Accessibility links

Арчил Чопикашвили: «Страсбург – надежда для Афгана Мухтарлы»


Арчил Чопикашвили

Лейла Мустафаева, супруга похищенного в Тбилиси в 2017 году и сейчас находящегося в бакинской тюрьме азербайджанского журналиста и правозащитника Афгана Мухтарлы, спустя длительное время вновь приехала в грузинскую столицу. Правда, всего на день. Сегодня утром она улетела в Германию, где ранее получила политическое убежище. О том, зачем госпожа Мустафаева приезжала в Тбилиси и как продвигается борьба за свободу Афгана Мухтарлы, мы побеседовали с адвокатом Лейлы Мустафаевой, представителем НПО «42-я статья Конституции» Арчилом Чопикашвили.

Владимир Унанянц: Госпожа Лейла получила убежище в Германии. Можете вы назвать причину ее визита в Тбилиси: может быть, появились какие-то новые факты?

Арчил Чопикашвили: Лейла Мустафаева получила политическое убежище в Германии. В Германию она уехали из Грузии, и целью ее визита в Грузию было то, что мы хотели опубликовать новости по делу Афгана Мухтарлы, которое уже рассматривается в Европейском суде. Коммуникации между сторонами в Европейском суде уже завершены, и мы ждем решения суда. Но, несмотря на этот факт, мы все равно отравили в Европейский суд информацию о том, что Лейла Мустафаева получила политическое убежище в Германии, и думаем, что этот факт имеет значение для дела, и у Европейского суда будет больше возможностей объективно рассмотреть дело Афгана.

Гость недели – Арчил Чопикашвили
please wait

No media source currently available

0:00 0:09:50 0:00
Скачать

Владимир Унанянц: Вы можете, говоря о Страсбургском суде, подробнее рассказать, кто является главным ответчиком по этому делу?

Арчил Чопикашвили: В Страсбурге два ответчика: Грузия и Азербайджанская Республика. К обоим государствам у нас есть претензии и иск. В первую очередь похищение в Грузии, в центре Тбилиси 29 мая 2017 года, и через несколько часов этот человек оказался в Азербайджане, в офисе Пограничной службы. Поэтому ответчиками являются и Грузия, и Азербайджан.

Владимир Унанянц: В связи с тем, что госпожа Мустафаева получила политическое убежище в Германии, правительство Германии каким-нибудь образом подключалось к выяснению обстоятельств похищения Афгана Мухтарлы?

Мы опубликовали фотографии и видеозаписи тех людей, которые следили за Лейлой, и после того, как это не принесло никаких результатов, она была вынуждена уехать в Германию, где получила политическое убежище

Арчил Чопикашвили: Сам факт, что политическое убежище получила Лейла Мустафаева, касается того, что, несмотря на то, что похитили Афгана, после этого продолжалось давление на Мустафаеву – какие-то люди очень часто не давали ей покоя и следили за ней. Мы несколько раз обращались по этому поводу в прокуратуру Грузии, а также в полицию, но, к сожалению, никаких результатов эти обращения не принесли. Поэтому мы на каком-то этапе были вынуждены опубликовать фотографии и видеозаписи тех людей, которые следили за Лейлой, и после того, как это не принесло никаких результатов, она была вынуждена покинуть Грузию и уехать в Германию, где она получила политическое убежище.

Владимир Унанянц: Госпожа Лейла, находясь в Тбилиси, в том числе, сказала, что тот человек или те люди, которые отдали приказ грузинским спецслужбам принять участие в похищении, все еще занимают высокие посты. Означает ли это, что в вашем распоряжении есть информация конкретно о том, кто эти люди?

Арчил Чопикашвили: Знаете, конкретно по делу, которым я занимаюсь – и в Европейском суде, и здесь, в Тбилиси, – у нас, конечно, нет такой официальной информации, что какой-то человек участвовал в этом преступлении. Но все те вопросы, которые были с первого момента, и что рассказывает сам потерпевший Афган, что его в Тбилиси похитили люди в полицейской форме и без проблем перевезли через грузино-азербайджанскую границу, дает повод заявлять, что это не простое преступление. Фактически в Грузии нет такого факта, что похитили человека, мы знаем, где этот человек, и преступление не было раскрыто. Следовательно, по этому поводу у нас есть мнение, что это не простое преступление, и, смотря на другие факторы, которые имели место до этого похищения и после, порождают повод и аргументы для Лейлы об этом говорить.

Владимир Унанянц: Есть ли надежда у госпожи Лейлы и у вас на то, что Евросоюз и другие западные партнеры Грузии сумеют оказать влияние на то, чтобы расследование, в частности, в Грузии, было прозрачным?

Я с первого дня говорил, что расследование ведется для того, чтобы это дело не было расследовано

Арчил Чопикашвили: Знаете, я думаю, что в ближайшее время никаких результатов не будет. Я с первого дня говорил, что расследование ведется для того, чтобы это дело не было расследовано. Я и сегодня могу сказать, что это расследование до сегодняшнего дня продолжалось для того, чтобы реального расследования не было проведено и это дело не было раскрыто. Но в дальнейшей перспективе, приблизительно через два года, когда изменится власть и т.д., может быть, – я думаю, скорее всего, – это преступление будет раскрыто.

Владимир Унанянц: Скажите, у госпожи Лейлы на сегодняшний день есть какая-то возможность связываться с Афганом Мухтарлы?

Арчил Чопикашвили: Да, конечно, у нее есть возможность поговорить с Афганом по телефону. Как я знаю, периодически у них есть контакт.

Владимир Унанянц: А вы знаете, каково сейчас его состояние? В конце сентября его заставили фактически прекратить голодовку, – как он сейчас себя чувствует, есть информация по этому поводу?

Арчил Чопикашвили: По словам Лейлы, там очень нехорошая ситуация в тюрьме. Плюс ко всему примерно две или три недели назад адвоката обыскивали насильно и оказали на него физическое давление. По этому поводу Афган начинал голодовку с требованием объективного расследования по поводу этого нарушения, но, скорее всего, никакого расследования там не идет, и, ввиду проблем со здоровьем, он был фактически вынужден прекратить голодовку. Так что, как я знаю от Лейлы и других адвокатов, у него там нет хороших условий, и это продолжается.

Владимир Унанянц: Как вы считаете, даже если расследование в Грузии, допустим, будет прозрачным, и мы все узнаем, кто именно стоял за похищением, поможет ли это господину Афгану Мухтарлы выйти на свободу? Есть ли рычаги давления на власти Азербайджана в этом случае?

Скорее всего, влияние международных организаций будет эффективнее, и я думаю, что в какой-то момент правительство Азербайджана будет вынуждено освободить его

Арчил Чопикашвили: Знаете, о том, что будет в перспективе, мне трудно сейчас говорить, но я думаю, что если это преступление будет раскрыто в Тбилиси, то это обязательно повлияет в правовом русле на дело в Азербайджане, и то заключение суда, согласно которому ему присудили шесть лет лишения свободы. Но конкретно очень трудно сейчас прогнозировать, как это будет в перспективе. Скорее всего, влияние международных организаций будет эффективнее, и я думаю, что в какой-то момент правительство Азербайджана, люди, которые там принимают решения, будут вынуждены освободить его.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG