Accessibility links

«Скотина», «брошенный матерью», «уличный»: какой была жизнь детей в Ниноцминдском пансионе?


Нино Ломджария, Ниноцминдский детский пансион (коллаж)

Ниноцминдский детский пансион, оказавшийся в центре скандала этой весной, продолжает работать. Тревогу тогда забила Народный защитник Нино Ломджария. После того, как история получила огласку, в учреждении начались проверки. У пансиона сменилось руководство, а больше половины детей перевели под иные формы опеки. Тем не менее пансион по сегодняшний день продолжает существование с рядом нерешенных проблем. Сегодня аппарат омбудсмена обнародовал специальный отчет, касающийся детского учреждения.

20-летняя Нана Манджавидзе покинула пансион в июне. Именно тогда история об учреждении, курируемом патриархией, приобрела наибольший резонанс. Нана решила начать самостоятельную жизнь в Батуми – как можно дальше и от семьи, и от пансиона, в котором провела практически всю жизнь. Ей пока все еще сложно ориентироваться в городе. Она до сих пор боится машин и пока только учится пользоваться светофором. Хочет поступить в университет и доказать взрослым – и воспитавшим ее, и отказавшимся сделать это – родной семье, что она способна стать успешной. В интервью грузинской службе Радио Свобода Нана рассказала о годах, проведенных в пансионе:

«Если спросить меня, какой была моя жизнь там, как я провела детство, я ничего, кроме плохого, вспомнить не могу. Да, бывало, приходили гости, иногда мы веселись, но боли было больше, чем радости. Хорошими были праздник Нинаоба, Новый год и Пасха».

За праздниками следовали будни. А с ними – «особенности» воспитания пансиона.

«Были разные методы наказания. Заставляли пропускать прием пищи, били палкой, бывало, завязывали глаза нашими же рейтузами, чтобы мы засыпали. Однажды, мы тогда были в новом корпусе, нас на всю ночь поставили на колени, не давали спать. Для меня самым тяжелым были удары палкой. Когда ею бьют по спине – очень больно. Я еле сдерживала слезы, заплачь я громко – мне бы еще больше попало, поэтому плакала тихонько, для себя», – рассказывает Нана.

В специальном отчете Народного защитника, обнародованном сегодня, подробно описываются различные аспекты жизни детей в пансионе. Один из них – это именно рассказы воспитанников о насилии, имевшем месте в учреждении.

«Несовершеннолетние указывают на методы наказаний, унижающие достоинство, а часто и на действия, приравненные к пыткам и бесчеловечному обращению. В пансионе использовались запрет на сон и пищу, физическое насилие. Воспитанники вспоминали, как воспитатели наказывали всю группу – не давали есть детям, ели сами и заставляли их смотреть на это. Ставили на колени. Одного из воспитанников за непроизвольное мочеиспускание ночью воспитатель заставил голым простоять в коридоре. Другого ребенка, по той же причине, заставили ходить в рваной одежде. Когда дети проснулись днем, воспитатель заставил убрать матрасы, лечь прямо на доску и укрыться этими матрасами. Воспитатели обращались к детям: «Скотина», «Брошенный матерью», «Приволоченный с улицы» (…) Один из воспитанников после того, как он от обиды выразился нецензурными словами в адрес бывшего руководителя, был помещен в психиатрическую клинику».

Все это – выдержки из протоколов опросов детей. Материалы уголовных дел, с которыми Народный защитник ознакомилась этим летом, указывают на то, что насилие в пансионе носило системный характер. Всего речь идет о трех уголовных делах по фактам возможного насилия в отношении несовершеннолетних подопечных пансиона, и еще об одном – по изнасилованию. При этом первое было заведено еще в 2016 году.

Ознакомившись с материалами этих дел, Народный защитник обнаружила ряд нарушений. К примеру, как следует из отчета, правоохранительные органы ни в одном из случаев не приняли меры для защиты детей, они не проводили необходимые следственные мероприятия – следствие бездействовало годами. В аппарате Народного защитника считают необходимым пересмотреть квалификацию, ранее присвоенную делам, объединить их и передать для расследования другому полицейскому управлению.

«В упомянутых делах в показаниях детей прослеживаются насильственные методы наказания, имевшие перманентный характер. И применялись они не только к конкретному ребенку, но и практически ко всем детям. В этом свете квалификации по 126-й статье (о насилии) недостаточно, она не включает в себя вероятные факты бесчеловечного обращения. Соответственно, важно провести системное расследование вероятных преступлений, произошедших в пансионе по статье 144 (о пытках). Вместе с тем, ввиду предположительной заинтересованности и предвзятости со стороны полицейского управления Ниноцминда, – это проявилось в неэффективном и затянувшемся расследовании, а также, принимая во внимание специфичность вопроса и региона, данные дела должны быть объединены и после этого переданы другой структурной единице МВД».

В отчете Народного защитника описан также ряд нарушений стандартов опеки над детьми: это вопросы образования и социализации, питания и здоровья воспитанников.

Летом, когда история с пансионом приобрела огласку, 17 несовершеннолетних вернулись в биологические семьи, а 18 – были переведены под альтернативные формы опеки.

«Впрочем, несмотря на последующую почти шестимесячную работу, перевести всех несовершеннолетних из среды, которая по своему физическому и институциональному строению не соответствует лучшим интересам детей, не получилось».

По данным на 22 ноября этого года – в этот день состоялся последний визит представителей аппарата омбудсмена в пансион, сейчас там числятся 17 детей, но фактически проживают 15 воспитанников. Как изменилась их жизнь после произошедшего?

«По оценке аппарата Народного защитника, после того, как в пансионе сменился руководитель, состояние здоровья детей проверили соответствующие специалисты здравоохранения. В учреждении было составлено меню, включающее четырехкомпонентное питание. Учреждение обеспечивает детей сезонной одеждой, девочкам больше не запрещают при желании носить брюки. Детям передали компьютерную и развлекательную технику. Важно, что летом им была дана возможность отдохнуть. В сентябре 2021-го их отправили на морской курорт. Дополнительно, по имеющейся информации, несовершеннолетним дают возможность самостоятельно (без сопровождающих) ходить в школу и при желании покидать территорию учреждения и социализироваться, принимая во внимание их возраст и вопросы безопасности».

Тем не менее, по оценке омбудсмена, в пансионе остается ряд нерешенных проблем, среди которых вопросы коммуникации учреждения с профильными ведомствами, переподготовки воспитателей, изучения индивидуальных нужд детей и их обеспечения.

История с Ниноцминдским пансионом, полагают в аппарате Народного защитника, в очередной раз продемонстрировала порочную природу крупных воспитательных учреждений, то, какое негативное влияние они имеют на детей. Омбудсмен настаивает на необходимости расформирования крупных учреждений такого типа – деинституционализации. Впрочем, пока у государства для осуществления этого нет даже конкретного плана.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG