Accessibility links

«В тот день, когда убили Инала…»


Похороны Инала Джабиева

28 сентября прошел месяц со дня убийства от рук силовиков 30-летнего Инала Джабиева. Родные молодого человека утверждают, что, несмотря на обещания властей, никаких подвижек в расследовании резонансного дела пока нет. Об этом же говорят и депутаты парламента, которые требуют отставки генпрокурора Урузмага Джагаева.

Вдова Инала Джабиева Оксана в беседе с «Эхом Кавказа» говорит, что никаких подвижек в расследовании резонансного дела пока нет:

«Ровным счетом ничего (не изменилось), потому что я не вижу никаких изменений, продвижений тоже не вижу. Я у них спрашиваю, что у них нового. Пока ничего, молчат. Подозреваемые показаний не дают. На той неделе из Владикавказа были приглашены (для них) два адвоката, вы, наверное, слышали. Но даже после того, как у них есть адвокаты, я не знаю, дали они показания или нет. Мне пока ничего не сообщили.

«В тот день, когда убили Инала…»
please wait

No media source currently available

0:00 0:09:16 0:00
Скачать

– Что касается вашего заявления на имя генпрокурора об отводе судмедэксперта Сергея Груздева?

– Он пока ответа не дал. Он уже должен был его дать, но не знаю. Да, я задавала вопрос. Сказали, что для некоторых заявлений нужно больше времени, для других – три дня, десять дней, для некоторых – больше. Завтра я хочу опять зайти в прокуратуру и спросить у следователя, который ведет дело о смерти моего мужа, у Бестаева Алана, про свое заявление и про те два заявления, которые я писала генпрокурору. Он отдал их следователю, написал какие-то резолюции. Сейчас по этим резолюциям Бестаев должен дать мне ответ на мои заявления.

– Что это были за заявления?

– Я написала заявление на Джемала Бибилова. Это, по-моему, начальник розыска или криминальной милиции. Ну, уже бывший, его тоже отстранили. Мне передали, что подозреваемые сами говорят про Бибилова Джемала. Говорят, почему Джемал не сидит с нами. Когда, говорят, мы подбежали на крики, то увидели, что Джемал лежал на Инале и делал ему искусственное дыхание и массаж сердца. Я написала на него заявление, почему он до сих пор на свободе и его не привлекли к уголовной ответственности? А другое я написала на Маргиева – начальника ГОВД города Цхинвала, потому что Инала содержали там пять дней незаконно. Без каких-либо документов, без меры пресечения. И только на шестой день ему выписали содержание, то есть предъявили ему обвинение и выписали содержание (под стражей)».

Алла Габатова, мать Николая Цховребова, второго подозреваемого по делу о покушении на министра внутренних дел, в беседе с «Эхом Кавказа», говорит, что теперь на ее сына «пытаются навешать всех собак». Пару дней назад в социальных сетях была опубликована телеграмма на имя Цховребова, в которой следователь Генпрокуратуры сообщил о предъявлении ему обвинения в незаконном хранении оружия. Алла Габатова выразила несогласие с решением ведомства:

«На самом деле, оружия у нас не было. Дома при обыске не нашли оружия. Оружие – это уже потом… Во-первых, это не его оружие, а оружие друга, который умер. Котик (Николай Цховребов) в начале месяца отдал его парню, который с ним работал (неразборчиво). Где-то 5-го числа пистолет отдали, а происшествие с Наниевым было 17 августа. Потом он добровольно сказал об этом пистолете, иначе откуда бы они узнали, где он находится. У нас же дома ничего не нашли. Поэтому написал добровольно, потому что был уверен, что с этим пистолетом все чисто и хорошо.

– И потом на него повесили 222-ю статью?

– Да. Сын говорит, что подписал после того, как «добровольно» было написано. Сейчас эта бумага куда-то исчезла».

Один из лидеров партии «Ныхас» Давид Санакоев все это время проводит собственное депутатское расследование обстоятельств задержания и смерти подозреваемых в покушении на бывшего министра внутренних дел Игоря Наниева. Все полученные от силовых ведомств ответы он публикует на собственной странице в социальной сети «Фейсбук». Сегодня, по словам Санакоева, спикер парламента Алан Тадтаев собрал депутатов, чтобы еще раз услышать их позицию:

«Мы еще раз проговорили наше решение о том, что необходимо увольнять генпрокурора. Я еще раз представил материалы, которые удалось собрать. Мы видим, что расследование проходит не совсем объективно, что есть много вопросов, несостыковок, и понятно, что уже прошел месяц, и мы не видим результата, даже промежуточного. Мы пока не получили ответ на депутатский запрос, чтобы нам представили информацию о ходе расследования по убийству Инала Джабиева, хотя сроки уже вышли.

– Насколько я понимаю, Тадтаев задал тот же вопрос, что и президент: за что увольнять прокурора?

– Да, всем интересно было услышать про нарушения, которые были нами озвучены. В принципе, все присутствующие, а большинство депутатов были на месте, и все согласились с тем, по крайней мере, никто противного не озвучил, – что решение, которое мы приняли тогда на сессии по поводу увольнения генпрокурора, остается в силе».

Все нарушения, продолжил Санакоев, задокументированы и будут представлены желающим парламентариям. По его словам, речь идет о системном кризисе, а не единичном сбое в работе правоохранительных органов:

«Вернулись и к событиям октября прошлого года, когда в ИК были массовые избиения, и когда в этом году в мае вскрыли себе вены заключенные. То есть все это не ошибки и нарушения одного дня и не одного случая. Все остались на своем. Решение не изменилось по поводу того, что сессия будет созвана только после увольнения генпрокурора.

– Такое ощущение, что персона Игоря Наниева на этом фоне мало интересует депутатов…

– Она нас тоже интересует. Просто дело в том, что, как мы и говорили, для того, чтобы дело сдвинулось, необходимо, чтобы были совершены какие-то действия. По поводу и Наниева, и Джагаева мы еще раз настаиваем на том, чтобы была дана уголовно-правовая квалификация их действиям в отношении всего этого дела, и чтобы они были соответствующим образом привлечены к ответственности».

По словам Аллы Габатовой, родственники задержанных сотрудников силовых структур пытались выйти с ней на связь:

«Все звонят и говорят: «Это не я, это не мой муж». Я говорю, господи, кто-нибудь может мне объяснить, а кто тогда это был? Они сами себя били?!»

Вдова Инала Джабиева Оксана, наоборот, подчеркивает, что никто из родственников подозреваемых в убийстве ее супруга силовиков с ней на связь не выходил:

«Нет, даже если они постараются позвонить, я не захочу с ними разговаривать. Это первое. Один из этих подозреваемых – мой сосед, который Козонов. Мы с ним вместе выросли, вместе играли в детстве. В тот день, 28 августа, он первый раз за 10 лет со мной поздоровался. В тот день, когда они убили Инала».

28 сентября исполнился месяц со дня смерти Инала Джабиева. Его похороны в Цхинвале переросли в мирную акцию протеста с участием нескольких тысяч человек. Гибель молодого человека подняла протестную волну в республике против произвола сотрудников силовых структур. Главные требования – отставка генпрокурора и наказание виновных в убийстве Инала Джабиева. Большинство депутатов с 1 сентября блокируют работу парламента до увольнения Урузмага Джагаева.

31 августа Генпрокуратура обнародовала имена семерых сотрудников криминальной милиции, подозреваемых в совершении преступления.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG