Accessibility links

Георгий Кабисов: «За все персональную ответственность несет Анатолий Бибилов»


Георгий Кабисов

Он – один из самых известных заключенных времен правления Анатолия Бибилова. Экс-министр связи и массовых коммуникаций, бывший полковник СВР Георгий Кабисов был задержан в своем доме в Цхинвале в ноябре 2017 года. За ходом резонансного дела следила вся югоосетинская общественность. Сам Кабисов с первого дня называл дело политически мотивированным и открыто обвинял в мести бывшего президента. В июне 2019 года Кабисова приговорили к восьми годам лишения свободы. Он смог добиться условно-досрочного освобождения только после смены власти в республике, в июне 2022 года. Действительно ли противостояние с Анатолием Бибиловым привело к его заключению, что происходило в тюрьме и что он намерен делать дальше, Георгий Кабисов рассказал в эксклюзивном интервью «Эху Кавказа».

Вы неоднократно заявляли, что ваше дело – политически мотивированное и сфабрикованное. И сейчас, выйдя на свободу, вы можете объяснить, что же произошло в ноябре 2017 года? Очень много говорилось о вашем личном конфликте с экс-президентом Анатолием Бибиловым…

Они окружили дом, будто бы в доме находится какой-то террорист. Я им показал: «Вот мой двор, вы же не думаете, что я могу спрятать КАМАЗ где-то на втором этаже дома?»

– А еще я это дело называл абсурдным. Это абсурд – то, что мне вменяли с самой первой минуты. И когда ко мне с утра пришел сотрудник прокуратуры Магомед Багаев, который показал постановление на производство обыска «в условиях, не терпящих отлагательств», где значилось, что у меня ищут автомобили, которые я якобы забрал, отнял у Кочиева Валерия (бывший заместитель Кабисова): КАМАЗ, УАЗ, автомобили «Нива» и «ГАЗель». Я его запустил вместе с целой толпой сотрудников КГБ, несколько человек были в масках. Остальные люди в масках остались на улице. Они там перегородили, окружили дом, будто бы в доме находится какой-то террорист. Я им показал: «Вот мой двор, вы же не думаете, что я могу спрятать КАМАЗ где-то на втором этаже дома?» А если вы не найдете ни одного автомобиля из перечисленных, то до свидания!

please wait

No media source currently available

0:00 0:14:33 0:00

Я вас прерву, потому что о деталях обыска в вашем доме «Эхо Кавказа» достаточно подробно рассказывало. Сейчас куда более интересно, что, на ваш взгляд, стало причиной этого обыска, вашего ареста? Был ли это действительно личный приказ Бибилова и были ли задействованы какие-то третьи силы?

– Другие силы тоже были задействованы. Я имею в виду Службу внешней разведки, Комитет госбезопасности – в последние годы между ними шла, как говорится, невидимая война. Но основная причина моего преследования, этого абсурдного преследования и возбуждения абсурдного уголовного дела – это, конечно же, отношения с Анатолием Бибиловым. Я их под конец уже откровенно называл политическими шарлатанами.

Вы имеете в виду переписку в «Фейсбуке» с Анатолием Ильичом?

– В том числе. Это была только верхушка айсберга, которая была видна. В том числе и политическая деятельность этих шарлатанов, недоинтеграторов. Есть еще пара причин. Например, в конце 2016 года я был в Москве по поводу цифрового телевидения. Мы тогда с российскими коллегами друг друга поняли, в Инвестпрограмму тогда внесли цифровое телевидение в РЮО. До моего задержания, где-то за месяц, мне сказали, что цифровое телевидение в республике будет делать человек из близкого окружения Анатолия Бибилова. Я им ответил, что вряд ли они это будут делать, потому что телевидение – это стратегический объект связи, и его должна делать государственная компания, ГУП «Телерадиосети». Как я знаю, все-таки экс-руководство республики все равно сделало по-своему. Поэтому вы, наверное, видите, как некачественно все сделано.

А какой сумме шла речь?

– 157 миллионов рублей. Мы сделали проект. В эту сумму также входили 4000 приемников. Мы хотели раздать их по селам. Приемники должны были быть на осетинском языке, это тоже было ноу-хау.

А фамилия человека из ближайшего окружения Бибилова, который этим занялся, – это секрет?

– Я думаю, что пока в интересах следствия мы не будем об этом говорить, но это дело, конечно, мы без внимания тоже не оставим.

Насколько я знаю, к вам после освобождения приходил сам Кочиев – главный обвинитель, человек, который подал на вас заявление, после чего начала разворачиваться эта цепочка событий. Правда ли это?

Сейчас на Кочиева Валерия подано заявление по поводу того, что он меня оболгал, и за лжесвидетельствование в суде

– Нет, никто ко мне не приходил, последний раз я видел Кочиева в здании прокуратуры. Там сейчас на Кочиева Валерия подано заявление по поводу того, что он меня оболгал, и за лжесвидетельствование в суде. Кстати, то, что происходило на судебных заседаниях и уверенность следователей, которые «расстреливали» меня статьями, – время показало, что у них так ничего и не вышло: из 39 свидетелей против меня выступили только двое. Это сам Кочиев Валерий и его супруга.

Выход по УДО не означает, что с вас снята судимость. Собираетесь ли вы подавать апелляцию о пересмотре дела, в том числе, обжаловать действия сотрудников прокуратуры, Министерства связи, следователей прокуратуры, судей и так далее? Что вы намерены предпринять в этом отношении?

– Первым делом после того, как я оказался на свободе, я написал несколько заявлений и обращений, в том числе, в парламент, в прокуратуру, президенту, где изложил всю суть того, чего я хочу. Написал в суд, чтобы мне дали заверенные копии моего дела. И я обязательно доведу все это до конца, все виновные обязательно понесут наказание. Мое дело я собираюсь отправить на правовую экспертизу, чтобы профессионалы просто посмотрели, что там в этих томах. Эти клоуны просто сфотографировали оборудование телевидения, всякую технику, чтобы просто заполнить ими тома. Основная цель была, чтобы что-то было в этих бумагах. Какое отношение это все имело ко мне?!

Мы помним, что по местному телевидению показывали «шпионское оборудование»: часы, ручки и так далее, а генпрокурор Урузмаг Джагаев обещал знакомым Георгия Кабисова выдать информацию о якобы их прослушке или видеонаблюдении, снятом якобы с помощью этого оборудования…

Недавно мне показывали несколько документов, и если действительно докажут причастность экс-президента ко всему этому, то Анатолий Бибилов имеет все шансы на пожизненный срок

– Они показывали репетиры от радиостанции и говорили, что это прослушка для телефонов. Ну, Джагаев много чего говорил. Помните, еще в 2015-2016 году – о возбужденном уголовном деле против Кочиева Валерия, и что они сделали ему график выплат. Вот только я никогда не слышал, что есть такое. Они ни копейки не принесли. Так что то, что он говорил, можно забыть. А то, что его ждет реальное уголовное дело, – и его, и его шефа (Бибилова), и его подчиненных, – это пусть они ждут. После того, как в Южной Осетии появится нормальный суд, после реформы судебной системы, которая обязательно должна пройти, потому что то, что сейчас у нас, сложно назвать судом. Недавно мне показывали несколько документов, и если действительно докажут причастность экс-президента ко всему этому, то Анатолий Бибилов имеет все шансы на пожизненный срок. И вообще, за все, что творилось в республике последние пять лет правления режима, персональную ответственность несет Анатолий Бибилов, а также поддакивающие ему депутаты, которые также несут солидарную ответственность, несколько судей, прокуроры. Так что все только начинается.

Как вы считаете, у новой уже власти, будет воля, чтобы поменять систему, чтобы поддержать вас в вашей апелляции?

– А по-другому просто не получится, потому что это слишком резонансные и явные нарушения, которые никак нельзя скрыть. Договориться со мной у них, конечно же, не получится.

На вас могут просто не обращать внимание, вот и все.

– Вы знаете, к чему приводят такие действия? Ни к чему хорошему это не приведет. Тем более, я уверен, что обещания, которые давали власти, которые сейчас пришли, думаю, они выполнят все, что обещали. В том числе восстановят закон и справедливость в Южной Осетии.

Вы всегда ассоциировались с командой экс-президента Эдуарда Кокойты, в бытность которого преследования, увольнения, сфабрикованные дела также имели место быть. Сейчас вы сами оказались в роли жертвы судебного произвола, правоохранительных органов, системы прокуратуры…

Когда к власти пришел Кокойты, я был в опале, у меня даже забирали мой автотранспорт, пытались на меня надавить. Постоянно под меня копали

– Если вы помните, когда к власти пришел Кокойты, я был в опале, у меня даже забирали мой автотранспорт, пытались на меня надавить. И до этого, когда Людвиг Алексеевич пришел к власти, тоже были какие-то проблемы. С каждым приходом новой власти почему-то я попадал в опалу. В том числе, когда к власти пришел Леонид Тибилов, если вы помните, сразу в компанию «Мегафон» пришли с проверкой, и когда пару месяцев у власти был Вадим Бровцев. Постоянно под меня копали. Что я могу сказать о преследованиях во время Эдуарда Кокойты? Я тогда занимался тем, что обеспечивал связью республику. Это была очень большая работа, я в основном находился за пределами города. У меня было очень мало времени уделять внимание политическим процессам. Да, были какие-то задержания, какие-то избиения. Конечно же, никогда я не был сторонником таких методов, где мог, там и словом, и делом влиял на то, чтобы такого не происходило.

Вы профессиональный связист. Сейчас вам поступали предложения о работе?

– Нет, предложений о работе не было, потому что я с самого начала, как только вышел на свободу, сказал, что два-три месяца никуда не буду устраиваться.

Будете ли вы заниматься политической деятельностью? Через два года в республике выборы в парламент. Есть ли у вас намерение баллотироваться в депутаты?

– Это зависит от того, что у нас будет в обозримом будущем. Имеется в виду, что если будет реформа судебная, если это все пройдет хорошо, если появится закон, если появится справедливость, то особой необходимости я в этом не вижу. Я никогда не стремился быть в политике.

За вашим делом все пять лет следили только неюгоосетинские СМИ. Югоосетинские СМИ практически не давали никакой информации относительного того, что с вами происходит, несмотря на то, что вы довольно тесно общались со многими журналистами и даже возглавляли какое-то время Комитет информации. Как вы это прокомментируете и что это было, по-вашему, – страх, самоцензура?

Ко мне во время суда подходили люди в перерывах и передавали приветы от каких-то чиновников, которые сами, конечно же, боялись открыто меня поддержать

– Скорее всего, это был все же страх, потому что все видели, что режим не терпел каких-то подобных выпадов. А это они считали выпадом, если вот ты пришел на суд поддержать их противника. Да, боязнь была. Тем более, ко мне во время суда подходили люди в перерывах и передавали приветы от каких-то чиновников, которые сами, конечно же, боялись открыто меня поддержать.

Во время заключения вы, насколько я знаю, активно занимались защитой прав заключенных и многие даже заговорили о том, что после выхода на свободу вы можете этим заняться на общественных началах или создать общественную организацию, которая будет этим заниматься.

– Мне предлагали возглавить правозащитную организацию, но я все-таки специалист в другой сфере. Но если будет необходимость, конечно же, могу если не возглавить, то быть активным участником такой организации. Тем более что я был свидетелем избиений заключенных, которые были в тюрьме с санкции министра юстиции, и сотрудники прокуратуры там были. Это же еще все впереди, разбирательство по этому поводу. Я смотрел по телевидению, как глава государства говорил, что никаких избиений не было, пальцем никто никого не тронул. Когда вены вскрыли (заключенные), что никто ничего там не резал. Я сам видел лужи крови по всему коридору, как выезжали машина за машиной из тюрьмы в больницу. И тут нам говорят, что никаких избиений не было. Помню, что по тому же телевидению, когда было разбирательство в парламенте, сотрудник ИК заявил, что якобы осужденные общего режима отказались выходить на обед. Но такого, конечно же, не было. Это все будет разбираться.

С новым президентом Аланом Гаглоевым у вас была уже какая-то встреча?

Я хочу делать все открыто, чтобы потом мои противники не могли сказать, что там где-то что-то сфабриковано

– Нет, не было. Я хочу делать все открыто, чтобы потом мои противники не могли сказать, что там где-то что-то сфабриковано. Я имею в виду, чтобы не сказали, что реабилитация незаконная. Я поэтому и написал в парламент, чтобы создали комиссию, которая и разберется: парламентское расследование, создается комиссия, и уже там, на месте, она разберется. Сейчас парламентарии ушли на каникулы. Я надеюсь, что после возвращения они возьмутся за это. Но я в очередной раз заявляю, что все предъявленные мне тогда обвинения были абсурдными, не было даже состава преступления.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG