исправительных учреждениях страны, что позволит документировать возможные нарушения. Что же касается самого положения в тюрьмах, то опять-таки проблемы прежние, повторяет Уча Нануашвили:

«Случаются факты жестокого обращения с заключенными (со стороны охранников), однако их количество значительно снизилось. Мы предоставили прокуратуре информацию лишь о двух подобных, хорошо документированных фактах (в 2016 году). Причем расследование началось с правильной квалификацией. Однако, с другой стороны, подобные факты стали частым явлением в полицейской системе».

Права человека в Грузии: менее равные меньшинства
please wait

No media source currently available

0:00 0:14:22 0:00
Скачать

Один из таких случаев произошел совсем недавно, 19 декабря, когда журналисту телекомпании «Иберия» Георгию Гасвиани нанесли телесные повреждения и угрожали огнестрельным оружием полицейский и двое его коллег. По дороге в Боржоми автомобиль журналиста занесло, а находившиеся на месте происшествия трое подвыпивших людей решили, что он нарочно пытался в них врезаться, за чем последовала расправа над Гасвиани, утверждает сам пострадавший. Полиция и прокуратура оперативно отреагировали на жалобу журналиста и даже отстранили причастного к инциденту полицейского от службы на время расследования. Подобное случается редко, утверждают многие правозащитники и приветствуют этот факт. Однако в основном же дела, в которых главными обвиняемыми являются полицейские, расследуются предвзято, утверждает глава НПО «Центр по правам человека» Алеко Цкитишвили. Именно поэтому в Грузии необходимо создать независимый орган для эффективного расследования подобных дел, утверждает он:

«Полицейский не может наказать полицейского. Генеральная инспекция, находящаяся в подчинении у МВД, всегда старается избежать наказания представителей своего ведомства. Часто о преступлении умалчивают, ведут переговоры с пострадавшим. Если есть экспертиза, доказывающая, что пострадавший получил физические повреждения, то предпринимаются попытки найти наиболее мягкое наказание».

Власти уже несколько лет игнорируют рекомендации неправительственного сектора, жалуется Алеко Цкитишвили. Среди таких и рекомендации, касающиеся защиты прав лиц с ограниченными возможностями. Еще в 2013 году Грузия присоединилась к конвенции ООН по правам людей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ), в рамках которой государство должно было обеспечить все условия для вовлечения таких людей в полноценную гражданскую, политическую, экономическую и общественную жизнь. Однако сегодня эту сферу правительство считает «второсортной», уверен представитель НПО «Инклюзивное общество – Грузия» Гия Джваршеишвили:

«После принятия конвенции прошло более двух лет, а реальных изменений нет. Даже в обществе нет чувства солидарности с людьми с ограниченными возможностями. Я говорил неоднократно и еще раз повторю – когда мы говорим о неадаптированной среде (для нужд людей с ограниченными возможностями), достаточно привести в пример обновленную улицу Агмашенебели (в Тбилиси), на которой практически нет ничего для таких людей».

Инфраструктура, транспорт, информированность общества о проблемах лиц с ОВЗ – на эти три направления правозащитники обращают внимание властей. Однако серьезных продвижений пока не видно, говорит Джваршеишвили.

Кроме того, в Грузии фиксируют всё новые факты дискриминации этой категории граждан. Согласно докладу аппарата Народного защитника Грузии об оценке эффективности закона «Об искоренении всех форм дискриминации», 7% из 113 жалоб, поданных омбудсмену в период с сентября 2015 по август 2016 года, касаются именно таких фактов.

В этом же документе говорится, что 17% жалоб связаны с фактами давления на граждан по религиозным признакам. Более того, после смены власти в 2012 году положение в этом направлении лишь ухудшается, отмечает директор Центра по обучению и мониторингу прав человека Тамта Микеладзе. Особую тревогу у нее вызывают факты противостояния между представителями православных и мусульманских общин:

«Начиная с 2012 года мы знаем о семи случаях проявления агрессии в адрес мусульманских общин, в том числе грузинского происхождения. Идеология этнорелигиозного национализма, доминирующего в нашем обществе, формирует образ «правильности» православного грузина, при этом представители других религиозных общин как бы относятся ко второму сорту».

Среди «фактов проявления агрессии» правозащитница особо выделяет конфликт, произошедший в октябре 2016 года в селении Мохе в Самцхе-Джавахети. Тогда несколько местных мусульман попытались занять строение, на которое претендуют представители и православной паствы. Конфликт удалось разрядить лишь благодаря вмешательству полиции.

Между тем, еще два года назад, для выяснения принадлежности здания при Государственном агентстве по вопросам религии была сформирована специальная комиссия. Однако она фактически не работает, утверждает председатель Союза мусульман Грузии Тариел Накаидзе:

«За прошедшие два года комиссия под руководством председателя агентства Зазы Вашакмадзе так и не приняла никаких решений. Мы считаем, что само существование такого агентства, не говоря уже о его работе, является существенной проблемой для Грузии».

На эти обвинения откликнулся и глава агентства Заза Вашакмадзе:

«Логично задать вопрос, где мусульмане молились до сих пор. То, что между соседями в селе существует взаимопонимание, что муфтий и владыка района ведут диалог, жизнь в районе вернулась в прежнее русло и люди не кидают в друга камнями, разве это не прогресс?»

Однако многие правозащитные организации продолжают утверждать, что власти фактически поощряют своей пассивностью дискриминационные действия в отношении религиозных меньшинств. Государственное агентство по вопросам религии, в обязанности которого входит решение этих проблем, лишь замораживает подобные конфликты, жалуются многие представители религиозных меньшинств, а отдельные субъекты, такие как Грузинская православная церковь и разные политические группы, лишь усиливают идеологию этнорелигиозного национализма.

Нередко эти группы проявляют нетерпимость и в адрес представителей ЛГБТ. К примеру дискриминационные фразы неоднократно прозвучали в прошлом году из уст известных политиков. А согласно медиамониторингу Фонда развития СМИ по выявлению нетерпимости в публичной сфере, гомофобия и вовсе оказалась на первом месте. Говорит директор НПО «ЛГБТ-Грузия» Леван Берианидзе:

«ЛГБТ-сообщество – самая ненавидимая группа в грузинском обществе. У этих людей каждый день – вопрос выживания, их выгоняют из семьи, им постоянно приходится прятать свою сексуальную ориентацию, гендерную идентичность. В случае огласки они становятся объектом насилия, и государство, к сожалению, должным образом не реагирует».

С такими проблемами практически ежедневно приходится сталкиваться женщинам-трансгендерам, утверждает исполнительный директор НПО «Центр трансгендерных женщин» Георгий Татишвили. За последние два года в Тбилиси было зафиксировано четыре факта жестокого нападения на женщин-трансгендеров, три из них завершились гибелью жертвы, говорит Татишвили, а правоохранительные органы, зачастую, закрывают глаза на подобные преступления:

«Представители патрульной полиции заставляют женщин-трансгендеров отказываться от своих показаний, когда те обращаются в полицию из-за того, что были избиты, стали жертвами насилия или были оскорблены».

Последний факт нападения на женщину-трансгендера заставил грузинское общество заговорить об этой проблеме вслух. 14 октября прошедшего года 32-летней Зизи Шекиладзе разбили лицо о цементную плиту, нанесли ножевые ранения в области шеи, жертва получила и множество других телесных повреждений. В тяжелом состоянии она была доставлена в больницу, где и скончалась, не приходя в сознание. Задержанный за «попытку умышленного убийства» мужчина – Георгий Мурджикнели, признал свою вину. Между тем следствию предстоит выяснить, было ли это убийство или же преступление, мотивированное ненавистью к половой принадлежности жертвы. Говорит представительница НПО «Группа поддержки инициатив женщин» Натия Гвианишвили:

«Преступление, мотивированное ненавистью, – это не просто избиение или убийство человека только потому, что тот является представителем конкретной группы меньшинств. Ненависть может проявляться и тогда, когда конфликт между людьми начинается из-за одной причины, но нападающий позволяет себе чрезмерную жестокость по отношению к человеку именно потому, что он является членом уязвимой группы».

Среди особо уязвимых групп людей Фонд ООН по народонаселению в Грузии называет и девочек, «которым приходится бороться за жизнь еще в утробе матери», говорит правозащитница Анна Арганашвили. Согласно подсчетам этого фонда, с начала 90-х годов по 2010-е из-за селективных абортов не родились 25 тысяч девочек. Да и после рождения многие из них сталкиваются в Грузии с серьезными проблемами – ранние браки, материнство, вызванная ими высокая смертность и постоянное давление, говорит Анна Арганашвили:

«Достаточно, чтобы девочки допустили элементарную ошибку, например, в математических примерах или в других предметах, как на них сразу же навешивают ярлык: «у женщин нет ума, у девочек это не получается». Девочки изначально попадают в положение дискриминированных. Даже педагоги следуют гендерным стереотипам, не говоря уже о других сферах жизни, находящихся за пределами образования. Часто девочки – нежеланные дети, в Грузии все еще считают продолжателем рода, наследником только сына. Традиции не дают девочкам те же возможности, которые есть у мальчиков».

Обеспечение справедливого отношения (к девочкам), искоренение дискриминации на законодательном и правовом уровне, усиленная защита прав детей – это основные рекомендации, которые организация Save the Children дает Грузии в этом направлении.

Справедливого отношения к себе в прошедшем году потребовали и служащие разных сфер. Согласно статистике Министерства внутренних дел Грузии, с 2011 по 2015 год из-за производственных травм погибли 212 человек. Озабоченные этой проблемой неправительственные организации и Объединенные профсоюзы Грузии устроили 28 октября акцию возле Государственной канцелярии и потребовали создания действенного механизма по контролю за условиями труда. Говорит руководитель профсоюза работников металлургической, горной и химической промышленности Тамаз Долаберидзе:

«Несмотря на неоднократные обещания, правительство ограничилось полумерой, создав вместо трудовой инспекции суррогат в виде службы мониторинга труда, которая начала функционировать с прошлого года. Парадоксально, но ее создание никак не повлияло на статистику – в прошлом году погибли 37 человек, а в этом – 43, что однозначно говорит об отсутствии прогресса в этом направлении. И это неудивительно, так как у новой службы нет ни законодательной базы, ни соответствующих полномочий. Необходимо создание трудовой инспекции, которая будет обладать широкими правами, вплоть до контроля рабочих мест без предварительного уведомления руководства производства».

Еще одна категория граждан, которые, по большей части, считают, что их ущемляют в правах – это вынужденные переселенцы (из Абхазии и Южной Осетии). Согласно исследованию, проведенному Всемирным банком в 2013 году, около 80% беженцев считают себя нетрудоустроенными. Глава ассоциации вынужденно переселенных женщин «Согласие» Юлия Харашвили приводит в пример статистику, обнародованную Министерством по делам беженцев и расселению:

«Безработица среди беженцев в Грузии в два раза выше, чем среди местных жителей. Более того, средняя зарплата беженцев в два раза меньше, чем у местных трудоустроенных, и составляет 453 лари. Кроме того, среди вынужденно переселенных лиц очень много социально незащищенных».

Далек от решения вопрос расселения беженцев. Согласно проведенному в Грузии последнему исследованию Датского совета по делам беженцев, многие из них до сих пор проживают в аварийных зданиях. Именно этой категории беженцев, в первую очередь, выделяют площади в новых домах, отмечено в исследовании. Однако до 2015 года из 90 аварийных объектов, в которых живут беженцы, было снесено лишь 38. То есть часть вынужденно переселенных лиц до сих пор проживает в таких зданиях, хотя с появления первых беженцев в Грузии прошло больше 20 лет, говорит директор грузинского отделения Датского совета по делам беженцев Свенд Мондар. Государство должно рассматривать дело каждой вынуждено перемещенной семьи и их проблемы отдельно от остальных, считает он:

«Наши конкретные рекомендации для властей и высокопоставленных чиновников заключаются в том, чтобы реформы, которые осуществляются в Грузии и будут запланированы в будущем, были основаны на конкретных, индивидуальных нуждах беженцев и статистике».

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG