Accessibility links

Январское наступление пандемии в Абхазии


Многие в Абхазии надеялись, что уходящий 2020 год унесет с собой и пандемию коронавируса, но, увы, получилось все наоборот. Первые же сообщения оперативного штаба республики по борьбе с коронавирусной инфекцией свидетельствовали о тревожном всплеске как заболеваемости за сутки (она стала то и дело превосходить 170 случаев), так и летальных случаев.

Почти одновременно в конце прошлого года ковидом заболели трое высших руководителей государства: президент, премьер-министр и спикер парламента. Правда, двое из них – в легкой форме, и оба довольно быстро поправились. А вот премьера Александра Анкваба пришлось госпитализировать сперва в ковидном госпитале в Гудауте, потом – в Москве, где спустя время его подключили к аппарату ИВЛ (искусственной вентиляции легких).

В отсутствие официальной информации, вчера вызвал бурный поток комментариев пост одной пользовательницы Фейсбука, которая крупным шрифтом оповестила, что АЗА, то есть Александр Золотинскович Анкваб, выведен из искусственной комы и начал дышать самостоятельно. На момент, когда эта публикация попалась мне на глаза, комментариев было 685, но почти все они короткие и однотипные – или «Слава Богу!», или изображение молитвенно сложенных рук. Один пользователь поинтересовался: «Так ведь писали, что он подключен к ИВЛ, а при чем тут искусственная кома?». Очевидно, он, как и многие, не знал, что к ИВЛ подключают только после введения в искусственную кому, так что никакого противоречия тут нет.

Январское наступление пандемии в Абхазии
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:34 0:00
Скачать

Вчера вечером в прямом эфире Абхазского телевидения вышла часовая передача, посвященная ситуации с ковидом в республике, и в ходе ее ведущая Анна Гуния задала волнующий, естественно, многих вопрос о самочувствии Анкваба министру здравоохранения Тамазу Цахнакия, но тот ответил предельно осторожно: «Оно остается стабильно тяжелым».

Начал же Цахнакия свои выступления в этой передаче с того, что подтвердил: ситуация с коронавирусной пандемией в Абхазии осложнилась:

«Ноябрь 2020 года характеризовался выходом на плато. То есть мы вышли на некую прямую линию, а может быть, и на снижение числа инфицированных. В том числе и потому, что выполнялись многие рекомендации – и по части государственных учреждений, и по другим вопросам. Ну, и мы, соответственно, полагаем, что люди немного расслабились, услышав, что у нас положительная динамика. Это с одной стороны. А с другой – в целом эпидпроцесс характеризуется волнообразным течением. Это не только в Абхазии, это в любом государстве. Когда идет снижение, потом повышение числа инфицированных – по разным причинам. Ну, собственно говоря, у нас так и произошло, когда с конца ноября – начала декабря пошел некий рост».

Думается, министр неслучайно выбрал такое спокойное выражение – «некий рост». Есть ведь и другая крайность, наряду с пофигизмом – истеричность, которую некоторые особенно любят устраивать в соцсетях. Не раз попадалось, например, утверждение, что по числу жертв ковида Абхазия сейчас оказалась «впереди планеты всей». Естественно, никаких цифр не приводилось – просто по принципу «я так чувствую». Но подсчет показывает, что хоть положение, по сравнению с первыми месяцами пандемии, в Абхазии и значительно ухудшилось: по числу летальных случаев из-за коронавируса на сто тысяч населения – около 60 человек – она обогнала Россию, где таких случаев 45, но все же ситуация в ней благополучней, чем, скажем, в Армении – около 100, США – 120, Великобритании – 140, Испании – 180… Конечно, от этого жителям республики, как говорится, не легче, но давайте все же при обсуждении проблемы оперировать цифрами и фактами.

Еще одно распространенное мнение – «не надо было открывать границу для туристов, и не пришлось бы лечить столько ковидных больных». Приведу рассуждение по этому поводу одного сухумца, пожелавшего не называться: «Простой вопрос – со многими ли из десятков тысяч туристов, посетивших нынче Абхазию в новогодние каникулы, наши жители лобызались? Думаю, что мало кого из них, ездивших, например, на Рицу, мы и в глаза видели. Зато если взять похороны, сороковины, другие застолья… Вот у меня в начале января было серьезное испытание – участие в таком застолье на двести человек в предгорном селе. Не поехать по многим причинам было нельзя. Появиться там среди родственников в защитной маске – значило выглядеть как белая ворона. (В городе – совсем другое дело). И вот интересный момент: едем мы туда в одной машине с молодым врачом, и спрашиваю ее: «Как быть, если по приезду ко мне направится родственник, с которым мы не виделись полгода, с явным намерением обнять и поцеловать? Убегать от него?». Все только посмеялись… Пришлось, конечно, в селе не раз обниматься. Но вот уже две недели прошло – слава Богу, никаких симптомов».

Словом, понятно, что главный источник распространения инфекции – это вот такие встречи, перешагнуть при которых через устоявшиеся традиции, чтобы не обидеть определенный круг людей, в Абхазии ох как непросто.

В ходе упомянутой передачи Абхазского телевидения пятеро ее гостей много внимания уделили выяснению причин зимнего всплеска пандемии в Абхазии, называли разные, немало было, например, упреков в адрес желавших непременно провести нынче новогодний корпоратив в ресторане, но на туристов никто не пенял. Закрывать же границу с РФ сейчас, когда коронавирус в Абхазию уже проник и распространился, и вовсе не имеет никакого смысла, это лишь в большой степени парализует экономику.

Когда зашла речь о том, сколько государство потратило на борьбу с коронавирусом, заместитель главы администрации президента республики Джансух Нанба сказал:

«Цифры следующие: более 400 миллионов рублей за прошедший период было потрачено на борьбу с ковидом. Из них 257 миллионов рублей – это деньги, выделенные непосредственно из бюджета Республики Абхазия. Остальные деньги – это, так скажем, внебюджетные средства, полученные в рамках финансовой помощи, которую оказывали различные организации. Вы помните, у нас была организация предпринимателей под названием «Мы вместе!», которые первые откликнулись, оказали огромную помощь, финансовую помощь».

С октября дети в Абхазии не ходят в школу. Причем, если после продления этого карантина в ноябре многие родители стали активно выступать против, ибо дистанционное обучение малоэффективно, то после аналогичного решения в январе (до 1 февраля) протестов уже практически не было слышно: слишком серьезна пандемийная ситуация в стране. Тем не менее, речь в телестудии на эту тему зашла. Главный санитарный врач Абхазии Людмила Скорик в очередной раз напомнила: утверждение, что дети не болеют коронавирусом, давно уже опровергнуто. И привела также такой аргумент против досрочного отказа от карантина:

«Погодные условия не позволяют сейчас этого, это однозначно. И не только применительно к коронавирусу. Вы же знаете, что сейчас период острых респираторных вирусных заболеваний, которыми дети и без того болеют».

Глава Администрации Сухума Беслан Эшба заметил по этому поводу, что среди столичных школьников около пятидесяти болеют COVID-19 в активной форме. Он также упомянул, что городской рынок, если ситуация позволит, вскоре будет переведен на график работы не в два, а в три дня в неделю.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Виталий Шария

    В 1969 году окончил сухумскую 7-ю среднюю школу, в 1974 году – факультет журналистики Белорусского госуниверситета.

    В 1975-1991 годах работал в газете  «Советская Абхазия», в 1991-1993 годах – заместитель главного редактора газеты «Республика Абхазия».

    С 1994 года – главный редактор независимой газеты «Эхо Абхазии».

    Заслуженный журналист Абхазии, член Союза журналистов и Союза писателей Абхазии.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG