Accessibility links

Никол Пашинян обратился в народный суд


Сегодня Никол Пашинян призвал народ выйти на улицу в связи с неправильным, по его мнению, решением суда

ПРАГА---После субботнего судебного решения об изменении меры пресечения экс-президенту Армении Роберту Кочаряну и его освобождении из-под ареста премьер-министр Никол Пашинян призвал своих сторонников к блокированию судов. На следующий день в своем выступлении он сообщил о начале судебной реформы и вновь предложил перейти к практике так называемого переходного правосудия. Еще через несколько часов Пашинян призвал снять блокаду, заверив, что своей цели – начала судебной реформы – она уже достигла. О мотивах этого демарша, о его рисках и возможных бонусах рассказал руководитель Ереванского пресс-клуба Борис Навасардян.

Вадим Дубнов: Год с небольшим назад Никол Пашинян вывел народ на улицы в связи с решением парламента, который отказался утвердить Никола Пашиняна премьером. Сегодня Никол Пашинян призвал народ выйти на улицу в связи с неправильным, по его мнению, решением суда. Это стиль или стечение обстоятельств?

Борис Навасардян: Это, я думаю, свидетельство того, что основным ресурсом, которым обладает Никол Пашинян, даже получив статус премьер-министра, остается мобилизация масс для достижения тех целей, которые он, как политик, преследует. Это в определенной степени является также признанием недостаточной эффективности работы его правительства, политической команды, в том числе, парламента, где две трети голосов принадлежат его политической силе. Но при этом, видимо, это необходимый шаг для того, чтобы революция не застопорилась и вообще не провалилась. Поэтому при всех негативных оценках того, что он предпринял со вчерашнего вечера, можно признать, что другого способа, видимо, у него и нет.

please wait

No media source currently available

0:00 0:08:24 0:00
Скачать

Вадим Дубнов: Какие цели в данном случае он преследует в связи с делом (Роберта) Кочаряна?

Дело Кочаряна фактически, как показало судебное заседание, является главной ареной соперничества Никола Пашиняна со своими принципиальными противниками

Борис Навасардян: Я не думаю, что тут все ограничивается только делом Кочаряна, хотя это дело является символичным, в том смысле, что поражение здесь будет в значительной степени большим ударом для всего политического процесса, который затеял Никол Пашинян. Но я думаю, здесь вопрос состоит еще в том, чтобы утвердить, скажем так, «бархатную революционную диктатуру» – ту, которую Никол Пашинян ввел в апреле-мае прошлого года, – максимально сломить сопротивление консервативных сил, которые пытаются вернуть Армению в то положение, в котором она была до революции. Дело Кочаряна фактически, как показало судебное заседание, является главной ареной соперничества Никола Пашиняна со своими принципиальными противниками.

Вадим Дубнов: Насколько оправдано предположение, что решение суда в субботу было принято в связи с давней историей взаимоотношений судей с Робертом Кочаряном, скажем так?

Борис Навасардян: Это можно рассматривать всего лишь как одну из версий. Я более склонен считать, что главной причиной того, что произошло в суде, является слабая работа следственной службы и недостаточно эффективная работа стороны обвинения и, напротив, очень эффективная и профессиональная работа стороны защиты, поскольку я уверен, что если бы дело было «сшито» в высшей степени профессионально и сторона обвинения была убедительной, независимо ни от каких симпатий и связей с Кочаряном, то судья бы не решился вынести то решение, которое он вынес.

Вадим Дубнов: Т.е. получается, что судебная система себя показала, в общем, с приличной стороны?

Борис Навасардян: Я опять же говорю, что для того, чтобы конкретно судить о том, насколько решение судьи было обоснованным, надо очень внимательно изучать дело, причем быть для этого профессионалом. Я всего лишь говорю о тех внешних впечатлениях, которые произвел на меня сам процесс, и об общественно-политической ситуации в Армении. Я считаю, что любое профессиональное поведение властей сегодня, независимо от того, в какой сфере это происходит – в судебной сфере, экономических или законодательных реформ, – если позиция власти подкреплена грамотной работой, то серьезного сопротивления этому оказать никто не может. Но, видимо, в данном случае мы имеем дело с несколько иной ситуацией.

Вадим Дубнов: Если отвлечься от конкретного решения суда, то говорят ли последние события о том, что влияние бывшего президента и тех сил, которые с ним связаны, все еще достаточно велико на политический процесс в Армении?

Видимо, сейчас мы находимся на таком водоразделе, когда либо Никол Пашинян должен мобилизовать все оставшиеся у него ресурсы, либо его позиции будут постоянно слабеть

Борис Навасардян: Я бы даже сказал не «все еще», а в результате того, что очень многие цели, которые были поставлены командой Пашиняна, не достигнуты, и, в частности, мы не видим эффективной работы правительства, мы не видим реального становления парламентаризма в Армении, и все слабости, упущения, ошибки, даже провалы новой власти, естественно, будут усиливать любую альтернативу. И этой ситуацией очень грамотно воспользовались противники Пашиняна из Республиканской партии, из окружения Роберта Кочаряна, тем более что его мотивация и мотивация его сторонников очень сильны, потому что на кону его свобода. Поэтому такая решительная, последовательная, мотивированная борьба, к тому же еще опирающаяся на ошибки правительства, рано или поздно должна была дать свой результат. Видимо, сейчас мы находимся на таком водоразделе, когда либо Никол Пашинян должен мобилизовать все оставшиеся у него ресурсы, либо его позиции будут постоянно слабеть.

Вадим Дубнов: Имиджевые риски, связанные с тем, что было заявлено вчера и сегодня, особенно про «переходное правосудие», в общем, понятны. Каковы политические риски?

Борис Навасардян: Политические риски могут заключаться в том, что сегодня, фактически заявив о том, что он берет всю ситуацию в стране под контроль, Пашинян тем самым дает понять, что любые сомнения, любые альтернативные взгляды на дальнейший процесс будут подавляться. Но при этом необходимо, чтобы все, что он делает, пользовалось поддержкой общества, потому что без этого основной свой политический ресурс он будет терять. Т.е. с одной стороны – политическая воля и твердость, с другой стороны – умение находить общий язык, скажем так, со здоровыми и что-то из себя представляющими силами, которые также хотят перемен в Армении. Даже среди этих сил и кругов у Пашиняна сегодня уже неоднозначная поддержка. Если же он не сможет установить конструктивное сотрудничество со всеми, кто что-то может позитивное для страны делать, он и его политическая сила могут оказаться в определенной политической изоляции, – это и есть главный риск для него в будущем.

Вадим Дубнов: Есть ли риски для единства его движения?

Борис Навасардян: Не думаю, поскольку движение и, собственно, та политическая команда, которую он создал, полностью могут быть благодарны за свои политические успехи, будь то выборы в парламенте или должности в правительстве, лично Николу Пашиняну. Он их создал, он их вывел на этот уровень – карьерный, политический и т.д., – и любой отход от него будет означать для них политическую смерть. Поэтому здесь мы будем наблюдать и в дальнейшем крепость рядов.

Вадим Дубнов: Борис, правильное ли у меня создается впечатление, что Пашинян сейчас, скорее, защищается, чем нападает?

Борис Навасардян: Я думаю, он выбрал нападение как лучшее средство защиты.

Вадим Дубнов: Вот как раз об этом я хотел задать вам вопрос: Кочаряна арестовывают, Кочаряна выпускают, снова арестовывают, слова отпускают, – у Пашиняна есть какие-то ресурсы теперь для того, чтобы переломить ход дела в свою пользу? Вы говорите, что дело символичное, дело принципиальное для него, он должен его выиграть – какие ресурсы есть у Пашиняна здесь, кроме апелляции к народу?

У Пашиняна есть серьезные шансы, поскольку сигнал, который сегодня получило все армянское общество, в том числе, и судьи, говорит о том, что в нынешнем раскладе сильной стороной является именно он

Борис Навасардян: Я думаю, что, учитывая свойство нашей сегодняшней судебной системы подчиняться сильному, достаточно серьезные шансы сегодня у Пашиняна есть, поскольку тот сигнал, который сегодня получило все армянское общество, в том числе, и судьи, говорит о том, что в нынешнем раскладе сильной стороной является именно он. И если какие-то сомнения возникали в предыдущие недели, когда себя все более уверенно начинали чувствовать Кочарян и представители прежней власти, я думаю, перелом сегодня наступил, и он должен повлиять также на дальнейшие действия судей, когда они будут рассматривать обжалование решения, принятого в субботу, 18 мая.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG