Accessibility links

Ахра Аристава: «Власть что-то недоговаривает»


Ахра Аристава

Полемика в абхазском обществе вокруг передачи в собственность Российской Федерации госдачи в Пицунде продолжается. Научный сотрудник Института экономики и права Академии наук Абхазии, экономист Ахра Аристава рассказал «Эху Кавказа», что многое в этом вопросе до сих пор остается неясным.

– Ахра, Telegram-каналы публикуют ваш пост, в котором вы даете оценку нынешней ситуации, связанной с отчуждением части территории Пицунды. Вы приводите в пример Исландию и Грецию. Как эти примеры связаны с Абхазией?

Если бы все это время власть занималась реформами, у нас бюджет был бы гораздо больше

– Я их привел как пример некомпетентности правительств и неуемных аппетитов чиновников. Правительства столкнулись с тем, что у них не было возможности выплачивать внутренние и внешние долги. Все это похоже, потому что у нас тоже не хватает денег. Об этом говорил премьер-министр, он сказал, что 4 млрд рублей не хватает плюс к тому, что есть. И президент сказал, что мы слишком много просим у России. Мой пост посвящен тому, что, если бы все это время власть занималась реформами, у нас бюджет был бы гораздо больше.

please wait

No media source currently available

0:00 0:16:04 0:00

– А как эта история связана с Пицундой?

Сейчас наша власть готова отдать активы народа иностранным инвестором либо иностранному государству, не называя стоимости активов, не предоставляя народу план конкретного развития того или иного объекта или сценария развития

– На территории пицундской госдачи есть собственность, которая принадлежит абхазскому народу, и никто не знает, сколько она стоит, какое это имущество? То же самое и с аэропортом. Мы ни разу не услышали, какова стоимость его активов, а это активы народа, мы должны знать, сколько это стоит. Или сколько стоит та энергетика, которая у нас есть. Если бы были проведены реформы, реформа бухгалтерского учета, а мы живем по советскому бухгалтерскому учету, в котором активы отражаются по остаточной стоимости двадцатилетней или тридцатилетней давности. Мы не учредили аудиторскую палату независимых бухгалтеров и независимой экспертизы, мы не провели реформу в области цифровизации, борьбы с коррупцией и с организованной преступностью – все эти вопросы взаимосвязаны. Если бы эти реформы были проведены, сегодня состояние экономики и состояние бюджета соответствовало бы национальной безопасности, и нам хватало бы денег на текущие расходы. Но из-за того, что не было реформ, сейчас наша власть готова отдать активы народа иностранным инвестором либо иностранному государству, не называя стоимости активов, не предоставляя народу план конкретного развития того или иного объекта или сценария развития. Все делается скрытно от народа, даже план гармонизации (законодательств России и Абхазии). На встрече с президентом в Общественной палате Роман Кочарава (член палаты, предприниматель) просил: пожалуйста, расскажите нам заранее план гармонизации, особенно в сфере экономики. Тишина! Это советский стиль. Он не вписывается в стандарты демократии и нормы, которые прописаны в нашей Конституции, в наших традициях. В итоге мы получаем социально-политическую напряженность в обществе.

– Мы все сейчас говорим о госдаче в Пицунде, а что это за объект? Вы могли бы его описать? Это какой-то имущественный комплекс? Вы можете что-то сказать об этом, вы были там когда-нибудь, видели этот объект?

Мы не знаем, сколько денег хочет вложить туда Россия, может быть, они просто сделают косметический ремонт, а, может быть, они вложат туда миллиард долларов. И потом наши внуки обязаны будут выплачивать эти долги

– Нет, я ни разу внутри объекта не был. Он был построен для руководителей советского государства. Естественно, там большое количество имущества и зданий, я уверен, дорогостоящих, и, скорее всего, там есть подземные коммуникации, то есть объект имеет большую стоимость и сейчас принадлежит нашему народу. Основная претензия к специалистам и юристам в связи с подписанным соглашением, которое хотят ратифицировать: вот сейчас у нас есть имущество – пицундская госдача, которая вместе с землей принадлежит абхазскому народу, а подписанное соглашение подразумевает, что все, что вложит Российская Федерация в этот объект, будет принадлежать Российской Федерации даже в случае расторжения соглашения, и мы по факту можем получить большой долг перед Российской Федерацией. И еще один важный момент, который пока ни один человек не озвучил: Российская Федерация изменила Конституцию, теперь в России верховенство национального законодательства над международным. А наше правительство подписало соглашение о том, что решения российских судов должны исполняться в Республике Абхазия. Это значит, что даже если возникнет такая ситуация, что соглашение может быть расторгнуто, ФСО (Федеральная служба охраны) может подать в России в суд, и мы столкнемся с обязательством выплатить эти долги. Еще один вопрос: мы не знаем, сколько денег хочет вложить туда Россия, может быть, они просто сделают косметический ремонт, а, может быть, они вложат туда миллиард долларов – это все-таки огромная держава. И потом наши внуки по ныне действующему соглашению обязаны будут выплачивать эти долги, ведь в России может возникнуть такая ситуация, что когда-то придет президент и скажет, а зачем нам столько госдач, давайте мы от нее откажемся. Я вижу, что у представителей власти или политических деятелей, поддерживающих власть, коммерческий подход, они бизнесменам раздают объекты, землю и все прочее. Но здесь некоммерческая ситуация, потому что объект не будет использоваться в коммерческих целях. Этот объект будет использоваться в государственных целях и если это государственный подход и Россия обратилась с такой просьбой, не мы обратились к руководству России, по крайней мере, нам так говорят, что им эта дача нужна, то мы вправе поставить вопрос о том, что в случае расторжения договора вся собственность безвозмездно переходит в собственность Республики Абхазия, я имею в виду то, что они туда вложили.

– В связи с тем, что вы сказали, возникают два вопроса: один вопрос – это остаточная стоимость объекта, будет ли она входить в тот долг, который может образоваться? И второй вопрос: что будет в том случае, если Россия никогда не откажется от этой территории? Зачем им отказываться, замечательная территория на берегу моря с участком акватории…

Это называется «попытка манипулировать обществом». Аргументы должны заключаться в ответе на вопрос, где выгода? А выгоду никто не видит, все видят только одни убытки

– Вот эти последствия, о которых вы говорите, не продуманы. И я связываю это с тем, что глава государства в качестве аргумента сказал, что мы очень много просим у России. В межгосударственных отношениях это не аргумент, когда ты принимаешь решение по собственности народа. Второе – это манера пугать людей, в политологии есть такой термин «манипулировать», когда ты вместо аргументов пугаешь людей, например, говоришь, что российская армия тебя защищать перестанет или пенсии выплачивать перестанут. Это называется «попытка манипулировать обществом». Аргументы должны заключаться в ответе на вопрос, где выгода? А выгоду никто не видит, все видят только одни убытки. Имущество имеет стоимость, но нам ее не говорят и хотят это имущество подарить по подписанному соглашению. Мы, оказывается, богатая страна, что готовы такие подарки делать. Власть избирают для того, чтобы приумножить богатство народа, а не раздавать налево и направо, не объясняя, какую пользу это принесет.

– Ахра, сегодня достаточно много в публичном пространстве мы слышим аргументов противников ратификации соглашения по Пицунде, а как, по-вашему, в чем пытаются убедить народ Абхазии сторонники этого соглашения? Чем они руководствуются?

– Аргументов, кроме попыток манипулировать, я не вижу. Выгоды нет абсолютно никакой. Ради чего народ Абхазии должен расстаться со своей собственностью, – ни одного аргумента не приведено. Я считаю, что власть что-то не договаривает, я уверен в том, что те просьбы, о которых говорил президент Республики Абхазия, надо озвучить. Правительство Абхазии допустило долги по перетоку (электроэнергии), президент Абхазии сказал, что их спишут, если мы поменяем законодательство по энергетике, то есть, если мы туда пустим инвесторов. Я уверен, что здесь тоже возникли или могут возникнуть какие-то неотвратимые бюджетные обязательства, и у нашего правительства будет не хватать средств на те или иные цели для функционирования нашего государства. Опять же это все последствия отсутствия реформ. Если бы с первого дня, засучив рукава, правительство занималось необходимыми стране реформами и борьба была бы с оргпреступностью, с коррупцией, с теневой экономикой, с контрабандой, с неучтенной экономикой, у нас сегодня была бы другая ситуация и, может быть, нам вообще не пришлось бы просить денег. И вина в этом прямая правительства – за бездействие.

– Сторонники соглашения говорят о том, что оно принесет народу Абхазии благо. Когда они об этом говорят, вы понимаете, что они имеют в виду?

Почему мы все должны передать 100% в руки инвестора? Народ возмущается и не понимает эту политику, потому что ни один чиновник, который подписывал вот такие соглашения, ни свой дом, ни свою квартиру бесплатно и безвозмездно никому не отдаст

– Я не понимаю. Согласно нашему законодательству, если речь идет об инвесторах, инвесторов у нас готовы привлечь в аэропорт, в энергетику, в форелевое хозяйство и в другие объекты. Согласно законодательству, там просто сплошные льготы, восемь-десять лет народ не получит ничего. Единственный аргумент – это рабочие места, но он тоже не является чем-то значительным, так как озвученные зарплаты в 30 000-40 000 рублей не смогут обеспечить достойный уровень жизни гражданину, который согласится на такую работу. Что касается того, как распоряжается власть имуществом народа, это не соответствует никаким рыночным стандартам. Например, возьмем аэропорт. Для того, чтобы осуществить проект в пользу народа, должна быть определена его рыночная стоимость. У нас есть взлетная полоса, она стоит огромное количество денег, есть какие-то коммуникации, которые можно использовать, даже земля, которая не продается, имеет стоимость. Почему этим активом нельзя войти и создать совместное предприятие, которое будет приносить доход и через долю государства в пользу народа будет увеличивать бюджет? Почему мы все должны передать 100% в руки инвестора? Народ возмущается и не понимает эту политику, потому что ни один чиновник, который подписывал вот такие соглашения, ни свой дом, ни свою квартиру бесплатно и безвозмездно никому не отдаст. Не то что дом, он даже холодильник в нем не отдаст, лампочку не отдаст, потому что у нее есть цена, которую он заплатил. И у нашего государства все, что принадлежит народу, тоже имеет цену, и народ эту цену заплатил.

– Ахра, когда вы говорите о том, что инвестиции не дадут никакого реального дохода в бюджет, потому что очень много льгот, что вы имеете в виду?

– Пожалуйста, есть закон об инвестиционной деятельности. В 2013 году, когда президентом был Александр Золотинскович Анкваб, правительство Леонида Лакербая его разработало. Там просто сплошные льготы при инвестициях свыше одного миллиона долларов. Налог на прибыль не будет уплачиваться, налог на имущество тоже – какая выгода? Ну, будет объект работать, и прибыль будет выводиться из страны через капитал, а во-вторых, проводя такую политику бездумную, я считаю, что она бездумная, нужно привлекать специалистов из финансового сектора. Я уверен в том, что финансовый сектор не давал заключение. Что такое иностранная инвестиция? У вас возникает внешний долг, есть такое понятие «платежный баланс страны», и пока вот этот долг вы не отдадите, платежный баланс будет отрицательный. А отрицательный платежный баланс тоже влияет на качественные инвестиции.

Кстати, главный лозунг действующей власти был – реформы и борьба с преступностью, с коррупцией, но она ничего не реализовала, наоборот, это правительство оказало колоссальное сопротивление, когда вступил в силу закон о декларировании доходов. То есть правительство своими действиями посеяло недоверие к своей политике.

– Когда говорят о том, что этот комплекс госдач в Пицунде даст стране инвестиции, что имеют в виду под инвестициями?

Власть должна сказать народу правду о том, что они попросили у Российской Федерации в плане дополнительного финансирования

– Это говорил посол Российской Федерации. Он дословно сказал, что это повлияет по принципу взаимности на последующие решения, которые будет принимать Российская Федерация. Я поэтому говорил, что власть должна сказать народу правду о том, что они попросили у Российской Федерации в плане дополнительного финансирования, потому что стандартное текущее финансирование, как сказал посол, оно как было, так и будет. Скорее всего, речь идет о дополнительном финансировании, которое официально не озвучено, но мы приблизительно знаем, что они попросили деньги на дополнительное бюджетное финансирование, попросили деньги на кредиты, которые тоже совершенно скрытно и тайно от народа почему-то распределяются или уже распределили.

– Ахра, вы сейчас упомянули кредиты. Эти деньги уже были получены и у вас есть информация о том, что кредиты уже давались людям?

Каждый шаг правительства – втайне от народа. И они довели ситуацию до того, что даже если они что-то хорошее захотят сделать, им люди уже не поверят

– Есть озвученная информация о том, что абхазское правительство попросило, по-моему, на сумму до десяти миллиардов рублей выделить кредиты по программе льготного кредитования, которая была подписана с российскими банками и с Российской Федерацией, и есть информация, тоже официально озвученная, что Министерством экономики были отобраны претенденты на кредиты и посланы в Москву. Это вся информация, которая была озвучена правительством. Процедура отбора, подачи заявки, доступ к этим кредитам – все это втайне от народа. Каждый шаг правительства – втайне от народа. В Абхазии если власть хочет себе навредить, то она поступает именно таким образом. И они довели ситуацию до того, что даже если они что-то хорошее захотят сделать, им люди уже не поверят. В советские времена руководители Абхазии ездили по селам, пытались народу объяснить, какую политику они проводят, и как-то пытались ее шлифовать под реакцию народа. А сейчас мы что слышим? Власть выбрали, пусть она и занимается. Ну, извините меня, власть выбрали с конкретными обещаниями, и народ дал полномочия на те политические обещания, которые звучали. Когда были выборы, о том, что будут стопроцентно отдаваться в пользование огромные земельные участки, будет дариться государственная собственность или будет полная либерализация в сфере экономики, это же не звучало?! И у меня большие сомнения, что с такой повесткой кого-то бы выбрали…

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG