Accessibility links

Естественно, что трагический эпизод смерти (скорее всего, убийства) Арчила Татунашвили взбудоражил грузинскую публику. Он воспринимается, прежде всего, как национальное унижение: бойца грузинской армии, а затем беженца из Ахалгори убили в полиции Цхинвальского региона, а местный режим отказывается передать грузинской стороне тело погибшего, ссылаясь на необходимость долгой экспертизы. Люди требуют от своего правительства что-то сделать, но возможности последнего крайне ограничены. Оно старается поднять вопрос на международном уровне, и дело действительно привлекло некоторое внимание, но призывы Запада тоже не слишком эффективны.

В подобных случаях самая сложная задача правительства – не сделать какую-либо глупость. В конце концов, все понимают, что прыгнуть выше головы оно не может. Но премьер-министр Георгий Квирикашвили все же не выдержал (возможно, он действовал по наущению своего реального босса, Бидзины Иванишвили). Он разразился туманным и слезливым обращением к Российской Федерации, из которого трудно вынести какой-то смысл, кроме того, что все очень плохо и она – Россия – должна что-то по этому поводу делать. Тональность призыва заставляет думать, что Грузия может быть готова к каким-то уступкам, хотя непонятно, к каким.

Погоня за призраками
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:47 0:00
Скачать

Шаг Квирикашвили вызвал возмущение не только оппозиции и ее сторонников: его не защищает практически никто, кроме тех, кому полагается это делать по долгу службы. Можно сказать, что правительство умудрилось перенести негативный эмоциональный заряд, вызванный убийством в Ахалгори, на себя самого.

Самая конкретная идея в тексте, озвученном премьером, касалась прямого диалога между Тбилиси и де факто властями в Сухуми и Цхинвали. Ничего нового в этом нет: сразу после прихода к власти более пяти лет назад они обещали начать такой диалог, который, по их расчету, на каком-то этапе привел бы к решению проблемы. Этим они хотели подчеркнуть свое отличие от предшественников, правительства «Национального движения», которое после 2008 года в подобных контактах не видело смысла. Однако из этого ничего не получилось по простой причине: Сухуми и Цхинвали никакого интереса не проявили. Позиция последних гораздо яснее и логичнее грузинской: их безопасность обеспечивает Россия, от Грузии им нужно лишь признание независимости или какой-то шаг в этом направлении, а Тбилиси ничего подобного предлагать не собирается. О чем же говорить?

Возможно, изначально стратеги «Мечты» руководствовались благими намерениями. К тому же такая риторика нравится европейцам, которые автоматически приветствуют любое высказывание, в котором есть слово «диалог». Но, хотя говорить действительно лучше, чем воевать, все решает контекст, а в сегодняшнем контексте подобные разговоры, в лучшем случае, пустая болтовня. Даже если гипотетически предположить, что абхазы и осетины на каком-то этапе захотят что-то обсуждать с Тбилиси, сегодня у них нет того уровня реального суверенитета, чтобы самостоятельно решать настолько важные вопросы, как отношения с Грузией. Это, кстати, никак не отрицает полезность диалога на уровне гражданского общества – но то другая тема.

После пяти лет безрезультатных усилий пора бы понять, что надо менять пластинку и переключиться на что-то полезное. Но нет, Квирикашвили пошел еще дальше: он призывает Москву «проявить конструктивность» в вопросах, касающихся контактов между Тбилиси и сепаратистскими правительствами, т.е. фактически уговорить власти Сухуми и Цхинвали сесть за стол переговоров. Вот это уже ни в какие ворота не лезет. Когда премьер просит страну, которую считает оккупантом, способствовать диалогу с людьми, которых считает собственными гражданами, он выглядит смешным и жалким. При этом никакой конкретной пользы от своей челобитной он все равно не получит. В ответ так называемый министр иностранных дел непризнанной Южной Осетии Дмитрий Медоев над ним совершенно справедливо поиздевался, а российский МИД высокомерно похлопал его по плечу: как хорошо, грузины наконец поняли, что им надо говорить с абхазами и осетинами. Вот у них и просите тело несчастного Татунашвили, к нам-то зачем обращаться?

Ситуация с оккупированными территориями крайне сложна для Грузии, и у ее властей просто нет хороших ходов. Это следует признать и думать о том, как сократить вред от положения, в котором мы находимся. Погоня за призраками вроде «прямого диалога» вред только увеличивает.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG