Accessibility links

«Частный иск» министра Лалиевой


Залина Лалиева

Министр юстиции Южной Осетии Залина Лалиева обратилась в Цхинвальский городской суд с иском против журналиста «Эха Кавказа» Ирины Келехсаевой, которая освещала голодовку и избиение заключенных в цхинвальской тюрьме в начале октября прошлого года, а также последующую попытку парламента вынести чиновнику вотум недоверия. В своем заявлении Лалиева указывает, что в материале «Эха Кавказа» от 22 ноября прошлого года – «Спикер попал под парламентское расследование», Келехсаева опорочила честь и достоинство должностного лица. Истец по неизвестным причинам в суд сегодня не явилась.

Сегодня судья Цхинвальского городского суда Инал Тибилов вручил Ирине Келехсаевой копию искового заявления министра юстиции Залины Лалиевой, в котором она требует привлечь журналиста к уголовной ответственности по статье 128.1. УК РФ – за клевету, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, которую она усмотрела в статье «Спикер попал под парламентское расследование». Чиновник посчитала клеветой ту часть текста, где говорится, что она привела ОМОН в тюрьму и присутствовала там при избиении заключенных: «Публикуя ложные сведения, она опорочила честь и достоинство должностного лица коим я являюсь, утверждая, что я лично привела в ИК УИН МЮ ОМОН МВД РЮО, чтобы избить голодающих осужденных, насильно покормить их кашей и при этом я также присутствовала лично».

Ирина Келехсаева говорит, что исковое заявление изобилует ошибками:

«Первое, что бросилось в глаза, - это большое количество ошибок пунктуационных и орфографических, в том числе, и в написании моей фамилии. В начале заявления я – Ирина «Клехсаева», потом – чисто по-мегрельски «Келехсава». Было ощущение, что человек в первый раз слышит осетинскую фамилию. Уже первая строчка заявления говорит о том, что чиновница не знает не только как называется социальная сеть Facebook (она пишет Facebok), но и то, что социальная сеть и интернет-сайт – это две разные вещи. Цитата: «в социальной сети Facebok на сайте «Эхо Кавказа»…». То есть это такие элементарные вещи, которые вообще ставят под сомнение грамотность человека, тем более если прочитать ее биографию – она имеет филологическое образование, она преподаватель русского языка».

please wait

No media source currently available

0:00 0:07:51 0:00
Скачать

У югоосетинского юриста Тимура Кокойты, который ознакомился с исковым заявлением, свои замечания к его содержанию:

«В заявлении Лалиева говорит, что она министр юстиции, и в тексте самого заявления пишет, что является должностным лицом. В то же время просит привлечь по статье 128 прим 1. Но данная статья Уголовного кодекса не предусматривает привлечение к ответственности за клевету в отношении должностных лиц. Это в частном порядке. То есть подается заявление в суд, и суд рассматривает обстоятельства этого частного обвинения. По клевете в отношении должностных лиц ответственность предусмотрена статьей 298 прим 1 УК. Но Лалиева и тут по должности не входит в исчерпывающий перечень этих должностных лиц. Эта статья касается прокуроров, судей, присяжных заседателей и вообще отправляющих правосудие должностных лиц».

Кроме того, продолжает Тимур Кокойты, истец требует назначить штраф за причиненный Келехсаевой моральный ущерб в размере 500 тысяч рублей:

«То есть вместо суда уже определят санкцию и выбирает наказание в 500 тысяч. Хотя там есть другие санкции, предусмотренные этой статьей, например, исправительные работы или обязательные работы. Почему-то она не захотела, чтобы Келехсаеву наказали таким образом. То есть наперед вместо суда решила, что нужно, не установив факт самого преступления, оштрафовать на полмиллиона».

Кстати, в рубрике «прошу возбудить уголовное дело», юрист Лалиева также не обозначила фамилию «против кого». Видимо, запутавшись в том, как правильно пишется осетинская фамилия «Келехсаева».

Обвинения в клевете, как это следует из текста искового заявления, строятся не на отрицании описанных Келехсаевой событий, а на некоторых деталях, которые, по мнению истца, невозможно будет доказать в суде. Видимо, расчет на то, что вряд ли кто-то из заключенных или служащих, послуживших источником информации, рискнет ссориться с начальством и открыто давать показания в суде. Что ж, если это так, то это смелое предположение.

Депутат Давид Санакоев – один из тех, кто был в гуще этих событий, и в группе депутатов, посетивших тюрьму после побоища, общался с арестантами. По его словам, он читал все материалы Ирины Келехсаевой об этой истории, но клеветы в них не обнаружил:

«То, что ОМОН был в исправительной колонии, – это факт, который никто не отрицает: ни руководитель ИК, ни осужденные. Они об этом сами говорят. Совершенно очевидно, что без разрешения, без санкции министра Лалиевой структура МВД – ОМОН не могла войти на территорию режимного объекта, подведомственного Минюсту. Думаю, что санкция чиновника с меньшими полномочиями здесь бы не прошла. Это во-первых, а во-вторых, избиение осужденных – это тоже факт. Мы сами были там и видели, что заключенные были в синяках. Мы их спрашивали: «За что они вас били». Те отвечали: «Они говорили, чтобы мы ели».

– Больше ничего не говорили?

– Ничего».

Напомним, что 2 октября глава Минюста Залина Лалиева в сопровождении бойцов Отряда милиции особого назначения и представителя Генпрокуратуры пришла вечером в исправительную колонию и устроила избиение голодающих заключенных. Конституционное большинство в парламенте – двадцать депутатов, выступили с инициативой вынести на обсуждение вотум недоверия министрам, ответственным за побоище в тюрьме.

Рассмотрение этого вопроса в законодательном органе вызвало жесткое противодействие как со стороны руководства парламента, так и президента, которые всеми силами пытались отстоять чиновников. Два месяца беспрецедентного давления на парламентариев, шантажа, посулов, нарушения регламента со стороны спикера принесли свои плоды – четверо депутатов отозвали свое недоверие и сторонники отставки министров не набрали большинства при голосовании.

После этой истории, считает один из сторонников недоверия, депутат Давид Санакоев, для министра было бы логичным на время уйти в тень, сделать так, чтобы эта история забылась. Казалось, что Залина Лалиева избрала именно эту стратегию: в правительственной прессе стали появляться заметки о переменах к лучшему в Минюсте, то есть создавалось впечатление, что в ведомстве идет работа над ошибками. Теперь так не кажется, говорит Давид Санакоев:

«Это не прагматичный поступок со стороны политика, министра. Эта скандальная история стала потихоньку забываться, она отошла на второй план. Сейчас Лалиева своим иском актуализирует эту историю. Хочу напомнить, что, заступаясь за министра, репутационные издержки понесли и лично президент, и спикер парламента. Теперь, инициируя иск, она втягивает в эту историю суд».

Югоосетинский политолог Дина Алборова считает, что эта история в любом случае проигрышная для министра юстиции, потому что иск, чем бы он ни закончился, указывает на то, что Залина Лалиева не сожалеет о произошедшем. Все выглядит так, что чиновник не рассматривает эту историю как ошибку, и это настораживает общество, говорит Дина Алборова:

«Вне зависимости от юридических оценок произошедшего, в глазах общественного мнения министр Лалиева ответственна за все то, что произошло в цхинвальской тюрьме 2 октября. Ее иск против Ирины Келехсаевой, возможно, попытка оправдаться перед обществом. Если так, то это неудачная попытка, потому что восприниматься она будет ровно наоборот: как демонстрация пренебрежения к общественному мнению, как продолжение давления на общество».

Сегодня в назначенное время истица в суд не явилась. Причина отсутствия не известна ни секретарю суда, ни судье Иналу Тибилову, которых она должна была поставить в известность. Зато, говорит Ирина Келехсаева, ее приятно удивили люди, которые посчитали нужным прийти в суд и поддержать ее:

«Меня, как журналиста, который не первый раз сталкивается и с судебными органами, и с обвинениями, приятно удивило достаточно большое количество людей, которые пришли меня поддержать, потому как до того поддержка ограничивалась дистанционным сочувствием или сообщениями в личной переписке. Некоторые из тех, кто сидел сегодня в зале судебного заседания, просто узнали о процессе из той самой социальной сети Facebook и пришли меня поддержать. Это самое ценное: люди больше не боятся, они могут приходить и выражать свою гражданскую позицию. В моей журналистской практике это впервые».

Ввиду отсутствия обвинителя Залины Лалиевой, судебное заседание по решению судьи Инала Тибилова будет продолжено на следующей неделе.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG