Accessibility links

Когда до чемпионата мира по футболу – пять минут езды


Стадион «Фишт» в Сочи принимает шесть матчей ЧМ-2018

На двенадцати стадионах в одиннадцати городах России (два стадиона – в Москве) вот уже полмесяца набирает обороты финальная часть 21-го чемпионата мира по футболу. Один из этих городов – Сочи. Причем стадион «Фишт», на котором прошли и пройдут в общей сложности шесть матчей ЧМ, расположен в Олимпийском парке, между устьями рек Мзымта и Псоу, примерно в 5-6 километрах от абхазско-российской границы.

Еще за пару лет до этого встретил такое убежденное рассуждение завсегдатая абхазских интернет-форумов: «Смотреть футбол не с трибуны, а по телевизору – это все равно что нюхать розу надев противогаз». Есть и диаметрально противоположный подход, не раз сформулированный, в частности, и в соцсетях, примерно так: «Что за удовольствие толкаться на стадионе, добираться на него и обратно, если я могу посмотреть тот же матч без всяких усилий и затрат у себя дома, в комфортной обстановке, по большому цветному телевизору с видеоповторами в разных ракурсах, с крупными планами лиц игроков, тренеров и т.д.?» Разумеется, в обоих подходах есть свой резон. В ту пору, когда писались песенные строчки «Но упрямо едет прямо на «Динамо» вся Москва, позабыв о дожде» (1947 год), у болельщиков, собственно, не было выбора – радиорепортажи даже самого Вадима Синявского не могли быть этому равноценной альтернативой. Как нет ее сейчас у подавляющего большинства тех, кто привык следить за матчами в далеких городах и странах (скажем, финалы последних ЧМ, как известно, смотрели миллиарды телезрителей).

Когда до чемпионата мира по футболу – пять минут езды
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:13 0:00
Скачать

Но помню, когда два года назад на сухумском стадионе «Динамо», расположенном в паре километров от моего дома, проходили игры чемпионата мира для сборных, не принятых в ФИФА, такая альтернатива у меня возникла. И прибег тогда к компромиссному решению: на некоторые матчи, чтобы по-настоящему ощутить их ауру, «дыхание трибун», приезжал на стадион (был даже случай, когда не было мест и стоял в проходе, у бортика), а потом ехал домой и досматривал игру в комфорте, на диване. В те дни, кстати, на патриотической волне трибуны стадионов в Сухуме и Гагре заполняли в числе других и люди, ранее футболом почти не интересовавшиеся. Так бывает. А еще, думаю, для многих, особенно для молодежи, важную роль играет так называемый понт; когда несколько лет назад молодые люди из Абхазии делали селфи на тбилисском стадионе, где играл знаменитый Месси, и выкладывали в Сеть, они не могли не догадываться, что дома их ждет скандал, но жажда похвастаться перед друзьями и знакомыми («а я туда попал!») оказывалась превыше всего.

Нынче, конечно, теоретически ничего не мешало мне поехать посмотреть хоть одну игру ЧМ, скажем, на упомянутом стадионе «Фишт». Но не до такой степени я фанатик первого из описанных подходов. Во-первых, за билет надо было бы выложить серьезные по меркам Абхазии деньги (на игру в группе – долларов 200, что гораздо разумнее, на мой взгляд, потратить на что-то более нужное для дома, для семьи), а во-вторых, попробуй еще достань билет – это же, говорят, целая эпопея. Вот почему, кстати, я был немало удивлен, узнав от приятеля, которого даже никогда не считал болельщиком, что он собирается ехать на «Фишт» в субботу 30 июня на игру одной восьмой финала: оказывается, его взрослый сын еще в феврале приобрел по интернету билеты на разные игры для себя и близких родственников – чтобы все они по разу поехали.

Но, давным-давно решив для себя, что матчи на «Фиште» буду смотреть дома по телевизору, я, тем не менее, в минувшую субботу 23 июня все же отправился в Олимпийский парк. Эту поездку мы с известным в Абхазии фотокорреспондентом Владимиром Поповым запланировали тоже давно, несколько месяцев назад. Поездка была, конечно, не на игру, которая начиналась только в 9 вечера (Попов, кстати, вообще не болельщик), а для психологического и визуального погружения в «окружающее ЧМ пространство». В значительной мере это была и дань нашей с ним традиции: ведь еще в первые дни января 2008 года мы с Поповым рванули на Красную Поляну, чтобы рассказать абхазской аудитории, как выглядит будущий горный кластер зимних Олимпийских игр (незадолго до этого Сочи был назван олимпийской столицей). Интерес же этой аудитории очень подогревался тогда надеждой, что близость олимпийских объектов, которые еще предстояло возводить, к никем еще непризнанной в тот момент Абхазии позволит абхазам оказаться чем-то нужными и, так сказать, лишний раз напомнить о себе Москве. После этого, уже в феврале 2014-го, мы с Поповым не могли не поехать в Олимпийский парк, где расположился прибрежный кластер Игр и где, помимо соревнований в различных «ледовых дворцах» по соседству с молодыми аллеями пальм и других насаждений, проходило множество интересных мероприятий для гостей ОИ.

И вот спустя четыре с лишним года отправились в тот же Олимпийский парк, где стадион «Фишт» (строившийся, как помню, дольше остальных объектов там и названный в честь горы на Западном Кавказе) может использоваться и под церемонии открытия и закрытия, и под футбольные матчи. В феврале 14-го, помню, чтобы попасть в Олимпийский парк, нам пришлось покупать на Адлерском вокзале за небольшую цену билеты в него. Было опасение, что и сейчас просто так в парк не зайти: потребуют вдруг так называемый паспорт болельщика, который выдается обладателям билетов, или еще что-то, но мы прошли на его территорию беспрепятственно.

У входа в парк решили сфотографироваться в обнимку со скульптурой символа ЧМ – Волка-забиваки. Увидев это, двое молодых парней в белых майках с символикой сборной ФРГ попросили нас на русском языке снять их там же на их айфон. Когда Попов исполнял эту просьбу, я задал сакраментальный вопрос: «Откуда, ребята?» – «Из Германии». Мы не стали допытываться у них, что да как: мало ли русских или русскоязычных живет сейчас в Германии... «Будет 2:0 в вашу пользу», – решил я в шутку сыграть роль оракула. И как потом выяснилось, ошибся всего на один гол – счет оказался 2:1 в пользу немцев.

А тогда до начала матча группового турнира Германия – Швеция оставалось еще целых пять-шесть часов. Утренний ливень давно прекратился, тучи постепенно рассеялись, и вовсю снова припекало солнце. Олимпийский парк мало-помалу наполнялся болельщиками. Мы подошли к палатке, торговавшей баночным пивом, бутербродами и прочим. Молодая продавщица принялась рекламировать свой товар: «У нас пиво по 200 рублей, а там, дальше, ближе к стадиону, уже по 250». Рядом стояли столики и поодаль еще один, под большим зонтом. На этом столике были разложены какие-то буклеты на немецком языке, а вокруг кучковались молодые люди в белых футболках с символикой сборной Германии, на щеках у некоторых красовались три полоски – желтая, красная и черная, цвета немецкого флага. «Здесь фанзона Германии», – пояснила все та же продавщица.

Пока Владимир Анатольевич издали неназойливо щелкал своим телевиком, я решил пойти на контакт с немцами. После того как порыв ветерка в очередной раз завалил очень ненадежно закрепленный зонт над столиком их фанзоны, начал помогать установить вертикально это хрупкое сооружение. Совместная работа сближает, и когда цель была достигнута, я, мобилизовав весь свой словарный запас немецкого, оставшийся с далекой школьной поры, начал расспрашивать трудившегося рядом парня с легкой небритостью на лице о его впечатлениях от чемпионата. Дитер, так звали моего собеседника, сказал, что все «зер гут» и что особенно его восхищает панорама предгорий, подступающих здесь прямо к стадиону. А я на своем приблизительном немецком стал рассказывать ему, что приехал тоже из другой страны – которая расположена всего в пяти минутах езды отсюда и называется Абхазия. А затем ненавязчиво упомянул, что наш президент на днях распорядился на ближайшие недели отменить визы для гостей из всех стран, которые пожелают, побывав на «Фиште», ознакомиться как туристы с его окрестностями, включая нашу республику.

Затем мы с Поповым двинулись дальше к серебрившейся вдали крыше «Фишта». Из расположенного слева Сочи-парка с его аттракционами между тем то и дело неслись визги и вопли «мама» катавшихся на американских горках. Все их пируэты отсюда были видны как на ладони.

Перед входом на стадион расположилась шведская фанзона. Шведы в своих желтых майках, а некоторые и в таких же желтых рогатых шлемах, плотно обсели все столики под открытым небом у «Макдональдса». В какой-то момент все они, человек пятьдесят, вскочили и, хлопая в ладоши, исполнили речевку.

Было еще много встреч, включая четверку парней в белых бурках и папахах, которые, обливаясь потом, фотографировались с иностранными гостями. Но чтобы успеть к началу матча к телевизору в Сухуме, нам пора было уже двигаться в обратный путь.

Уезжали из Олимпийского парка в шестом часу вечера и никого из Абхазии среди собиравшихся зрителей еще, конечно, не встретили, как было это, помню, в 2014-м. Но когда в уже опустившейся темноте ехали домой, между Гагрой и Гудаутой навстречу нашей машине пронеслась кавалькада из десятка правительственных автомобилей, и мы поняли, что руководство республики едет на «Фишт».

Да, еще одно сопоставление с Олимпийскими играми четырехлетней давности. Тогда на российско-абхазской границе были введены меры дополнительного контроля, в том числе, так называемый выборочный контроль, и из нашей тройки, направлявшейся в Сочи, почему-то самым подозрительным показался Попов, которого российские пограничники завели к старшему смены и дополнительно проверили. На сей раз все ту же нашу тройку туда пропустили без вопросов. А вот при возвращении сверхбдительному пограничнику показался подозрительным «большой фотоаппарат» Попова и он долго консультировался со старшим смены, пропускать ли того в Абхазию.

К началу игры Германия - Швеция я в тот вечер все же не успел. Но зато изумительным решающим голом немцев в добавленное время, забитым обводящим ударом со штрафного, насладился сполна. Теперь буду ждать рассказа о впечатлениях от своего товарища, который в предстоящую субботу будет наблюдать за матчем Уругвай - Португалия с трибуны «Фишта». Кстати, хоть и недовольны были в Абхазии, что в ходе церемоний открытия и закрытия ОИ в Сочи обошли тему истории места их проведения, но хорошо все же, что адыгский топоним сохранился в названии этого ставшего уже знаменитым стадиона.

В Абхазии, конечно, в основном болеют за сборную России, тем более что она впервые в своей истории вышла в одну восьмую финала ЧМ. Но у кого-то в любимчиках ходят также бразильцы, у кого-то – аргентинцы, испанцы, немцы, португальцы...

Жаль вот только, что спонсоры на сей раз спасовали и не профинансировали телепроекты, которые в последние годы пользовались большим успехом у абхазских болельщиков: когда на Абхазском телевидении и канале «Абаза-ТВ» наши местные знатоки футбола комментировали вызывавшие наибольший интерес матчи ЧМ и ЧЕ перед их началом, в перерывах между таймами и по завершению. Но исправно заполняется, знаю, фанзона с большим телеэкраном у сухумского стадиона «Динамо».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG