Accessibility links

Майнинг в Абхазии: прокол наперсточника


Изида Чаниа

Доводилось ли вам когда-нибудь наблюдать за наперсточниками? Эта азартная игра в профессиональном исполнении буквально завораживает. Несмотря на то, что большинство людей знают, что за ней скрывается обычное мошенничество и угадать, под каким из наперстков спрятан шарик, отказаться от желания «испытать счастье» достаточно трудно.

История с добычей криптовалюты в Абхазии напоминает мне игру в наперстки, с той лишь разницей, что в нашем случае ведущий исполняет свою роль из рук вон плохо, и публика постоянно видит, как происходит обман. Но то ли мы рады быть обманутыми, то ли загипнотизированы наглостью бездарных игроков и молча наблюдаем за тем, как нас обирают.

Деятельность по добыче криптовалюты в Абхазии стала проблемой по причине дефицита электроэнергии в стране. 40% электроэнергии, идущей от Ингур ГЭС, давно не хватало даже обычным потребителям, поэтому деятельность по добыче криптовалюты до 2020 года была в стране запрещена. Запрет вызвал недовольство у некоторых чиновников и депутатов: кто-то сам майнил, кто-то «крышевал» майнеров. Попытки объяснить, что энергетические возможности Абхазии не рассчитаны на данный вид деятельности, не находили понимания, и в парламенте периодически появлялись «народные защитники», которые создавали комиссии по расследованию деятельности «Черноморэнерго», глава которого Аслан Басария был инициатором запрета на деятельность по добыче криптовалюты.

Майнинг в Абхазии: прокол наперсточника
please wait

No media source currently available

0:00 0:08:08 0:00
Скачать

Ситуация резко поменялась вместе со сменной власти в стране и в «Черноморэнерго». Несмотря на запланированный ремонт Ингур ГЭС, а значит и ожидаемый кризис в энергетике, новые власти Абхазии дали разрешение на добычу криптовалют. И не только ввели, но еще и попытались объяснить выгоды, которые получит страна от легализации данной деятельности. Следить за этим было бы забавно, если бы не энергетический кризис, оставивший людей без света и тепла.

Ловкости, с которой министр экономики Кристина Озган объясняла депутатам парламента, какие выгоды принесет бюджету легализация майнинга, мог бы позавидовать сам Остап Бендер. 500 миллионов в год – эту цифру министр экономики озвучила тогда, когда всем было уже известно, что с 2021 года Ингур ГЭС встанет на ремонт и Абхазия будет закупать электричество у России по 2 рубля 70 копеек. То есть сумма, которую страна потратит на покупку электроэнергии в России (не за год, а за четыре месяца), и которая будет выплачиваться из бюджета, в четыре раза больше той, что планировала получить от легализации майнинга министр экономики за год.

Понятно, что решение правительства повлекло за собой рост числа ферм. При этом ни одна из них так и не была зарегистрирована, а, следовательно, объекты потребляли электроэнергию бесплатно или по цене, по которой она поставляется рядовым потребителям. Потребление электроэнергии выросло, и теперь правительство приняло прямо противоположное решение – временно запретить деятельность по добыче криптовалюты, а позже – и ввоз криптооборудования. Так была объявлена война майнерам.

Однако это правило распространялось не на всех, и от кампании исходил политический душок. К примеру, 21 декабря премьер-министр Анкваб своим распоряжением разрешил завезти крупную партию криптоборудования – до 2000 единиц. Когда распоряжение стало достоянием общественности, оказалось, что удостоен высочайшего внимания премьера водитель маршрутного автобуса. Премьер объяснил все это просто – оборудование завезено, но собственник не собирается им пользоваться. Конечно же, никто в премьерскую сказку не поверил, тем более что таможня постоянно рапортовала о попытках ввоза оборудования лицами, приближенными к власти. Не сомневаюсь, что главный таможенник именно за свою принципиальность и поплатился должностью. У нынешнего достижения весьма скромные и, наверное, его должности ничего не угрожает, так как все, чем он смог публично похвастаться – попыткой ввоза 7 единиц оборудования на служебной машине, принадлежащей депутату.

Между тем, в феврале выяснилось, что лимит электроэнергии, поставляемой из России, превышен на 27% и долги страны растут. Вот тут-то министр экономики Кристина Озган и подняла наперсток, под которым лежал главный приз – повышение цен на электричество для населения. А точнее, для той его части, которая добросовестно платит за электричество.

Одновременно и президент изобразил гнев и приказал… создать комиссии, которые займутся закрытием майнинг-ферм или чиновники лишатся должности. Пока подчиненные имитировали деятельность, «демонтировать» фермы Аслану Бжания пришлось самому. Ну что тут поделать, наш президент оказался явно не Ли Куан Ю, а проконтролировать социальные сети, в которые сливают информацию, куда сложнее, чем национальное ТВ.

И вот пару дней назад на предприятиях, принадлежащих Министерству экономики (это важно) в Очамчирском и Гульрыпшском районах – чайной фабрике и асфальтовом заводе, – обнаружены крупные криптофермы. Пользователи социальных сетей утверждают, что к данным фермам имеет самое непосредственное отношение министр экономики Кристина Озган. Однако после появления этой информации появилось официальное сообщение, в котором ненароком был назван собственник Очамчирской фермы на 2 000 единиц оборудования – никому не известный житель одного из сел района. И вот что интересно, договорами аренды с Министерством экономики ни в Очамчира, ни в Гулрыпше ни президент, ни умудренные опытом проверяющие даже не поинтересовались. И такому поведению есть объяснение – искать его надо в ноябре прошлого года.

Напомню, что деятельность по добыче криптовалюты в Восточной Абхазии, и, в частности, в Очамчирском районе, публично благословлял сам Аслан Бжания. На пресс-конференции 17 ноября, когда в стране уже были объявлены веерные отключения света и люди сидели без электричества по шесть часов в сутки, он сообщил, что добыча криптовалюты – хороший бизнес и его надо разрешить в восточной части страны. Поэтому я совсем не удивлена «находкам» в Очамчирском и Гулрыпшском районах. Для меня это означает только одно – что игра в наперстки продолжается, и президент знал об объектах Министерства экономики, на которых «добывают» криптовалюту, расходуя необходимую стране электроэнергию.

Мою уверенность подтверждают и действия главы государства, который ограничился предложением по демонтажу оборудования (даже не предложил приставить чекиста), вместо того, чтобы поручить «Черноморэнерго» рассчитать объем потребленной фермами электроэнергии, потребовать от прокуратуры возбудить уголовное дело по факту незаконного подключения к энергосетям, Министерству по налогам и сборам – рассчитать налог на прибыль данных предприятий и изъять его, а заодно отправить в отставку министра экономики, который не контролирует (или контролирует таким образом) ситуацию на подведомственных предприятиях.

Не могу не заметить, что только эти два объекта, давно функционирующие на чайной фабрике и асфальтовом заводе, могли бы покрыть долги страны за электричество, без всякого повышения цены на свет для рядовых потребителей. Но такие простые и понятные мысли почему-то не возникают у наших игроков, и мой словарный запас вынужденно пополняется такими выражениями как «кидалово», «подстава», «гоп-стоп», «лохотронщик», «туфта», «шняга», «шарага» и так далее. И все эти замечательные слова, как нельзя лучше характеризующие нашу власть, рассчитаны на тот самый электорат, которому обещали, что жить станет лучше, жить станет веселее.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Изида Чаниа

    В 1978 году окончила сухумскую среднюю школу №2, в 1983 году – биохимический факультет Абхазского госуниверситета. 

    Работала в газетах «Абхазский государственный университет», «Советская Абхазия», «Аидгылара», на Абхазском ТВ, в газетах «Экспресс-хроника», «КоммерсантЪ», внештатным корреспондентом в российских информационных агентствах «Постфактум», «Интерфакс». С 1998 года по 2016 год – редактор газеты «Нужная газета», с 2016 года – редактор газеты «Мырзаканаа».

    Член Союза журналистов Абхазии, председатель Ассоциации журналистов и работников СМИ Абхазии.

XS
SM
MD
LG