Accessibility links

«Хотелось бы, чтобы все-таки человек был защищенный социально и во всех сферах»


– На ваш взгляд, ситуация с правами человека меняется в Абхазии или нет?

Александр Алавердян, руководитель эстрадного ансамбля «Каданс»: Очень много неопределенности. Что такое права человека? Это обыкновенное уважение людей друг к другу. Будет уважение старшего поколения к молодому поколению, взаимное уважение, не одностороннее, тогда все будет в порядке. Тогда мы никогда не будем спрашивать, есть права у человека или нет? Они будут, потому что главное - уважать права друг друга.

Лана Чкадуа: Я считаю, что на сегодняшний день не все права человека в полной мере реализуются в Абхазии, к большому нашему сожалению. Однако работа в этом направлении проводится разными общественными организациями, которые работают в Абхазии при помощи международных организаций в разных сферах, будь то права женщин, будь то права детей или остальные права. Я не могу сказать, что мы не работаем в этом направлении. Однако сегодня у нас много проблем, в частности, право на передвижение. Особенно наша молодежь, которая хочет обучаться за рубежом, к сожалению, лишена этой возможности. Однако будем оптимистами, и будем надеяться на то, что в скором времени эта проблема будет решена совместно нашими властными структурами и общественными организациями.

Скачать

Гена: По некоторым статьям – да, по некоторым – нет. Поэтому надо всегда смотреть более обширно, более масштабно. Абхазия уже входит в другие рамки на сегодняшний день, имеются сдвиги в лучшую сторону. Но есть всегда вопросительные, скажем так, определенные знаки, над которыми надо работать.

– Конкретизировать можете?

Гена: Правоохранительные органы, конечно, должны более серьезно в этом плане работать. Генпрокуратура, однозначно. То есть они всегда должны совместно работать. От этих двух структур, однозначно, зависит очень многое. Соответственно, все остальные структуры должны работать сообща.

Белла: В Абхазии, где ментальность выше законодательства, меняться очень долгое время ничего не будет. Традиции намного выше законов, словом, ментальность до того сидит в каждом абхазе, что это распространяется на другие нации тоже почему-то. И законодательство никак не отвечает на реальность, поэтому законодательство всегда позади реальной жизни.

Эсма: Я считаю, что мы пока не находимся на том должном уровне, при котором человек может себя чувствовать защищенным законодательно.

Нина: Думаю, что мы пользуемся правами, у нас проблем нет.

– Ситуация как-то меняется в лучшую сторону?

Нина: Я думаю, что, да, в лучшую сторону. Право на образование – пожалуйста. На медицинское обслуживание – тоже нормальное. Никому не отказали, я считаю, что у нас хорошее медицинское обслуживание, больше внимания, я считаю, от работников медицинского обслуживания, чем где-либо, потому что я бывала в России. Право на образование тоже нормально, доступно всем. В университете учиться, и в школе с учителями можно поговорить.

Лала: Хотелось бы, чтобы все-таки человек был защищенный социально и во всех сферах, во всех отраслях. Стремимся, есть, к чему стремиться. На мой взгляд, пока, наверное, не сильные глобальные перемены, я их пока не замечаю. Но семимильными шагами куда-то стремимся.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG