Accessibility links

Чистосердечное признание следователя Бязрова


Сегодня Коллегия верховного суда Южной Осетии оставила без удовлетворения кассационную жалобу гражданской активистки из Ленингора Тамары Меаракишвили на решение Ленингорского районного суда от 20 октября. В районном суде она пыталась доказать, что прокуратура Ленингорского района незаконно возбудила против нее уголовное дело по обвинению в клевете на политическую партию «Единая Осетия», однако райсуд отказал ей в иске.

Инициатор обвинений в клевете – председатель ленингорского районного отделения партии «Единая Осетия» Спартак Дрияев. Клеветой на партию он посчитал два фрагмента из интервью Тамары «Эху Кавказа» вскоре после выборов президента Бибилова. В одном она сказала, что партийцы победившей партии примериваются к хлебным местам. В другом, что один из партийцев явился в местную больницу и, не будучи пациентом, требовал препараты у медперсонала под угрозой проведения проверок в учреждении. По заявлению Дрияева и еще двух партийцев, Ленингорская районная прокуратура возбудила уголовное дело, хотя по закону партия не может быть оклеветана, это преступление можно совершить лишь в отношении физических лиц.

Чистосердечное признание следователя Бязрова
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:42 0:00
Скачать

Эта тема, кстати, была затронута и Коллегией Верховного суда. Это фрагмент заседания (с сокращениями), в котором следователь по делу о клевете Алан Бязров отвечает на вопросы судьи:

«Судья: Каким образом вы признали их потерпевшими (заявителей о клевете – прим. «Эха Кавказа»)? Я просто читаю выдержки из интервью и фамилии Дрияева не нашла.

Алан Бязров: Мы исходим из ситуации, что можно говорить о человеке конкретно, не называя его имени.

Судья: Соответственно, объектом клеветы может быть только физическое лицо.

Алан Бязров: Если вы обратите внимание, там сказано «партийцы» регионального отделения.

Судья: Но они не перечисляются?

Алан Бязров: Они все известны – это четыре человека. Кроме того, мы поддерживаем позицию Спартака Дрияева только в том случае, что он обращался в больницу и воспринял все на свой счет».

Судебное заседание судебной коллегии продолжалось 25 минут. В ходе заседания были допрошены истец, следователь прокуратуры, который ведет дело о клевете на партию «Единая Осетия», и истец по делу о клевете – Спартак Дрияев.

Видимо, сам того не осознавая, следователь Бязров сделал сенсационное заявление, что численность ленингорского регионального отделения «Единая Осетия» составляет всего четыре человека, хотя по новому закону о партиях, который, кстати, лоббировала именно «Единая Осетия», в региональном отделении их должно быть минимум 50.

Не скрылся от внимания суда и тот факт, что в материале «Эха Кавказа», из-за которого было возбуждено уголовное дело, не только не были указаны имена партийцев, но и слова «Единая Осетия» ни разу не прозвучали. Судьи спросили Тамару, какую партию конкретно она имела в виду, на что Тамара ответила, что к написанному в статье ей добавить нечего.

Иными словами, районные товарищи все домыслили сами: примерили сказанное на себя, когда им показалось, что сошлось, – побежали жаловаться.

Наконец прозвучало в суде и вот это поразительное заявление Алана Бязрова:

«Естественно, нам еще необходимо назначить судебную лингвистическую экспертизу по данному интервью, и тогда уже будет вынесено окончательное решение о клевете.

Судья: Обвинение еще не предъявлено?

Алан Бязров: Пока еще нет.

Судья: Т.е. пока это только начальный этап следствия».

Казалось бы, с этого и надо было начинать. Не с обысков, не с задержаний на улице, не с того, что мать и дочь Тамары довели до гипертонического криза, а с экспертизы текста.

По впечатлениям Тамары Меаракишвили, судьи практически указали следователю на несостоятельность уголовного дела, хотя и оставили иск без удовлетворения. В принципе, говорит Тамара, это решение было ожидаемым, уж слишком много дров наломала районная прокуратура по этому пустяковом делу: перевернули вверх дном квартиру, изъяли документы, гаджеты, вдоволь поиздевались над домочадцами, утроили скандал на весь мир и заставили оправдываться МИД за свой произвол.

Такие дела, убеждена Тамара Меаракишвили, просто не могут взять и признать незаконными. Это тот случай, когда вся республика оказывается в заложниках у кучки невежественных людей:

«Я ожидала такого решения, потому что все эти действия прокурорских, этот шум, который они подняли 16 августа (день задержания и обысков – прим. «Эха Кавказа»), это же все было незаконно. Я думаю, еще несколько месяцев все будет так, как есть – в режиме ожидания. Конечно, это решение Коллегии мы обжалуем в Президиуме Верховного суда, после чего будет пауза, пока ленингорская прокуратура не закончит следствие. Они сказали, что в региональное отделение партии входит четыре человека, один из них болеет, и следователи пока не могут его допросить, чтобы признать потерпевшим. В общем, пресс продолжается».

А мне сегодня вспоминалось другое: недавние обещания нового председателя Верховного суда Олеси Кочиевой вернуть доверие югоосетинского общества к судебной системе.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG