Accessibility links

Фавориты президентских выборов и их шансы


Изида Чаниа

22 марта в Абхазии выборы президента. Завтра завершается выдвижение кандидатов, и социальные сети уже превратились в место битвы анонимов. На сегодняшний день свои позиции обозначили всего четыре избирательные группы по выдвижению кандидатов в президенты.

Первым зарегистрировалась партия «Акзаара», которая второй раз выдвигает бывшего министра внутренних дел Леонида Дзапшба, свергнутого с должности сторонниками второго потенциального кандидата Аслана Бжания в 2016 году.

Вторым зарегистрировалась инициативная группа по выдвижению бывшего председателя СГБ Аслана Бжания. Он также совершает вторую попытку стать президентом при поддержке партий «Единая Абхазия», «Амцахара» и экс-президента Александра Анкваб. Первый раз он выдвигался в 2014 году. В 2019 году из-за его болезни выборы были перенесены, но он все равно не смог выдвинуться, и на выборы пошел его дублер Алхас Квициниа, оставивший за Бжания место премьер-министра.

Фавориты президентских выборов и их шансы
please wait

No media source currently available

0:00 0:08:47 0:00
Скачать

Третий в этом списке мэр столицы, представитель партии «Форум народного единства Абхазии» Кан Кварчия. Он так же, как и следующий кандидат Адгур Ардзинба, баллотируется на пост президента впервые.

Беспартийного министра экономики Адгура Ардзинба на прошлой неделе выдвинула инициативная группа, в составе которой мелкие бизнесмены и представители различных этнических групп. Он самый молодой кандидат в президенты в истории Абхазии, ему 38 лет, и за ним не тянется негативный шлейф разделения народа.

Вот и весь список кандидатов, который существенно уступает числу кандидатов на выборах 2019 года, когда на высшую должность в стране претендовало девять человек. Но сегодня, более чем за полтора месяца до выборов, не дожидаясь регистрации кандидатов, можно говорить о лидерах этих выборов. Это Адгур Ардзинба и Аслан Бжания. Я попытаюсь объяснить, что называю их лидерами не только потому, что весь абхазский сегмент ФБ пестрит фотографиями этих людей, – у меня есть более веские аргументы.

Я напомню о президентских выборах 2019 года. Девять кандидатов, два тура и отмененные Кассационной коллегией Верховного суда Абхазии результаты второго тура. Но от этих выборов нам остались цифры, которые помогут разобраться в предпочтениях электората на нынешних выборах.

Итак, четыре месяца назад за кандидата в президенты Леонида Дзапшба проголосовало 5,97% избирателей, и он не прошел во второй тур выборов. Маловероятно, что электорат Дзапшба за эти несколько месяцев стал конкурентоспособным. Дзапшба, несмотря на свои профессиональные успехи, очевидный аутсайдер.

За дублера Аслана Бжания – Алхаса Квициния – на выборах 2019 года в первом туре проголосовало 22,91% избирателей. Это и есть электоральный потенциал Аслана Бжания с учетом голосов от поддерживающих его партий «Единая Абхазия» и «Амцахара». Понятно, что такого количества голосов недостаточно для победы. Поэтому Бжания как и в прошлый, и позапрошлый раз пытается достичь цели, используя электоральный потенциал экс-президента Александра Анкваб. У Анкваба большой опыт в этом вопросе – ему не впервой перекидывать свой электорат, выторговывая себе место вице-президента или премьер-министра. Когда-то получалось. Однако в 2014 году совместные усилия Бжания и Анкваба принесли им лишь 35% голосов избирателей. В 2019 году Алхас Квициниа объединился с «Единой Абхазией», а во втором туре – с Анкваб. Это сложная процедура принесла дублеру Бжания 46,17% избирателей, но не позволила выиграть выборы. На нынешних выборах Бжания не стал ждать второго тура и сразу пошел на объединение и с «Единой Абхазией», и с Анквабом. Все – больше ему объединяться не с кем. Все остальные голоса – это его протестный электорат, который уйдет к любому кандидату, кроме него.

В общем, с Бжания мы разобрались. Другой потенциальный кандидат на должность президента – Адгур Ардзинба. А с чего это вдруг все взяли, что он фаворит? Молодой парень заявил о своих амбициях на высшую должность в стране, и все решили, что он фаворит?

Должна вам сказать, что народ на мякине не проведешь, он лучше всяких социологов знает результаты любого опроса. Помимо того, что всем понятно, что объединение, с одной стороны, повлечет за собой, как это теперь любят говорить, зеркальные действия, и к моменту выборов в избирательном бюллетене останется, в лучшем случае, три кандидата. То есть освободившиеся голоса уйдут в другую сторону от кандидата Бжания. Это и электорат лидера прошлых выборов Рауля Хаджимба, и электорат других кандидатов – Астамура Тарба, Шамиля Адзинба, – и электорат еще как минимум одного из нынешних кандидатов (скорее всего, кто-то из них сойдет с предвыборной гонки в пользу Адгура Ардзинба).

Но есть и еще одна весьма деликатная деталь, о которой не любят говорить, но которую необходимо учитывать на этих выборах, – происхождение кандидата в президенты. Нет, это не кланы, не тейпы, а место рождения деда или прадеда по отцовской линии. Это такой негласный территориальный регулятор, который существует в Абхазии много десятилетий. Кто-то относится к нему плохо, а кто-то считает, что он поддерживает необходимый региональный баланс. Неписаное правило регулирует представительство во власти для выходцев из западной и восточной части Абхазии. Чиновники на высших должностях чередовались именно по такому принципу даже в советские времена. В новейшей истории Абхазии – это правило также соблюдалось. Предыдущий президент Рауль Хаджимба выходец из Абжуйской Абхазии, поэтому избиратели на западе вправе рассчитывать на то, что настала их президентская очередь, а Адгур Ардзинба – как раз представитель Бзыбской Абхазии. И это большей частью его электорат.

В общем, из моих размышлений и подсчетов следует, что два лидера президентской гонки идут, так сказать, «нос в нос», и на практике итог выборов решат не традиционно голосующие избиратели, а пассивное меньшинство – 33%, те, кто проигнорировал прошлые выборы (не всегда по своей воле – на прошлых выборах отменили открепительные талоны), и еще 3% избирателей, которые проголосовали «против всех» (возможно, что их число возрастет).

Конечно, многих удивит примитивность моих размышлений. Какое отношение к выборам президента имеют все эти детали? Президента и главнокомандующего надо выбирать исходя из его бэкграунда, потенциальных возможностей, образования, планов по реформированию, пресловутой харизмы, и в нашем случае отношения к очень важным вопросам, связанным с безопасностью страны. И здесь достаточно тестов, которые необходимо было бы пройти кандидатам, – энергетика, недвижимость, нефть, коррупция, преступность, здравоохранение и так далее. Но, похоже, что наш электорат еще не готов мыслить такими категориями.

Прогнозы на выборах – дело неблагодарное, и у меня есть подозрения, что, вообще, я зря все это вычисляю, так как нынешние выборы обречены на провал. Количество людей, которые не доверяют политикам, в стране увеличивается, а для победы на выборах одному из кандидатов необходимо набрать более 50% голосов избирателей. Из моих добросовестных подсчетов такого количества голосов никто из кандидатов набрать не может. Разве что кто-то из кандидатов удивит избирателей простейшим рецептом экономического чуда, которое в понимании нашего населения представляет собой что-то среднее между Лихтенштейном и Арабскими Эмиратами.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG