Accessibility links

Эрик Рштуни: «В два раза больше населения проживало в Сухуме, и жилищный фонд был»


Эрик Рштуни

На днях в Сухуме на площади Свободы собрались люди, которые ожидают своей очереди на получение от правительства средств, выделяемых на приобретение жилья. С участниками митинга встретились депутаты парламента и политики. В том числе депутат и член жилищной комиссии при кабинете министров Абхазии Эрик Рштуни. Он рассказал «Эху Кавказа» о том, что вывело людей на площадь, и о задачах, которые решает комиссия.

– Эрик, с какими проблемами люди вышли на этот митинг?

– Многие люди не имеют своего жилья. Собралась инициативная группа, там разные категории, кстати, были представлены: молодые семьи, многодетные, семьи погибших, инвалиды, то есть социально уязвимые категории граждан, которые пришли заявить об этом. Мы посчитали нужным прийти, какую-то разъяснительную работу провести, тем более что лично я вхожу в жилищную комиссию, и я постарался объяснить, как работает эта комиссия.

– Для чего была создана эта комиссия, чем она занимается?

В 2022 году бюджет жилищной программы составлял 40 млн рублей. Это очень маленькие средства, на самом деле

– Это комиссия при кабинете министров. От парламента в нее делегированы трое депутатов. В комиссии 11 человек, там есть представители Общественной палаты и благотворительных организаций. В программу приобретения жилья попадают определенные категории граждан, в первую очередь это семьи погибших, инвалиды первой группы, многодетные семьи, сироты, много категорий, которым выделяются определенные средства. В 2022 году мы рассмотрели около 150 заявлений. Бывает такое, что кто-то отсеивается, комиссия создана для того, чтобы эти вопросы прорабатывать. По заявлению выезжают на место, смотрят на общую ситуацию, делают запрос в администрацию города или села о наличии жилья у заявителя. Соответственно, если подтверждается, что у заявителя нет жилья, то это заявление рассматривают, и принимают решение. В 2022 году бюджет жилищной программы составлял 40 млн рублей. Это очень маленькие средства, на самом деле.

– Насколько я понимаю, речь идет о покупке квартир для тех категорий граждан, которые вы обозначили. Сколько квартир удалось приобрести в прошлом году?

– Выдается сертификат на определенную сумму, минимум составляет 500 тысяч рублей. Если есть дети, то дополнительно на детей выделяют по 100 тысяч рублей. До миллиона рублей выделяется, но миллион рублей это – потолок.

– На эту сумму можно сегодня в Абхазии купить квартиру для семьи?

– 2022 год нам показал, что этой суммы уже недостаточно. Но миллион рублей не все же люди получали, были и те, кто 500 тысяч получал. Мы же не говорим только о приобретении жилья в столице, в городе Сухуме. Человек на эту сумму, в принципе, может приобрести жилье где-то в восточной стороне, в том же селе. Эта сумма, на мой взгляд, на сегодняшний день мизерная, но все те люди, которые получили этот сертификат, я сейчас точно вам сказать не смогу, но процентов девяносто из них жилье приобрели.

– У жилищной комиссии есть база данных? И сколько в ней людей, которые ожидают получения сертификатов на жилье?

Мы хотели бы, чтобы эта программа и больше была увеличена, хотя бы до 100 млн рублей, но такой возможности не было

– На 2023 год у нас нерассмотренных еще 413 заявлений. Сумма в бюджете на 2023 год по жилищной программе увеличилась на 20 млн рублей и составляет 60 млн рублей. Мы в парламенте постарались 20 млн добавить на эту программу. Мы хотели бы, чтобы эта программа и больше была увеличена, хотя бы до 100 млн рублей, но такой возможности не было. На 2023 год увеличили на 200 тысяч рублей и размер минимального сертификата, сделали его на 700 тысяч рублей.

– Во время митинга на площади какие требования были у людей?

– Говорили о том, что распределение происходит несправедливо. Я, честно говоря, этого не видел от коллег и тех людей, которые там присутствуют, тем более что в комиссии собраны разные люди. Сказать, что что-то было не по приоритету или работа велась не по справедливости и кому-то что-то раздавалось, – это какие-то досужие разговоры, наверное. Но люди проявили инициативу, и мы их услышали. Они попросили, чтобы от них кто-то был делегирован именно в эту комиссию. Я могу со своей стороны походатайствовать об этом. Но это программа Министерства соцобеспечения, это к кабинету министров относится, надо будет эти вопросы задавать непосредственно министру и его руководителю, премьер-министру, чтобы в эту комиссию включили одного человека из инициативной группы, и они воочию увидели, каким образом строится ее работа.

– На ваш взгляд, есть какая-то перспектива или какая-то возможность ипотеки на жилье для граждан Абхазии?

Была программа по невозвратному кредитованию или с каким-то определенным процентом. Но этот процент не возвращался. Столкнулись с этим и поняли, что это очень проблематично, поэтому программу приостановили

– На этом митинге поднимался вопрос об ипотеке. Какие-то наработки по этому поводу уже есть. В 2019 году, по-моему, или даже ранее, была программа по невозвратному кредитованию или с каким-то определенным процентом. Но этот процент не возвращался. Столкнулись с этим и поняли, что это очень проблематично, поэтому программу приостановили. В то время, когда ипотечное кредитование было, у нас не было службы судебных исполнителей и судебных приставов, соответственно, повлиять на эти процессы возможности не имели. Но с учетом того, что это направление у нас появилось, я думаю, что оно облегчит некоторые задачи по возврату того же ипотечного кредита, то есть, если работа в этом направлении будет вестись, я думаю, что мы к чему-то определенному придем и какой-то результат увидим.

– Люди говорят и пишут о том, что в Абхазии очень много пустующих квартир. Есть жилой фонд, в котором нет порядка и нет справедливости в том, как он был распределен после войны. Вы видите какую-то возможность отрегулировать этот вопрос, навести какой-то порядок и изыскать какие-то возможности?

– Это все-таки вопрос исполнительной власти в первую очередь. Да, в послевоенное время у некоторых людей и по три, и по пять квартир, наверное, осталось. Это отрегулировать практически невозможно, потому что за это время они, я думаю, их оформляли, и сегодня у них существуют законные права. Что касается жилищного фонда, на мой взгляд, необходимо провести его инвентаризацию, чтобы понять, есть он у нас или его нет. Вот этим должны озадачиться, конечно, администрации городов и районов. В довоенное время, я по городу Сухуму скажу, я в свое время был депутатом городского собрания, в два раза больше населения проживало в Сухуме, и жилищный фонд был. И было жилье, которое распределялось по определенной программе даже молодым семьям. В два раза меньше у нас сегодня проживающих людей, но жилищного фонда вообще нет. Сегодня у кого-то что-то забрать и кому-то отдать уже невозможно, тут возникают какие-то коммерческие взаимоотношения, и государство в этом участвовать, я думаю, не может.

Людям надо дать аргументированный ответ, чтобы человек знал, надеяться ему или нет. А ждать десятилетиями, терпение, конечно, лопнет. Вот люди и выходят на площадь

В то же время, если сделать инвентаризацию и понять, что, ну, нет у нас жилищного фонда, его же можно построить, например, для молодых семей, мы же для своих граждан стараемся. Надо ежегодно ставить для себя какие-то задачи и решать их. Думаю, через какое-то определенное время мы на это выйдем. Должна быть долгосрочная программа, надо этим заниматься. Вы видите, люди стали выходить на митинги, это говорит о многом. Они уже устали от того, что ничего не происходит. Некоторые из тех, кто вышел на митинг, говорили, что их заявления лежат уже десятилетия. Человек заявление подает, когда у него дети несовершеннолетние, и он под определенную категорию подходит. А через десять лет дети становятся совершеннолетними, и он уже под эту категорию не подходит. Заявления должны рассматриваться, раз такая программа существует. Людям надо дать аргументированный ответ, чтобы человек знал, надеяться ему или нет. А ждать десятилетиями, терпение, конечно, лопнет. Вот люди и выходят на площадь и говорят, чтобы их услышали, и говорят громко об этом.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Форум

XS
SM
MD
LG