Accessibility links

Грузия-2019. Урегулирование на грани нервного срыва, или Год Важи Гаприндашвили


Переговорный процесс между Грузией и самопровозглашенной Южной Осетией в 2019 году проходил во многом под знаком возведения новых разделительных линий. Конец года ознаменовался очередным и, видимо, закономерным финалом – задержанием грузинского врача Гаприндашвили.

Односторонняя бордеризация, постоянные задержания граждан вдоль разделительных линий – традиционный набор новостей из зоны противостояния на протяжении последних 10 лет. В отличие от 2018 года, в прошлом году обошлось без жертв, однако напряженность между сторонами не раз доходила до критической.

Наверное, таким критическим этапом в игре нервов стало размещение грузинского полицейского поста в Хашурском муниципалитете Грузии, вблизи села Чорчана, примыкающем к осетинскому селу Цнелиси. Появление поста произвело эффект разорвавшейся бомбы для цхинвальских властей и надолго осложнило и без того выглядящие бесперспективными отношения сторон.

Первые известия о появлении грузинского поста датированы 24-м августа, и с тех пор, несмотря на все ультиматумы югоосетинских властей, грузинские полицейские сохраняют свою позиции.

Скачать

По сообщениям югоосетинских СМИ, 24 августа «грузинские силовые структуры в районе села Цнелиси Знаурского района Южной Осетии прорубили лес и провели дорогу». Кроме того, они выставили пост с грузинским флагом, «тем самым нарушив государственную границу».

Место напряженности посетил президент самопровозглашенной республики Анатолий Бибилов, были подтянуты БТР, и грузинской стороне был выдвинут ультиматум – до 6:00 утра того же дня ликвидировать полицейский блокпост.

Ответ грузинской стороны прозвучал 28 августа в ходе Эргнетской встречи в рамках МПРИ, где представители грузинской и югоосетинской сторон должны были обсудить меры по поддержанию спокойствия в регионе. По словам представителя грузинской стороны Ираклия Антадзе, полицейский пост в Цнелиси был размещен в целях безопасности:

«Этот пост расположен на территории, контролируемой центральными властями Грузии, так было и будет всегда. Любое ультимативное указание, где расположить грузинскому государству свои полицейские силы, – это циничный абсурд. При любом осложнении ситуации вся ответственность ляжет на РФ, как на силу, осуществляющую эффективный контроль на оккупированных территориях».

В отместку де-факто власти Цхинвали приняли решение разместить новые блокпосты с российскими военными и техникой. Известие об этом с тревогой было воспринято в Тбилиси. СГБ Грузии выразила беспокойство по поводу передвижения российской военной техники и назвала эти действия провокацией. Официальную позицию властей озвучил представитель ведомства Ираклий Антадзе:

«Во время обсуждения провокационных действий оккупационных сил на прилегающих к селу Чорчана территориях цхинвальская сторона при поддержке оккупационных сил заняла крайне деструктивную позицию. Несколько раз выдвинули ультиматум и пригрозили неучастием во встречах в рамках механизма по предотвращению инцидентов и реагированию на них, если не выполнятся их требования. Нами, центральными властями Грузии, четко было сказано, что этот механизм – не тот формат, в котором приемлем язык ультиматумов. Любой вопрос можно рассмотреть путем диалога. К сожалению, они не приняли конструктивное предложение центральных властей и в очередной раз провалили встречу».

Позднее, убедившись в безрезультатности угроз, парламент самопровозглашенной республики Южная Осетия попробовал обратиться за помощью к России – с просьбой поставить на место власти Грузии. Депутаты высказали убеждение, что пост находится на территории республики, принадлежность этой земли «подтверждена Декретом об образовании автономии в 1922 году и архивными документами».

«То, что Грузия установила контроль над этой территорией с месторождением талька, мрамора, серпентинита и керамзита, способствует эскалации напряженности в регионе», – говорилось в обращении. Там же отмечалось, что все попытки мирно договориться не удались «из-за неконструктивной позиции» грузинской стороны.

На следующий день югоосетинской стороной были установлены два дополнительных блокпоста на прилегающей территории. В этих целях была подогнана тяжелая строительная техника и военные формирования с российских баз. Вечером в цхинвальских СМИ появились фотографии новых мест дислокации военных.

Дальше – больше. Четвертого сентября югоосетинская сторона полностью закрыла единственный пункт пропуска, лишив жителей Ахалгорского района возможности сообщения с Гори и Тбилиси. Цхинвали увязал этот вопрос с общей эскалацией обстановки и заявил, что не намерен открывать де-факто границу до тех пор, пока вопрос с блокпостом грузинской полиции у села Чорчана не будет урегулирован. Для разрешения кризиса Чорчана-Цнелиси в Эргнети при содействии МНЕС состоялись шесть технических встреч, но ни одна из них не принесла результата.

С того дня и до конца декабря югоосетинские силовики полностью заблокировали единственную дорогу из Ахалгори в Тбилиси, препятствуя не только перемещению людей и товаров, но и лишив медицинской помощи жителей района с преимущественно грузинским населением, которое оказалось в крайне сложной ситуации, иногда опасной для здоровья и жизни. Жительница села Икоти Ахалгорского района Марго Мартиашвили скончалась 29 октября от инсульта. Представители самопровозглашенной республики Южная Осетия отказали ей в госпитализации в Тбилиси и доставили в цхинвальскую клинику с опозданием, что и стало причиной ее смерти.

Этот случай вызвал крайнюю обеспокоенность миссии наблюдателей ЕС, в заявлении которой была указана необходимость скорейшего снятия ограничений на пересечение де-факто границы.

«Такие трагические случаи показывают потенциальное влияние жестких ограничений на свободу передвижения для местного населения в долине Ахалгори. Главный пункт пересечения в Южную Осетию и долину Ахалгори, где ежедневно происходило около 400 пересечений, полностью закрыт с 5 сентября. Это лишает местных жителей своевременной и надлежащей медицинской помощи. На их жизнедеятельность в связи с этим оказывают влияние и другие негативные факторы», – говорится в заявлении МНЕС.

Ограничения были сняты лишь спустя три месяца после закрытия, но лишь для некоторых категорий граждан. Разрешение на выезд на подконтрольную Тбилиси территорию получили жители Ахалгорского района без югоосетинского и российского гражданства, которые «нуждаются в неотложной или высокотехнологической медицинской помощи, не оказываемой на территории Южной Осетии».

Кроме того, выезжать в Грузию раз в два месяца разрешили пенсионерам, «до постановки их на учет в пенсионном фонде Южной Осетии».

И, наконец, итогом неурегулированного конфликта выглядит и эпопея с грузинских врачом Важей Гаприндашвили, задержанным местными силовиками в Ахалгорском районе самопровозглашенной республики.

13 ноября Комитет госбезопасности самопровозглашенной республики распространил первое сообщение о его задержании. Хотя позже выяснилось, что российские пограничники задержали его 9 ноября у де-факто грузино-югоосетинской границы. Это произошло, когда врач посещал пациента в одном из сел близ территории, неподконтрольной центральным властям Грузии. В отношении Гаприндашвили возбудили уголовное дело по статье «незаконное пересечение границы», Цхинвальский суд приговорил его к предварительному двухмесячному тюремному заключению. Утверждалось, что «он умышленно пересек линию границы».

С того дня грузинская сторона, как и представители аккредитованного в Грузии дипкорпуса и международных организаций, в ежедневном режиме требовала незамедлительного освобождения врача.

«У врачей нет границ. И условные колючие проволоки, и российская армия не смогут нас разделить – грузинские и осетинские врачи всегда будут вместе. Важа Гаприндашвили – врач, который заслужил доверие людей, любовь пациентов. Просто невероятно, что такой человек находится в незаконном заключении», – так представители медицинского сообщества Грузии обратились к своим осетинским коллегам, призвали их поддержать Важу Гаприндашвили.

К акциям присоединились и родные Важи Гаприндашвили. По словам супруги врача Тамилы Лапанашвили, ее муж оказался у разделительной линии в силу своей профессии. Подробности ей неизвестны, как и то, в каких условиях находится Важа Гаприндашвили и как он себя чувствует. Говорит его дочь Тата Гаприндашвили:

«Нам дают надежду, говорят, что его скоро освободят, но он остается в заключении. Я хочу обратиться ко всем международным организациям, ко всем, кто может иметь какой-то доступ, к Красному Кресту, – навестите отца, чтобы у нас была официальная информация о состоянии его здоровья».

Ответ из Цхинвали последовал спустя два дня: в заявлении КГБ самопровозглашенной республики отмечалось, что «все попытки грузинской оппозиции, ее западных кураторов, а также официального Тбилиси набрать политические очки на гражданине Грузии Важе Гаприндашвили, а также оказать давление на власти республики с целью улучшения своего внутреннего рейтинга, – бесперспективны».

Вопрос задержания Гаприндашвили обсуждался и 28 ноября в ходе пражской встречи между спецпредставителем премьер-министра Грузии по вопросам отношений с Россией Зурабом Абашидзе и российским сенатором Григорием Карасиным. Представитель Тбилиси заявил о необходимости немедленно освободить Важу Гаприндашвили из заключения. В ответ на это Григорий Карасин отметил, что, предположительно, Важа Гаприндашвили вернется в семью в ближайшее время.

Карасин: "Надеюсь, ситуация с Гаприндашвили вскоре разрешится"
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:28 0:00

Несмотря на оптимизм российского дипломата, югоосетинский суд оставил в заключении грузинского врача Важу Гаприндашвили, а на судебном заседании 20 декабря приговорил к одному году и девяти месяцам заключения.

По имеющейся информации, грузинский врач не признал своей вины, а на досудебном разбирательстве отметил, что не пересекал границу с Южной Осетией, так как находится «на грузинской земле, временно оккупированной Россией». Процесс продолжался больше четырех часов.

В Тбилиси не скрывали своего разочарования: председатель Ассоциации адвокатов Давид Асатиани возложил ответственность за судьбу врача на власти России:

«Все те процедуры, те судебные органы, которые там функционируют, по нашему законодательству и согласно международному праву являются незаконными, как и их процедуры. Эффективный контроль, согласно нашему законодательству, на их территории осуществляет Российская Федерация. Соответственно, за здоровье господина Гаприндашвили, его жизнь, его свободу отвечает РФ».

В правительстве Грузии заверили, что использовали все существующие возможности для вызволения доктора. Впрочем, МИД, как отметил его глава Давид Залкалиани, был готов и к такому повороту событий: по его словам, был задействован план, «предусмотренный для плохого сценария». На вопрос, остались ли какие-либо дополнительные рычаги воздействия, и если да – то почему они не были использованы до сих пор, Залкалиани ответил:

«С кем вы имеете дело? С оккупационным режимом, для которого не существует никаких правовых норм. Не думайте, что мы не учитывали это и ограничивались только тем, что уже было задействовано. Мы обдумывали все, в том числе и правовые пространства», – заявил глава МИД.

Оптимизм наблюдателей, которые считали, что шансы на досрочное освобождение врача остаются, и это произойдет, если де-факто власти проявят жест доброй воли и помилуют Гаприндашвили к новогодним праздникам, оправдался. Важа Гаприндашвили был освобожден из цхинвальской тюрьмы в канун Нового года – 28 декабря.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG