Accessibility links

«Леонид Харитонович не может быть посредником в этом деле»


Группа югоосетинских политиков, которая на прошлой неделе заявила о готовности выступить посредниками между президентом и оппозицией для разрешения политического кризиса в республике, уже провела первые встречи между сторонами. Они пока воздерживаются от комментариев. Как югоосетинские эксперты оценивают шансы на продуктивный диалог?

Депутат IV созыва Роланд Келехсаев скептически относится к возможности продуктивного диалога президента с оппозицией. По его мнению, диалог в данном контексте предполагает поиск компромисса сторонами, у которых разный взгляд на одну проблему и разное видение того, как ее решить. То есть они должны признать наличие проблемы и продемонстрировать желание от нее избавиться. Как раз этого не наблюдается, считает Роланд Келехсаев:

«Леонид Харитонович не может быть посредником в этом деле»
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:08 0:00
Скачать

«Такое впечатление, что президент в принципе не признает наличие проблемы, о которой говорят стоящие на площади люди. В предновогоднем интервью он заявил, что никакого системного кризиса нет, есть лишь амбиции отдельных политиков, которые искусственно создают кризисные ситуации, заставляют женщин стоять на площади. А если бы их не заставляли, говорил президент, то они давно бы разошлись по домам. Другая сторона предполагаемого диалога – это протестный электорат, в том числе часть депутатов, которые заявляют о преступлениях силовиков, о порочной системе государственной власти, которая допускает произвол в отношении граждан. Они требуют наказать виновных, требуют покончить с произволом. То есть мы имеем не одну проблему, а две, между которыми мало общего. И я боюсь, что это будет два монолога, а не один диалог. Я не представляю, как посредники приведут эти стороны к одному знаменателю.

– Что по этому поводу говорят в югоосетинском обществе?

В глазах общественности это больше похоже на попытку принудить оппозицию к уступкам».

В самом деле, стороны слишком по-разному воспринимают происходящее.

Общество устало от полицейского произвола, от судов, в которых невозможно отстоять свои права, от самодурства чиновников. Оно хочет перемен. Президент об этом и слышать не хочет. С его точки зрения, все замечательно. Случаются, конечно, недоразумения (где их не бывает), но в целом президент демонстрирует удовлетворенность работой силового блока. Что касается переговоров, он уже обозначил в интервью информагентству «Рес», чего от них ждет: «…чтобы все-таки в первую очередь парламент республики начал работать». Заметьте, ничего вроде «чтобы такое больше не повторилось».

По мнению политолога Дины Алборовой, в этом главная проблема в осуществлении диалога: непонятно, о чем инициаторы предлагают вести переговоры, какие конкретно пункты и в какой последовательности предлагают обсудить:

«Должен быть четкий предмет переговоров. Этого предмета нет. Я пока вижу, по меньшей мере, две темы, вокруг которых происходит дискуссия. Первая – это требование, чтобы семья Джабиевых ушла с площади, а парламент вернулся на работу. Вторая тема – это требование семьи Джабиевых провести объективное расследование и привлечь к ответственности всех виновных в убийстве Инала, в том числе министра внутренних дел и генпрокурора. У меня вопрос: готовы ли стороны обсуждать эти темы. Причем, это лишь то, что мы видим на поверхности. Вполне возможно, там есть еще предметы для обсуждения, о которых мы не знаем, например, между оппозиционными политиками и президентом. В этом тоже загвоздка: что есть предмет переговоров? Он четко не обозначен».

Еще один принципиальный момент – посредничество в этом диалоге не должно вызывать сомнений в обществе. По сути, эта третья сторона переговоров, ее беспристрастность, искренность должны быть вне подозрений. Это одно из главных условий переговорного процесса, если учесть, с каким недоверием сегодня общество относится к бывшим и действующим политикам:

«Бывшие президенты пришли на площадь и предложили свое посредничество. К Людвигу Алексеевичу у меня претензий нет, но вот к Леониду Харитоновичу у меня очень большая претензия. Я считаю, что он не имеет морального права предлагать свою кандидатуру в качестве посредника в этом деле, потому что именно при нем, при его правлении на корню было задушено гражданское общество. На корню были задушены права человека и общественные организации, которые работали в сфере миротворчества и прав человека. Это в том числе его личная заслуга, потому что он – глава государства. Он не может снять с себя эту ответственность, переложить ее на спецслужбы, например, потому что спецслужбы подчиняются президенту. Поэтому я считаю, уж извините, что Леонид Харитонович не может быть посредником в этом деле, где речь идет о грубейших нарушениях прав человека, и, в первую очередь, права на жизнь».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG