Accessibility links

Асида Бутба: «Художники могут высказываться через архивы»


Куратор выставки Асида Бутба

В Сухуме на культурной площадке «Склад» открылась выставка «Возвращаясь к архивам». Она проходит в рамках выставочной программы «Процессы», которую поддержал Общественный фонд развития «Амшра». На ней представлены работы художников, которые пытаются осмыслить тему памяти и личного архива. О выставке рассказывает ее куратор Асида Бутба.

Елена Заводская: Асида, расскажи, пожалуйста, что у вас за выставка сейчас проходит?

Асида Бутба: Выставка называется «Возвращаясь к архивам». Это уже третья наша выставка по архивной тематике. Первая была мемориалом сожженному в 1992 году архиву, вторая – про утерянные свидетельства махаджиров, которые уехали 150 лет назад, и у которых не осталось вещей, связывающих их с Абхазией, но они чувствуют свою культурную идентичность. Нынешняя выставка больше про то, как архивы стали художественным языком в искусстве ХХ века.

Е. З.: А как архивы стали художественным языком в искусстве и культуре ХХ века?

Асида Бутба: «Художники могут высказываться через архивы»
please wait

No media source currently available

0:00 0:08:02 0:00
Скачать

А. Б.: Если говорить своими словами, то в концептуальном искусстве язык архивов стал играть достаточно важную роль в раскрытии очень большого спектра тем, например, можно говорить о памяти, об идентичности и так далее. Очень многое делается через архивы, через работу с найденными свидетельствами или с собственными воспоминаниями художников. Художники могут высказываться через архивы о политике, о властных структурах. Что делал, например, Кристиан Болтанский: у него была инсталляция в Рейхстаге, где на множестве ящичков были написаны имена немецких парламентариев, и среди этих имен пряталось имя «Гитлер», который прошел через такую же демократическую процедуру, как и все остальные. И понятно, что здесь нужен был язык серийности, чтобы показать, как одна и та же процедура может привести к власти даже такого человека, как Гитлер.

Е. З.: Асида, что вы показываете публике на вашей выставке?

А. Б.: Мы постарались собрать художников, которые работают с языком архивов или в которых я увидела какой-то архивный аспект. Мы также устроили библиотеку на столах в центре выставки, здесь у каждого художника есть номерок, который отсылает в библиотеку, и таким образом мы создаем связь. Мне кажется, что нам этого очень не хватает, у нас мало возможностей видеть мировое искусство, а на самом деле все эти связки работают очень четко. Для восприятия тех ростков, которые могут у нас возникнуть, или для восприятия тех людей, которые сегодня работают в Сухуме, довольно важно понимать мировую практику и связывать эти вещи в своей голове.

Е. З.: Какие художники у вас представлены? Дайте небольшую характеристику каждому из них.

А. Б.: Художница, на работу которой я прямо сейчас смотрю, это Лилит Матевосян из Сочи. И она показывает здесь фотографический проект, который связан с ее семейными фотографиями, с ее детством. Это ее личный семейный архив. Важно для понимания, что архив – это все-таки не здание с бумагами, это большое и глубокое понятие, с которым работают художники и философы. Здесь мы можем говорить о том, что для Лилит современное восприятие Армении и того места, куда она едет, чтобы посмотреть на свою родину, преломляется через призму ее детских фотографий, историей, которые она слышит от своих родственников. Проект о том, что случается внутри человека, когда у него есть семейная детская идиллия, этот рай, который был в детстве. И человек предпринимает путешествие по мотивам этого рая в своей голове.

Работы Антона Очирова
Работы Антона Очирова

Другой художник – это Антон Очиров, здесь очень интересные работы, он сделал большой шаг в осмыслении травматического военного опыта. Здесь есть живопись и есть инсталляция, которая очень обогащает эту работу, придает ей дополнительный смысл. Для него это еще и возвращение к живописи через долгое отсутствие практики. Образы, с которыми он работает, это образы из коллективной памяти, фотографии, которые циркулируют по интернету. Архивные фотографии, которые очень многим жителям Абхазии знакомы, он трансформирует в некую свою историю.

Здесь есть две работы, дополняющие друг друга. Это – Константин Грецов и Татьяна Ергунова. Они сделаны на основе кадров, снятых в поселке Акармара, он находится недалеко от Ткуарчала, в нем почти никто не живет, все квартиры остались в таком же состоянии, в каком их бросили люди двадцать пять лет тому назад. Ты заходишь внутрь этих квартир и оказываешься как бы в живой капсуле времени, к которой можно обратиться при отсутствии привнесенных вещей.

Фрагмент панно Адгура Ампара
Фрагмент панно Адгура Ампара

Есть замечательное панно Адгура Ампара, оно составлено из рисунков, которые он делал ежедневно на протяжении нескольких лет. Адгур говорит об этих рисунках, как о документе психического состояния.

И есть архив файлов Архипа Лабахуа. Обычно художники показывают то, что получилось, а вот Архип Лабахуа показывает то, что не получилось, делая зрителя свидетелем и художественного процесса, и сомнений, и уязвимых ситуаций, а также понимания того, что архив – это еще и потенциал. У каждого художника и у многих людей есть большое количество несделанных вещей. Для художников – это вообще нормально: наряду с тем, что ты сделал, есть много всего того, что ты начал и не сделал. Такой архив роящихся возможностей: если бы я сделал это, мир был бы немножко другой.

Нереализованные проекты Архипа Лабахуа
Нереализованные проекты Архипа Лабахуа

Е. З.: Почему вы обратились к теме архивов и почему вы ее продолжаете? Чем она для вас интересна?

А. Б.: Хороший вопрос. Иногда так бывает с какими-то вещами, которые продолжаешь уже давно, ты перестаешь понимать, почему они такие само собой разумеющиеся. Ну, конечно, это очень интересно. Здесь много связей возникает. Первым посылом была выставка Арона Россмана-Кисса «Память. Без названия», с которой мы начали два года тому назад тему уничтожения архивов и попытки уничтожения некой памяти. И память ли это? И может ли она быть уничтожена? С одной стороны, мы решили начать делать проект с местными художниками об этом, а с другой стороны, хотелось сделать так, чтобы работы тех, кто сегодня их делает в Абхазии, не были бы изолированы, поэтому мне было важно привнести возможность диалога и полемики с искусством XX века.

Е. З.: Как реагирует публика, наши художники, наша молодежь на эту тему, на эту выставку?

А. Б.: Тоже сложный вопрос, потому что я не могу никому залезть в голову… Для меня – это была попытка сделать тематическую выставку, и мне есть, что о ней рассказать, поэтому мы проводим экскурсии для людей, которые приходят. И мне кажется, что эти экскурсии довольно хорошо работают. Так людям гораздо легче воспринимать язык современного искусства, потому что какие-то вещи, которые очевидны для одного человека, который воспринимает их прямо и быстро, другой не привык воспринимать. Это дает возможность разговора с каждым индивидуально, помогает оценить, что понимают или не понимают люди, какие у них возникают вопросы. Мне кажется, что личная коммуникация здесь очень важна. Но в целом восприятие выставки, по-моему, было хорошее. И еще, я бы хотела сказать, что выставка не является какой-то законченной историей. Когда выставка делается, помимо того, что на нее попадает, есть также много того, что на нее не попало. У таких вещей должно быть продолжение, невозможно говорить о чем-то как о тотальном высказывании: что-то сделал – и все, тема закрыта. На самом деле она далеко не закрыта, она только открывается...

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG