Accessibility links

«Мерзни, мерзни волчий хвост». Путин обещает не отступать и не сдаваться


Владимир Путин

МАГАТЭ по итогам визита на Запорожскую АЭС предупреждает: ситуация на станции тревожная – все положения ядерной безопасности нарушены. Но в Москве и Киеве свой взгляд на то, как надо обеспечить эту самую безопасность. Причем российское руководство больше беспокоится не о том, чтобы нивелировать ядерную угрозу, а о том, как стабилизировать продажу своих энергоресурсов. Запад же намерен перекрыть поток нефтедолларов в российский бюджет.

Власти России и Украины реагируют на доклад Международного агентства по атомной энергии о ситуации на Запорожской АЭС, главный вывод которого – ситуация на станции угрожающая. Камнем преткновения остаются параметры «зоны безопасности», которую МАГАТЭ рекомендует установить вокруг АЭС. Представители агентства в своем докладе подчеркивают, что положение дел за время конфликта ухудшилось по всем семи неотъемлемым компонентам ядерной безопасности.

Президент России Владимир Путин пообещал следовать рекомендациям МАГАТЭ, но в том, что касается отвода военной техники с территории станции, обратился к своей излюбленной позиции – «их там нет»:

«Да, я, безусловно, доверяю этому отчету. МАГАТЭ – очень ответственная международная организация. Руководитель – очень профессиональный человек. Они явно испытывают давление со стороны стран, где они работают, в том числе США, стран Европы. Прямо сказать, что обстрел идет с украинской территории, не могут. Но это очевидно. Я видел, в отчете говорится о том, что МАГАТЭ считает необходимым убрать военную технику с территории станции. Но на территории станции нет военной техники».

Украинская сторона, со своей стороны, призывает к скорейшей деоккупации ЗАЭС и передаче ее обратно под украинский контроль. Об этом заявил президент Владимир Зеленский:

«Миссия, которая побывала на Запорожской атомной станции, представила документальный итог своей работы. В отчете отмечается присутствие российской военной техники на территории АЭС, акцентировано давление на наших атомщиков и есть четкие ссылки на российскую военную оккупацию. Что касается предложения генерального директора МАГАТЭ Гросси создать зону защиты на станции, то нужно смотреть на конкретное содержание такого инструмента: что именно может быть защитой? Если содержание этого предложения заключается в демилитаризации территории АЭС – а это логично, потому что именно российское военное присутствие поставило Запорожскую станцию на грань радиационной катастрофы, – то мы можем поддержать такую демилитаризованную зону защиты».

Но вопросы есть не только у МАГАТЭ. В целом сентябрь для Владимира Путина выдался нервным. Мало того, что войска все никак не могут не то что осуществить многократно обещанную денацификацию и демилитаризацию Украины, но даже взять под контроль Донецкую область, так еще и Запад продолжает наращивать давление. 2 сентября лидеры ЕС обсуждали, не ввести ли потолок цен на российскую нефть, а уже 9-го числа Еврокомиссия представит на суд 27 стран союза опцию введения предельной цены на российский газ. Об этом заявила президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен:

«Мы стремимся снизить стоимость газа, и поэтому мы предложим предельную цену на российский газ. Наша цель ясна. Мы все знаем, что наши санкции глубоко врезаются в российскую экономику, оказывая сильное негативное влияние, но Путин частично компенсирует потери за счет доходов от ископаемого топлива. Поэтому здесь цель состоит в том, чтобы сократить доходы России, которые Путин использует для финансирования своей жестокой войны в Украине».

Реакция главы Кремля лишь подтверждает предположения европейских лидеров. Выступая на Восточном экономическом форуме, Путин пообещал под Запад не прогибаться и вновь блеснул знаниями. В этот раз – народных сказок:

«Мы их просто выполнять не будем. И вообще не будем ничего поставлять, если это противоречит нашим интересам, в данном случае экономическим. Ни газ не будем поставлять, ни нефть, ни уголь, ни топочный мазут – ничего не будем поставлять. Мы будем полностью выполнять наши контрактные обязательства. Но если кто-то попытается нам что-то навязать, то, хочу отметить, те, кто навязывает, не в том положении находятся сегодня, чтобы диктовать нам свою волю. Пусть одумаются. Ничего навязанное делать не будем. И нам останется только одно, только одно, как в известной русской сказке, приговаривать: мерзни, мерзни, волчий хвост».

Более того, Владимир Путин выступил в свойственной ему манере «лучшая защита – нападение». И пригрозил ограничить «зерновую сделку», заключенную при посредничестве Турции и ООН, заранее свалив вину за это на Евросоюз:

«Мы сделали все для того, чтобы украинское зерно было вывезено, и, конечно, исходили из того – я встречался с лидерами Афросоюза, с лидерами африканских государств и обещал им, что мы сделаем все для того, чтобы обеспечить их интересы, и будем способствовать вывозу украинского зерна. Мы сделали это вместе с Турцией. Сделали. Результат – докладываю вам, уважаемые коллеги: если исключить Турцию как страну-посредника, то все, практически все зерно, вывозимое с Украины, направлено не в развивающиеся и беднейшие страны, а в страны Евросоюза. Хочу сказать, что как многие европейские страны в прежние десятилетия и столетия действовали как колонизаторы, так и продолжают действовать сегодня. В очередной раз просто обманули развивающиеся страны и продолжают обманывать. Может, стоит задуматься о том, чтобы ограничить направления вывоза зерна и другого продовольствия по этому маршруту? Я обязательно посоветуюсь на эту тему и с президентом Турции господином Эрдоганом».

Сам господин Эрдоган тоже недоволен. Правда, не тем, куда и как идет зерно, а тем, что во все усиливающемся противостоянии России и Запада под раздачу может попасть и Турция, чья экономика и так находится далеко не в лучшем состоянии. И Эрдоган, очевидно, решил подыграть Путину в энергетическом противостоянии:

«Есть Запад, который проводит политику, основанную на провокациях. Пока вы прилагаете усилия для продолжения такой войны, основанной на провокациях, добиться результата не удастся. Мы прилагаем усилия, чтобы увидеть, может ли эта война между Украиной и Россией закончиться как можно скорее или нет? Но кажется, что она не закончится скоро. Я обращаюсь к тем, кто недооценивает Россию. Вы делаете ошибку. Россия – это не та страна, которую следует недооценивать. Сейчас Россия приостановила подачу газа. Внезапно цены в Европе подскочили. Теперь все беспокоятся о том, как они переживут зиму. Почему вы не подумали об этом раньше? Если Россия имеет такую ценность, надо было думать об этом раньше».

Но Европа думает об этом в несколько другом контексте. Страны ЕС, очевидно, осознали, что пора слезать с российской газовой и нефтяной иглы. И осознают, что «реабилитационный период» будет нелегким. Об этом, в частности, заявил канцлер Германии Олаф Шольц:

«Для борьбы с этой угрозой мы приняли решение построить терминалы сжиженного природного газа на побережье северной Германии, построить необходимые для этого трубопроводы, чтобы мы могли импортировать газ в Германию независимо от России. Мы расширили мощности из Нидерландов, из Бельгии, теперь из Франции, потому что мы подумали и подготовились к проблеме. После того, как мы сделали безопасность поставок основным вопросом, нам также необходимо разобраться с проблемой цен. И поэтому правильно, что мы говорим, что изменим структуру рынка электроэнергии. Мы не позволим устанавливать высокие цены за электроэнергию, которые приводят к сверхприбылям для компаний».

Путин же продолжает говорить языком угроз. Теперь он грозит полностью переориентировать российские энергоносители на Восток, в том числе на Ближний.

«Но их у нас сколько, что мы готовы удовлетворить растущие потребности всех, кто хочет с нами работать. Это очень хорошее и выгодное сотрудничество для наших партнеров и очень выгодное, в том числе, для европейских стран, потому что наш трубный газ всегда на порядок, на несколько порядков более конкурентоспособен, чем сжиженный природный газ, привозимый через океан. Это совершенно очевидная вещь. Получая природный газ из Российской Федерации на протяжении десятилетий, экономика ведущих европейских стран имела очевидные конкретные преимущества глобального характера. Если они считают, что им такие преимущества не нужны, ничего, это нас никак не смущает, потому что потребность в энергоресурсах в мире очень большая. Дело не только в наших друзьях в Китайской Народной Республике, экономика страны растет, как я уже говорил, все в мире это хорошо знают, большими темпами, и потребности в энергетике возрастают. Мы готовы сотрудничать с любой страной. Таких стран в мире очень много».

Большинство экспертов считают заявления российского президента пустой бравадой, направленной, прежде всего, на внутреннюю аудиторию. Несмотря на то, что Россия, действительно, обладает большим количеством энергоресурсов, создание соответствующей инфраструктуры, которая позволит перенаправить потоки нефти и газа на Восток, займет годы, не говоря уже о финансовой стороне вопроса и необходимом оборудовании, производить которое Россия сегодня не в состоянии, а покупать не может из-за санкций. Так что огромные новые рынки, о которых говорит Владимир Путин, отмечают наблюдатели, для россиян сегодня существуют лишь в воображении их лидера.

Подписывайтесь на нас в соцсетях

XS
SM
MD
LG