Accessibility links

Для «Грузинской мечты» государство – это Он


Ираклий Гарибашвили и Бидзина Иванишвили (архивное фото)

Премьер-министр Ираклий Гарибашвили сегодня заявил, что кампанию по деолигархизации считает личным оскорблением и оскорблением государства. Между тем это требование – одно из двенадцати, выполнение которых является необходимым для получения Грузией статуса кандидата в ЕС. Критику в свой адрес и в адрес Бидзины Иванишвили власть уже традиционно интерпретирует как нападки на само государство.

Зачем независимому премьер-министру, каковым называет себя Ираклий Гарибашвили, писать на своей странице Facebook пост длинною 1409 слов, в котором 38 раз восхваляется основатель «Грузинской мечты» и друг семьи Бидзина Иванишвили? Именно так премьер отозвался на начатую, по его словам, «внутри и вне страны оппонентами кампанию по деолигархизации». Глава правительства, подробно рассказав, как вдохновлялся «самоотверженной любовью и преданностью родине» Иванишвили, когда тот пришел к власти в 2012-м, заключил, что он и его кабинет министров остаются верны тем ценностям и правилам игры, которым Иванишвили следовал и которые оставил своей партии, покинув политику (во второй раз) в январе прошлого года. Это – «любовь к родине и уважение закона».

Потому утверждения о том, что Иванишвили продолжает неформально управлять страной, Гарибашвили называет «фарсом и абсурдом» и считает как личным оскорблением, так и оскорблением государства. Коснулся премьер-министр и темы вовлечения Грузии в войну и отказа от санкций против РФ:

«Если кто-то думает, что мы под диктовку Бидзины Иванишвили не ввели санкции и не ввязались в войну, очень ошибается. По этому вопросу нам не нужны ничьи советы и диктовка. Причина проста – мы тоже любим страну и не хотим ее обрекать на роковую войну».

please wait

No media source currently available

0:00 0:06:02 0:00

Гарибашвили требует от оппонентов привести доказательства участия Иванишвили в политике. Хотя он согласен с тем, что его фактор играет серьезную роль – но исключительно как мецената и филантропа. Однако мысль о присутствии Иванишвили в политике не покидает и самого премьер-министра, хотя бы на уровне подсознания:

«Сознательная или подсознательная надежда на то, что в случае необходимости Бидзина Иванишвили еще раз придет на помощь стране, возможно, есть и у нашей команды и общества».

Итогом следования его кабинета правилам игры Иванишвили премьер называет царящие в стране «мир, стабильность и двузначный экономический рост». Ираклий Гарибашвили советует «Нацдвижению» и его местным и зарубежным партнерам свыкнуться с мыслью о том, что «гроссмейстер политики» Иванишвили не оставил им шансов на успех. И тоже благодаря оставленным им правилам игры: «Это положение, когда Бидзина Иванишвили и сам не делает ходов, и оппонентам не дает шансов сделать какой-нибудь ход против страны».

Пространное сочинение Гарибашвили, в котором отец-основатель «Грузинской мечты» представляется культовым сверхчеловеком, героем-освободителем от «Нацдвижения», а значит зла, но вовсе не олигархом, спикер парламента Шалва Папуашвили назвал своевременным:

«Благодаря термину «деолигархизация» идет прямая атака на Грузию как на государство. Тот, кто говорит, что Бидзина Иванишвили – олигарх, что власти Грузии управляются другим человеком, прямо оскорбляет грузинскую демократию».

Таких «оскорбленных», публично высказывающих свое недовольство, пропитанное антизападной риторикой, в «Грузинской мечте» с каждым днем становится все больше. Восхваления и оды во славу Иванишвили уже вплотную приблизились к традициям почитания вождя в авторитарных режимах, иронизируют многие оппоненты власти.

Представитель «Нацдвижения» Роман Гоциридзе считает, что, оправдывая своего лидера, Гарибашвили на самом деле подтвердил, что Иванишвили – олигарх:

«В этом письме очень аргументировано рассказано, что такое олигархическое правление. Почему из условно 80-ти министров 70 – из бизнеса Иванишвили? На все эти обвинения Запада в вовлечении Грузии в войну уже дан ответ и Европой, и послом США (Келли Дегнан) – никто не вовлекает Грузию в войну».

Ожесточенную антизападную риторику, в рамках которой особо досталось послу США Келли Дегнан, специалист по международным отношениям, соучредитель грузинского Центра стратегического анализа Георгий Рухадзе связывает с резолюцией Европарламента, в которой содержится призыв ввести санкции против Иванишвили как наносящему вред грузинской демократии, а также появление пункта о «деолигархизации» среди условий Еврокомиссии:

«Иванишвили и «Грузинская мечта» таким образом пытаются защитить себя. Показывают, что могут быть агрессивными, пробуждают антизападные настроения в своих сторонниках. Таким образом, можно сказать, шантажируют Запад, показывая, что страна может пойти в другом направлении. И этим хотят избежать санкций, потом что вслед за ними потеряют власть».

Аналитик грузинского Института политики Шота Какабадзе сожалеет, что грузинские политики узко интерпретируют пункт «о деолигархизации», когда в оппозиции олигархом считают только Иванишвили, а в «Грузинской мечте» – оппозиционных лидеров в лице Михаила Саакашвили, владельца ТВ «Формула» Давида Кезерашвили и лидеров «Лело» Мамуку Хазарадзе и Бадри Джапаридзе:

«Это касается не только Бидзины Иванишвили, здесь вопрос не в конкретных людях, разговор о том, чтобы уменьшилось влияние богатых людей, якобы ушедших из политики. Цель деолигархизации не в том, чтобы конкретный человек покинул страну, а чтобы у этого человека не было неформального влияния. В список могут попасть не только Бидзина Иванишвили, но и другие люди, у которых есть деньги, СМИ, влияние на политику».

Шота Какабадзе, как многие наблюдатели, отмечает необходимость тесного сотрудничества оппозиции, власти и гражданского сектора. Но пока таких признаков не наблюдается. Напротив, после сегодняшних заявлений власти о «деолигархизации» как оскорблении государства есть опасения, что «Грузинская мечта» откажется от выполнения данного пункта. Впрочем, уверенности в том, что власти выполнят остальные 11 условий до конца года, тоже нет.

XS
SM
MD
LG