Accessibility links

Сегодня Коллегия верховного суда Южной Осетии оставила без удовлетворения кассационную жалобу гражданской активистки из Ленингора Тамары Меаракишвили на решение Ленингорского районного суда от 20 октября. В районном суде она пыталась доказать, что прокуратура Ленингорского района незаконно возбудила против нее уголовное дело по обвинению в клевете на политическую партию «Единая Осетия», однако райсуд отказал ей в иске.

Инициатор обвинений в клевете – председатель ленингорского районного отделения партии «Единая Осетия» Спартак Дрияев. Клеветой на партию он посчитал два фрагмента из интервью Тамары «Эху Кавказа» вскоре после выборов президента Бибилова. В одном она сказала, что партийцы победившей партии примериваются к хлебным местам. В другом, что один из партийцев явился в местную больницу и, не будучи пациентом, требовал препараты у медперсонала под угрозой проведения проверок в учреждении. По заявлению Дрияева и еще двух партийцев, Ленингорская районная прокуратура возбудила уголовное дело, хотя по закону партия не может быть оклеветана, это преступление можно совершить лишь в отношении физических лиц.

Эта тема, кстати, была затронута и Коллегией Верховного суда. Это фрагмент заседания (с сокращениями), в котором следователь по делу о клевете Алан Бязров отвечает на вопросы судьи:

«Судья: Каким образом вы признали их потерпевшими (заявителей о клевете – прим. «Эха Кавказа»)? Я просто читаю выдержки из интервью и фамилии Дрияева не нашла.

Алан Бязров: Мы исходим из ситуации, что можно говорить о человеке конкретно, не называя его имени.

Судья: Соответственно, объектом клеветы может быть только физическое лицо.

Алан Бязров: Если вы обратите внимание, там сказано «партийцы» регионального отделения.

Судья: Но они не перечисляются?

Алан Бязров: Они все известны – это четыре человека. Кроме того, мы поддерживаем позицию Спартака Дрияева только в том случае, что он обращался в больницу и воспринял все на свой счет».

Судебное заседание судебной коллегии продолжалось 25 минут. В ходе заседания были допрошены истец, следователь прокуратуры, который ведет дело о клевете на партию «Единая Осетия», и истец по делу о клевете – Спартак Дрияев.

Видимо, сам того не осознавая, следователь Бязров сделал сенсационное заявление, что численность ленингорского регионального отделения «Единая Осетия» составляет всего четыре человека, хотя по новому закону о партиях, который, кстати, лоббировала именно «Единая Осетия», в региональном отделении их должно быть минимум 50.

Не скрылся от внимания суда и тот факт, что в материале «Эха Кавказа», из-за которого было возбуждено уголовное дело, не только не были указаны имена партийцев, но и слова «Единая Осетия» ни разу не прозвучали. Судьи спросили Тамару, какую партию конкретно она имела в виду, на что Тамара ответила, что к написанному в статье ей добавить нечего.

Иными словами, районные товарищи все домыслили сами: примерили сказанное на себя, когда им показалось, что сошлось, – побежали жаловаться.

Наконец прозвучало в суде и вот это поразительное заявление Алана Бязрова:

«Естественно, нам еще необходимо назначить судебную лингвистическую экспертизу по данному интервью, и тогда уже будет вынесено окончательное решение о клевете.

Судья: Обвинение еще не предъявлено?

Алан Бязров: Пока еще нет.

Судья: Т.е. пока это только начальный этап следствия».

Казалось бы, с этого и надо было начинать. Не с обысков, не с задержаний на улице, не с того, что мать и дочь Тамары довели до гипертонического криза, а с экспертизы текста.

По впечатлениям Тамары Меаракишвили, судьи практически указали следователю на несостоятельность уголовного дела, хотя и оставили иск без удовлетворения. В принципе, говорит Тамара, это решение было ожидаемым, уж слишком много дров наломала районная прокуратура по этому пустяковом делу: перевернули вверх дном квартиру, изъяли документы, гаджеты, вдоволь поиздевались над домочадцами, утроили скандал на весь мир и заставили оправдываться МИД за свой произвол.

Такие дела, убеждена Тамара Меаракишвили, просто не могут взять и признать незаконными. Это тот случай, когда вся республика оказывается в заложниках у кучки невежественных людей:

«Я ожидала такого решения, потому что все эти действия прокурорских, этот шум, который они подняли 16 августа (день задержания и обысков – прим. «Эха Кавказа»), это же все было незаконно. Я думаю, еще несколько месяцев все будет так, как есть – в режиме ожидания. Конечно, это решение Коллегии мы обжалуем в Президиуме Верховного суда, после чего будет пауза, пока ленингорская прокуратура не закончит следствие. Они сказали, что в региональное отделение партии входит четыре человека, один из них болеет, и следователи пока не могут его допросить, чтобы признать потерпевшим. В общем, пресс продолжается».

А мне сегодня вспоминалось другое: недавние обещания нового председателя Верховного суда Олеси Кочиевой вернуть доверие югоосетинского общества к судебной системе.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG