Accessibility links

«Хватит, Алан Эдуардович!»


Тамара Меаракишвили

Новые югоосетинские власти намерены продолжить уголовное преследование гражданской активистки Тамары Меаракишвили. На сей раз якобы за незаконное приобретение югоосетинского паспорта. Ее дело уже четырежды разваливалось в югоосетинских судах в связи с отсутствием события преступления. По оценкам адвокатов, та же участь ждет и это обвинение.

Прокуратура не намерена отказываться от уголовного преследования Тамары Меаракишвили. Об этом в телефонном разговоре ей сообщило должностное лицо из прокуратуры, занимающееся ее делом (гражданская активистка не сообщает его имя, так как разговор был неофициальным). Со слов представителя прокуратуры ей еще предстоит общение со следователем, то есть речь идет не просто о возвращении дела в суд, но и о новом расследовании.

Из трех противоправных действий, в совершении которых прокуратура обвинила активистку в августе 2017 года, одно окончательно отпало. 17 января 2020 Коллегия Верховного суда Южной Осетии сняла с Тамары Меаракишвили обвинения за клевету на партию власти «Единая Осетия». Коллегия обязала генпрокурора убрать из дела эпизоды, связанные с клеветой, и вернуть дело в суд для дальнейшего рассмотрения. Но более двух лет прокуратура затягивала с исполнением этого решения.

please wait

No media source currently available

0:00 0:06:46 0:00

В бытность президентом Бибилова следователи, осознавая бесперспективность дела, уговаривали Меаракишвили закрыть дело за истечением срока давности якобы совершенного ею преступления. Тогда гражданская активистка не согласилась. После избрания Алана Гаглоева президентом появилась надежда на торжество закона. Но, увы, говорит Тамара, как ей сообщили, из двух оставшихся обвинений прокуратура снимает лишь одно, по ст. 327 ч. 3 УК РФ – «использование заведомо ложного документа», коим следствие изначально считало заявление Тамары в МВД об отказе от грузинского гражданства.

По третьему же обвинению преследование будет продолжено. Речь идет о незаконном приобретении югоосетинского паспорта (ст. 324 УК РФ). Якобы Тамара получила его в нарушение закона, так и не отказавшись от грузинского подданства. Говорит Тамара Меаракишвили:

«Они обвиняют меня в незаконном приобретении паспорта. Незаконном приобретении от кого? Я же его не на базаре купила. Мне его не за взятку дали. Я обратилась в официальные органы власти, заплатила госпошлину. Мои документы проверяли в КГБ и МВД, по итогам проверки дали мне паспорт и официально поздравили с получением гражданства. Где там незаконное приобретение паспорта? Я получила законно, а если мне кто-то незаконно выдал документ, то пусть он или она и отвечают».

По оценкам адвокатов, в разное время представлявших интересы Меаракишвили, с юридической точки зрения обвинение бесперспективно. Следствие не имеет возможности установить, является ли обнаруженная при обыске у Тамары «пирадоба» действующим документом или сувениром, оставленным на память о былом гражданстве.

А с другой стороны, считает Тамара, эта история полна цинизма. В Южной Осетии, несмотря на формальные запреты, существует учет лиц с двойным гражданством. Без двух паспортов районная администрация не пускает жителей района на учебу или лечение в Грузию. Примечательна процедура разрешения: документы собирают в Ленингоре, потом их направляют на утверждение в администрацию президента республики, где также проверяют на обязательное наличие двух гражданств.

Гражданская активистка говорит, что эти запреты не для всех: главный бухгалтер района ездит в Грузию, и ничего страшного пока не случилось.

За что не зарегистрировали нынешнего главу Ленингорского района в качестве кандидата на прошлых парламентских выборах? По той же причине – ЦИК придрался к его второму грузинскому гражданству. Продолжает Тамара Меаракишвили:

«Если у прокуратуры действительно есть интерес, пусть проверят на пунктах пересечения, по каким документам люди пресекают границу. Из восьмидесяти человек, которые вместе со мной получили паспорт (в моем деле есть этот список, представленный милицией), примерно двадцать живет в республике, остальные шестьдесят – в Церовани. С какими документами они там живут? С югоосетинским паспортом?! С какими документами пересекают грузинский пост, когда едут сюда за югоосетинскими пенсиями, эти беженцы из Южной Осетии? А их немало – в июне четыре миллиона рублей забрали пенсионеры из Церовани».

Всего обладателей одновременно югоосетинского и грузинского гражданства около восьми тысяч. Из них менее двух тысяч живет в Ленингорском районе, остальные – в Церовани. С тех пор, как Ленингор перешел под юрисдикцию Цхинвала, из этих восьми тысяч только Меаракишвили подверглась преследованию по обвинению в незаконном приобретении гражданства:

«Цель моего задержания и уголовного дела, которое длится вот уже шесть лет, – наказать меня за мою активность, за гражданскую позицию.

– Но к этому преследованию, организованному прежним режимом, нынешние власти отношения не имеют. Почему бы им не прекратить это, тем более что президент Гаглоев и его соратники в парламенте сами пострадали от именно таких преследований?

– Хотят сохранить лицо прокуратуре. Все-таки шесть лет дело лепили, и теперь им надо сказать, что это преследование не было незаконным, дескать, там были доказательства вины, и еще долго мучить меня. Не менее важная причина: у меня тогда будет право на реабилитацию. Они этого не хотят. Мне сказали надежные люди: «Если тебя оправдать, то ты потом будешь иметь претензии на реабилитацию, а это миллионы. Лучше тебя оставить обвиняемой… Но с меня довольно. Ни в каких судебных процессах я больше участвовать не собираюсь. Хватит, Алан Эдуардович!»

Политический обозреватель Руслан Тотров напоминает, что президента привел к власти именно запрос югоосетинского общества на законность. Запрос на универсальное, а не избирательное право, говорит Руслан Тотров:

«Я бы вот на что хотел обратить внимание: одним из главных предвыборных постулатов президента и его соратников было заявление, что отныне все будет исключительно по закону, и в том числе серьезные, решительные меры будут предприниматься, если это необходимо, для восстановления справедливости в той или иной сфере. Однако в последние даже не недели, кажется, а уже месяцы мы можем наблюдать некую избирательность в этих телодвижениях, и пример Георгия Кабисова или Тамары Меаракишвили замечательное тому подтверждение. А с другой стороны, мы видим, что на сегодняшний день в государстве Алания не просто не медийный президент, я чуть дальше еще пойду – очень неактивный президент. Потому что президента Гаглоева в медийном пространстве просто нет в сравнении с его предшественниками. Надо еще сказать: создается ощущение, что президенту не просто некогда, но еще и нечего сказать по большинству вопросов».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Подписывайтесь на нас в соцсетях

  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

XS
SM
MD
LG