Accessibility links

Незаконченная война


Гиа Нодиа

Через десять лет после российско-грузинской войны августа 2008-го самое важное – как относятся к этой войне сегодня.

Насколько я могу судить по вопросам российских журналистов, которые они мне в эти дни задавали, в России существуют некоторые иллюзии. Да, предполагают они, в Грузии еще «не могут простить России август 2008-го», но развиваются экономические связи, в страну приезжает все больше российских туристов, к которым, как правило, относятся очень хорошо. Не значит ли это, что страны идут к улучшению двухсторонних отношений и на политическом уровне?

В основе этих предположений – представление, что «время все лечит». Война – тяжелое воспоминание, но прошло уже десять лет, сколько можно поминать прошлое?

Иллюзия вызвана непониманием того, что дело касается далеко не только прошлого. С грузинской точки зрения война не закончилась, а перешла в другую форму: ее принято называть «гибридной». Оккупация продолжается, и это не просто слово. Ясно, что вернуть потерянные территории в обозримом будущем не удастся; но это не означает, что грузины примирились с «новыми реальностями». Плюс к этому Россия время от времени передвигает линию фактической границы на десятки или сотни метров вглубь грузинской территории под предлогом приведения ее в соответствие с административными границами советского периода. Это – настоящее, а не прошлое.

Незаконченная война
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:53 0:00
Скачать

В эти дни российский премьер Дмитрий Медведев озвучил прямую военную угрозу в адрес Грузии: по его словам, если НАТО позволит Грузии стать новым членом альянса, это «спровоцирует ужасный конфликт». Грузия, как известно, сохраняет амбицию стать членом НАТО, а руководители альянса время от времени подтверждают, что рано или поздно ее примут. Это тоже касается настоящего.

Что особенно важно, центр гибридной войны переместился в грузинское общество. После войны расплодились политические партии, неправительственные и медиаорганизации, которые прямо или косвенно проводят пророссийскую линию. В какой-то степени это можно объяснить внутригрузинскими процессами, но ясно и то, что они – агенты влияния России и могут оттуда управляться. Воспринимают их именно так, пусть признавая, что они имеют конституционное право высказывать свою точку зрения.

Все это означает, что Россия и сегодня – источник экзистенциальной опасности или, попросту, враг. В дипломатическом лексиконе употреблять это слово неполиткорректно, но во внутригрузинских обсуждениях – это общее место.

Как насчет динамики? Были ожидания (для кого-то – страхи, для кого-то – надежды), что после ухода Михаила Саакашвили все изменится. Не только в России, но и на Западе многие связывали войну с темпераментом Саакашвили. Правительство Бидзины Иванишвили – более «умеренное», оно обещало ситуацию отрегулировать.

Изменения действительно были: создана площадка для двустороннего диалога, острота официальной риторики резко спала с обеих сторон, грузинская продукция вернулась на российский рынок. Некоторые представители «Грузинской мечты» заговорили о том, что войну с Россией «можно было предотвратить», т.е. в ней – хотя бы отчасти – виноват Саакашвили.

Но последняя оценка становится все более неприемлемой, в том числе со стороны тех, кто относится к Саакашвили и его правительству крайне отрицательно. Это подтвердил недавний инцидент с Саломе Зурабишвили, формально независимым кандидатом в президенты, которой, как предполагают, собирается выразить поддержку правящая «Грузинская мечта». В социальных сетях она фактически возложила ответственность за августовскую войну на Саакашвили, что вызвало волну возмущения. После этого лидеры «Мечты» достаточно ясно отмежевались от ее оценки, хотя любую ругань в адрес Саакашвили они обычно приветствуют. Они понимают, что обвинять грузинскую сторону в войне политически крайне невыгодно.

Мое личное впечатление заключается в том, что в последние годы неприятие России в грузинском обществе, или как минимум в активной его части, скорее растет, чем наоборот. Отчасти это может быть реакцией на активизацию пророссийских групп внутри Грузии. Как именно это неприятие следует выражать – предмет постоянных споров. Например: этично ли для грузинских артистов ездить на гастроли в Россию? Если да, то в каких случаях? Здесь важно не то, кто и как конкретно отвечает на такие вопросы. Важно то, что они постоянно задаются, вызывают острые споры и оказывают влияние на поведение самих артистов. Это тоже показатель незаконченной войны.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG