Accessibility links

Грузия пытается не допустить итальянского сценария


ПРАГА---Марнеульский и Болнисский муниципалитеты Грузии с 23 марта – закрытая зона. Там введен строгий карантин из-за внутреннего распространения коронавирусной инфекции. Въезд и выезд под строгим контролем военных, города и села изолированы, люди не могут покидать свои дома без веских причин. Закрыто все, кроме продуктовых магазинов и аптек. Власти страны бросили все ресурсы, чтобы погасить новый очаг коронавирусной инфекции. Как они с этим справляются, спросим у наших гостей – с нами на прямой связи из Тбилиси бывший председатель парламентского комитета по вопросам здравоохранения Акакий Зоидзе и марнеульский журналист Камилла Мамедова.

Нана Плиева: Камилла, что сейчас происходит в Марнеули и как люди адаптируются к этой новой реальности?

Камилла Мамедова: Третий день карантина, пытаемся адаптироваться. Готовность была уже до того, как закрыли город, потому что уже не работал транспорт, были закрыты определенные учреждения, например, знаменитые и любимые нами чайханы, граждан просили не выходить из дома, постараться не скапливаться на больших мероприятиях. К сожалению, эти рекомендации не всеми были учтены, и во что это вылилось, весь мир уже узнал.

Нана Плиева: А сейчас отношение изменилось?

Камилла Мамедова: Да, с первого же дня, абсолютно: в городе в утренние часы есть люди, потому что пытаются закупить на весь день продукты, в аптеку сходить, а во второй половине дня город практически пустой. Ну, конечно, душа не выдерживает в солнечную погоду выйти погулять, есть молодые ребята…

Некруглый стол
please wait

No media source currently available

0:00 0:15:21 0:00
Скачать

Нана Плиева: Гуляют в масках, массово?

Камилла Мамедова: В общей сложности, да, но есть, конечно, такие, которые ходят без масок, – например, вчера одна гражданка прислала фотографию из одного продуктового магазина, где сам владелец магазина не был в маске и продавцам не купил маски, и там было очень большое скопление людей. Есть моменты, но с сегодняшнего дня, когда об этом стали говорить в СМИ… Например, сегодня - почему, я не знаю, - люди массово стали брать из банкоматов деньги, были большие скопления, из-за чего там дежурит патрульная полиция, которая подпускает людей к банкоматам с соблюдением дистанции, т.е. они контролируют этот момент.

Нана Плиева: Батоно Акакий, этого сценария власти и эпидемиологи опасались больше всего – т.н. внутренней передачи или внутреннего распространения, когда источником заражения стала 62-летняя женщина, а нулевой пациент до сих пор не найден, т.е. непонятно, от кого она сама была инфицирована. В чем опасность ситуации и как она развивается, на ваш взгляд. Можно сказать, что власти уже взяли ее под контроль?

Акакий Зоидзе: Трудно сказать, чтобы какое-нибудь из государств - кроме Китая, который, как уже сообщалось, последние 24 часа не имеет ни одного случая внутренней передачи, – взяло под контроль это заболевание. Вирус COVID-19, я бы сказал, явился сюрпризом, хотя давно ожидалась пандемия того или иного вируса, но по сочетанию своих свойств этот вирус явился сюрпризом для большинства и научного сообщества, и организаторов здравоохранения, и вообще руководителей государств, потому что сначала всегда смотрели как бы более легко, принимались меры, которые в основном были абсолютно запоздалыми, и уже потом старались взять под контроль неудержимый рост инфицированных.

Грузия, по-моему, одна из редких стран, где мы с самого начала приняли все возможные эпидемиологические меры для сдерживания

Грузия, по-моему, одна из редких стран, где с самого начала приняли все возможные эпидемиологические меры для сдерживания. В первую очередь это первый этап реагирования на пандемию – сдерживание, и, в принципе, все импортные случаи были отслежены, изолированы, и, соответственно, число подтвержденных случаев росло медленно. У нас уже, по-моему, 30-й день со дня первого случая, и у нас 73 подтвержденных случая, и это нам позволило выиграть минимум месяц для того, чтобы подготовить систему здравоохранения для волнового развития уже второй фазы распространения эпидвспышки.

Нана Плиева: По 10-балльной шкале, насколько сегодня готова Грузия в плане готовности медицинского персонала, оснащенности больниц – наличия палат интенсивной терапии, аппаратов искусственной вентиляции легких? Сегодня по 10-балльной шкале как бы вы оценили готовность страны?

Акакий Зоидзе: Я сейчас затрудняюсь это сказать, но давайте разделим: в плане инфраструктуры у нас, я бы сказал, до 10-ти баллов, потому что по тем расчетам, по тем моделям развития сценария, учитывая те меры, которые мы уже предприняли по изоляции, физическому дистанцированию людей, по закрытию школ. Те меры, которые вы перечислили в Марнеули и Болниси, кроме некоторых исключений, также действуют на всей территории Грузии – большинство государственных учреждений закрыты, переведены на дистанционный режим работы, кроме основных служб и т.д. Так что по всей стране, помимо Болниси и Марнеули, где были предприняты чрезвычайные меры, проводится углубленное эпидемиологическое обследование.

Мы еще не отказались от мер первой фазы, которые заключаются в отслеживании каждого контакта. А с этой конкретной больной, я бы сказал, история развивается по детективному сценарию. Вчера замдиректора Центра по контролю заболеваний Грузии, который очень хорошо поработал все эти дни и недели, говорил, что они как бы вышли на след индексного пациента, откуда заразилась пациентка, которая сейчас переведена из Марнеули в Тбилиси, и если они отследят и этот контакт, уже можем сказать, что пока что у нас нет передачи. Хотя в обществе это может быть, и проводятся отдельно еще обследования – рандомные (выборочные), – которые позволяют оценить, насколько распространено или не распространено заболевание или вирус в общей популяции. Пока ни одного случая не было зафиксировано по опорным центрам, где поликлиники и госпитали, которые по принципу случайной выборки тестируют тех больных, которые обращаются с признаками пневмонии или острого респираторного заболевания, которые не имеют никакого контакта, никакой истории контактирования с индексными случаями или случаями, которые были импортированы в Грузию.

Пока мы можем с некоторой долей уверенности сказать, что у нас широкого распространения эпидемии нет

Так что пока мы можем с некоторой долей уверенности сказать, что у нас широкого распространения эпидемии нет, и те меры, которые должны будут приниматься, будут способствовать тому, чтобы этого у нас не было. Конечно, неизбежно это будет повышаться, как и во всех других странах, но для нас главное, чтобы не настал острый пик…

Нана Плиева: Вот об этом я вас хочу спросить. Накануне замминистра здравоохранения Грузии Тамар Габуния сделала любопытное, можно сказать, беспрецедентное заявление, что пик в Грузии будет отложен, а, может, и вовсе не наступить – вы согласны? Исходя из чего такой оптимистический прогноз? Европейские лидеры и специалисты, наоборот, предупреждают, что пик неизбежен, он наступит, и большинство населения может переболеть COVID-19. Исходя из чего это заявление, что в Грузии пика может не быть?

Акакий Зоидзе: Не из-за того, что грузины особенные, просто госпожа Габуния, наверное, имела в виду то, что пока еще никто не знает, и в течение месяца… Я бы назвал это гаданием на хрустальном шаре, если кто-нибудь с уверенностью скажет, будет ли у этого вируса сезонный характер или не будет, потому что это пока неизвестно. И, да, конечно, сейчас и в Африке уже две тысячи случаев, но для 1 миллиарда 300 миллионов человек, проживающих на африканском континенте, это все еще очень малая доля распространения вируса. То же самое можно сказать про Индию – высокая влажность, высокая температура, что, как известно, действует на вирус неблагоприятным образом. Хотя там другие факторы, которые будут определять сезонный характер этого заболевания, как в случае сезонного гриппа, или что это будет несезонное заболевание. Но, в любом случае, возможность того, что это будет сезонным, и мы сможем замедлить в Грузии распространение вируса до такой степени, что, когда уже сезон наступит, у нас пика не будет, вот это возможно теоретически. Так что я надеюсь, что это будет. Нужно надеяться на лучшее, но готовиться к худшему.

Здесь главное, как это было в Италии, насколько окажется подготовлен практически медицинский персонал, повышенная риск-группа, которая в первую очередь будет подвержена инфекции

Вот эти сценарии, о которых я сказал, инфраструктура – 10 баллов, но здесь главное, как было это в Италии, насколько окажется подготовлен практически (не теоретически) медицинский персонал, повышенная риск-группа, которая в первую очередь будет подвержена инфекции, и как это было в Италии, из первых 2300 пациентов, по-моему, где-то 600 уже были медицинские работники. И это еще больше усилило слабость системы, потому что это было еще дополнительным фактором, почему там система, в принципе, обвалилась, когда, я бы сказал, цунами больных реально затопило итальянскую, очень хорошую, систему здравоохранения.

Нана Плиева: Камилла, были серьезные проблемы с информированием населения, как вы сами отметили в самом начале. Кто и как сейчас говорит с людьми в условиях этого строгого карантина?

Камилла Мамедова: В условиях строгого карантина с людьми говорит машина с громкоговорителем, которая ездит и просит их оставаться дома, описывает им симптоматику и просит обратиться к врачу в этом случае. Также, естественно, вся информационная кампания сегодня наша, и не только она направлена на информированность.

Нана Плиева: А люди доверяют этой поступающей официальной информации?

Камилла Мамедова: А у них есть выбор?

Нана Плиева: Я имею в виду, есть общественное недоверие?

Камилла Мамедова: Знаете, этого нет, потому что этот вирус же не распространился только в Грузии – он во всем мире. Т.е. когда люди говорят о неинформированности, например, людей, которые живут в Марнеули, потому что они не знают язык или они смотрят российские или азербайджанские, турецкие СМИ, – все мировые медиа говорят только об этом вирусе, о симптоматике, о том, как нужно себя предостеречь. Т.е. говорить о том, что здесь все люди находятся в информационном вакууме, просто неправильно, потому что у всех есть определенная информация. Но у меня есть свое мнение, я здесь давно работаю, и я живу здесь – здесь всегда была обособленность и закрытость этой общины.

Может, информированность и есть, но есть такое отношение, что это нас не коснется, и потому все вылилось в такой масштаб, и так громко об этом говорится

Я уже повторяю не один раз, что то, что произошло сейчас, когда говорят о неинформированности, может, информированность и есть, но есть такое отношение, что это нас не коснется, потому что вообще всегда в Грузии, когда что-то происходило, никогда здешнего населения это не касалось, это все проходило мимо. Но это были другие процессы – политические, какие-то общественные изменения, – здесь уже люди становились перед фактом, что вот произошла, например, революция, произошло какое-то изменение во власти, произошли какие-то изменения в Конституции, т.е. встают перед фактом, а, может быть, они до сих пор какие-то моменты и не знают. И то же самое произошло с этим вирусом.

Они, конечно, были частично информированы, просто это отношение, что здесь этого может и не произойти, привело к тому, что многие рекомендации, которые просили выполнять, они не делали – т.е. эти большие скопления, разные праздники, свадьбы, поминки и т.д., это все равно продолжалось. И все это (это мое субъективное мнение) вылилось просто в то, что, ну, это просто вирус, который касается здоровья человека, и потому это все так болезненно воспринимается. И проблема неинформированности была такой же проблемой, когда у нас были выборы, когда мы все кричали о том, что у людей нет достаточной информации, просто в данном случае это связано с жизнью и здоровьем человека, и потому все вылилось в такой масштаб и так громко об этом говорится.

Нана Плиева: И обратила внимание всей страны … Батоно Акакий, сообщается, что Грузия закупила в Китае 215 тысяч быстрых тестов. Теперь акцент будет делаться на массовое тестирование? И кто будет иметь к ним доступ, уже существует какая-то стратегия?

Акакий Зоидзе: Да, сейчас разрабатывали, и думаю, сегодня или завтра будет утверждаться диагностический алгоритм для скрининга и тестирования. В основном, конечно, это риск-группы. Например, в Марнеули и Болниси это будет каждый человек, у которого будут симптомы острого респираторного заболевания.

Нана Плиева: Вот сообщается, что, например, в Марнеули и Болниси проверили 20 тысяч человек, повышенная температура наблюдалась у 25-ти, из-за состояние здоровья особое внимание привлекли только два человека. Что имеется в виду: им просто изменили температуру или этим 20 тысячам провели быстрое тестирование?

Акакий Зоидзе: Нет, пока что пациенту или гражданину, который не демонстрирует симптомы заболевания, не имеет смысла проводить тестирование. Это уже как бы решено…

Нана Плиева: Даже если он находится в этом кластере, в очаге распространения?

Проводить исследования бессимптомно у тех граждан, у которых нет симптомов заболевания, пока не планируется

Акакий Зоидзе: Без симптома – нет, только в случае, если даются рекомендации по изоляции, те рекомендации, о которых мы уже говорили, и в то же самое время, если будут симптомы, они уже будут подвергаться рекомендованному тестированию. Вот это и является критерием. И другие случаи, если это контакт с уже известным пациентом и т.д., и этот диагностический алгоритм будет утвержден. И еще раз: проводить исследования бессимптомно у тех граждан, у которых нет симптомов заболевания, пока не планируется – только Южная Корея сделала это, и то, когда у них было уже широкое распространение болезни. Это не рекомендуется и Всемирной организацией здравоохранения, которая предлагает тестирование всех подозрительных случаев, всех возможных случаев, но не бессимптомных граждан.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG